: Материалы  : Лавка : Библиотека : Суворов :

Адъютант!

: Кавалергарды : Сыск : Курьер : Форум

Сайт переехал! Новый адрес - Подробности

Военный устав 1716 года

Часть 1.

Устав воинский.

 

 

  [2]
БОЖИЕЮ
милостию,
МЫ ПЕТР ПЕРЬВЫЙ,
ЦАРЬ
И САМОДЕРЖЕЦ ВСЕРОССИЙСКИЙ,
и прочая, и прочая, и прочая.

Понеже всем есть известно, коим образом Отец Наш, блаженной и вечнодостойной памяти в 1647 году, начал регулярное войско употреблять, и Устав Воинской издан был. И тако войско в таком добром порядке учреждено было, что славные дела в Польше показаны, и едва не все Польское королевство завоевано было. Также купно, и с Шведами война ведена была. Но потом оное не токмо умножено при растущем в науках свете, но едва и не весьма оставлено; и тако что последовало потом? не точию с регулярными народами, но и с варварами, что ни против кого стоять могли, яко о том свежая еще память есть (что чинилось при Чигирине, и Крымских походах, умалчивая старее) и не только тогда, но и гораздо недавно, как с Турками при Азове, так и с начала сей войны при Нарве. Но потом, когда войско распорядили, то какие великие прогрессы с помощию Вышнего учинили, над каким славным и регулярным народом. И тако всяк может разсудить, что ни от чего иного то последовало, токмо от доброго порядку: ибо все безпорядочной варварской обычай смеху есть достойный, и никакова добра из оного ожидать возможно. Того ради, будучи в сем деле самовидцы обоим, заблаго изобрели сию книгу Воинской Устав учинить, дабы всякой чин знал свою должность, и обязан был своим званием, и неведением не отговаривался; еже чрез собственной Наш труд собрано и умножено. Совершено же в Данциге 1716 году, Марта в 30 день.

Понеже о всем, что принадлежит быть к роте, к баталиону и к целому полку от Салдата даже до Полковника, как о звычайном учении так и всех порядках со изъяснением каждого звания в прочих книгах уже подробну [3] описано. Того для требует порядок зде упоминать о Волунтерах, отчасти же о артилерийских служителях, и ктому принадлежащих припасах и порядках, о кор-де-резерве, о бригаде, о корваланте, о армии, о чинах Генеральских, и оного принадлежащего штабу, о комисариатстве, о Комендатах, и како по долгу каждому служителю наилучшею мерою хранишь всюды Монарха своего интерес, и о всех прочих разных зело потребных поведениях, такожде о всем внимательно и с кратчайшим растолкованием описано, како последует:

 

Глава первая
О ВОЛУНТЕРАХ

Молодые и имущие люди, знатные особы и иные подлые, которые намерены в военном чину пребыть, обретаются при полках и некоторых Офицерах, и в походах и компаниях бывают, дабы они о всех военных экзерцициях, команде и порядках, известиться и по случаю на упалое место, в чин употреблены могли быть. Таковым людям надлежит прилежно всего подробно спрашивать, учиться, и примечать, что примечанию достойного во время кампании случилось; такожде ненадобно им страшливым быть одним самим собою, или с Офицерами, при которых они обретаются (каким партиям с неприятелем и прочим главным акциям) не присутствовать, дабы они знак храбрости своей оказали, и тем у вышних Офицеров, а особливо у генералитета рекомендоваться могли. И хотя они вольные люди суть, и никакова жалованья не получают, и тако оными командировать неможно, однакож потребно есть, чтоб оные себя честно, трезво, умеренно, учтиво и храбро вели и поступали, понеже из их добровольных и непонужденных дел и поступка, легко разсудить, какую пользу и плод, при будущем повышении от его службы уповать можно. Ежели таковые люди не токмо в военных эксерцициях при кавалерии или инфантерии, но и в прочих военных науках, а особливо в артилерии и фортификации обучены, то толь лутче еще могут при некоторых акциях в том себя оказать, и от других, которые в таких науках неискусны, отмениться, и скорее чин получит.
[4] Сей Устав о Волунтерах служит иностранным приезжим. А которые иноземцы родились в России, и шляхетству российскому иной способ не остается в Офицеры происходить, кроме что служить в Гвардии, разве какой особливой указ, для какой причины за подписанием руки Его Величества дан будет.

 

Глава вторая
Что к артилерии
принадлежит офицеров, и прочих вещей и порядков.

Здесь требует порядок, отчасти о артилерии упоминать (которая состоит якобы особливый корпус) из всего оружия и к войне потребных инструментов, а имянно: в пушках, гоубицах, в мортирах с принадлежащими станками, с большими и малыми железными ядрами, и свинцовыми пульками, с большими и малыми гранатами, петардами и мадриль-досками (которые под них ставятся) картечами, и со всеми огнестрельными вещьми, порохом и фитилем, которого почитается на сажень 6 футов, а из 21 сажени состоит бунд, а из 32 бундов один центнер; на каждой день обыкновенно на одного человека, счисляют по 6 футов, или 1 сажени фитилю, которому надлежит гореть 10 цолов. сиречь близ пяди в одном часу, к томуж принадлежит селитра, сера, смола, пенька, веревки, льняное масло и прочия к фейерверку принадлежащие вещи. Такожде возят при артилерии различные инструменты, а именно топоры, пилы, лопатки, кирки, мотыки, деревянные и веревошные лесницы, понтоны, такожде рогатки, бревна, доски и прочее, что надлежит, дабы оным в потребном случае чрез рвы, воды и болоты с понтонами мосты сделать, и перейти возможно было: еже все по размеру войска и намерения, что будущей кампании предприять вознамерено, учреждено имеет быт. Артилерия обыкновенно в поле стоит за полками, или в средине фронта, и получает оная ежедневно обыкновенной от инфантерии караул, которой от оной 50 или 60 шагов впереди стоит. А караулы, которые при оной определены, имеют токмо половину пики или партазан в руках, а отнюдь никакова мушкета или запаленного фитиля, якоже оным имянно приказывается, чтоб никого, ктоб ни был, с зажженым фитилем [5] или с запаленою трубкою табаку к артилерии близко не пускали, дабы от того какое нещастие не произошло.
Оная имеет своих особливых Генералов, Офицеров и различных ремесленных людей, како следует:
Генерал-Фельдцейгмейстер, о котором на своем месте пространно упомянуто будет.
Полковник.
Подполковник.
Обер, то есть вышний – Обер-комисар.
Гауптман глава – Обер-гауптман или Майор.
Штик-гауптман (Капитан)
Шанц- гауптман.
Квартир-мейстер.
Штик-юнкер.
Аудитор.
Полевой священник.
Фелдцейг- вартер.
Обер- фейерверкмейстер.
Обер-вагенмейстер – Вышней обозной.
Унтер-вагенмеистер – Нижней обозной.
Обер-шорной мейстер.
Лекарь.
Лекарской подмастерье.
Писарь от артилерии.
Провиантмейстер.
Цейгдинер (корпорал).
Цейгдинер конный.
Фейерверкер.
Брукенмейстер (или мостовой мастер).
Вегберейтер.
Фуриир.
Цейгшрейбер.
Провиант- писарь.
Фуриир-шиц.
Ложенной мастер (корпорал)
Ложенной мастер.
Цейгдинер пехотной.
Обер кузнечного дела мастер.
Ундер кузнечной мастер.
Кузнечной подмастерье.
Седелной мастер.
Ременный мастер.
Ременный подмастерье.
Коретной мастер.
Коретной подмастерье.
Плотник.
Плотничной подмастерье.
Замошной мастер.
Замошной подмастерье.
Веревошной мастер.
Веревошной подмастерье.
Пороховой сторож.
Вагенбауер (тележной строитель).
[6]
Мясник.
Хлебник.
Мелник.
барабанщик
Шорный писарь
Унтер шорный писарь.
Коновал.
Служитель у шор.
Слуга артилерийской.
Профос с своим штабом.
Хотя Инженеры, подкопщики и петариеры к штабу артилерийскому принадлежат, понеже они в поле с помянутою артилериею маршируют, и у оной стан свой имеют.
Однакож в следующих особливых главах о том упоминаться будет, дабы каждой части, сколько возможно, довольное описание было.
Понеже артилерия яко движимый арсенал и магазин войска есть, того ради принадлежат ко оной многия телеги, палубы и ящики.
В поход марширует определенный к тому караул наперед, потом пиониры (или работники) и плотники с топорами, лопатами и кирками, дабы они все неровные дороги, рвы и болоты, для проходу артилерии, изготовить могли. Потом маршируют вышние Офицеры, а за оными литаврщик с двумя литаврами в коляске. А потом больше пушки, а за оными прочие с Штыкюнкерами, дабы оные на свои определенные пушки надзирание иметь могли, чтоб никакова вреду оным не причинилось. За пушками следуют возы с аммунициею и шанцовыми припасами и понтонами, по порядку, Как Вагенмейстеру артилерии приказано будет, такожде и багаж Офицерской. Когда артилерия марширует, никто да не дерзает без позволения сквозь строй оной итти. В противном случае таковый, которой строй и поход артилерии, и что ко оной принадлежит, помешает, великую вину на себя Наведет.
Вышней и глава артилерии называется Генерал-Фельдценгмейстер, которой от главного или от шефа войска зависит, и должен он полную и подлинную росьпись иметь всем вещам и особам, которые при артилерии обретаются. Такожде надлежит ему знать по намерению Государя своего и состоянию войска, какие и сколько пушек, такожде аммуниции и припасов на весь поход потребно. Такожде надлежит ему знать, когда осада городу предпринята имеет быть, как и где батареи заложить и делать, пушки на оных поставить, стены и валы розбить и разорить, [7] дабы каждой Государь великие иждивения, которые он в том полагает, не всуе употребил.
Генерал-Порутчик и Генерал-Майор при артилерии, имеют оные годны быть чин свой отправлять и наилучшим образом, и во всем прилежание иметь, а обыкновенно Генерал-Фельдцейгмейстер артилериею один командует, и имеет под своею командою прочих так как Генералы при инфантерии по рангам.

 

Глава третия
О ИНЖЕНЕРАХ.

Инженеры обретающиеся при войске, обыкновенно стан свой при артилерии имеют, и с оною маршируют. Каково оных искусство есть, тако оные и определяются, и по своим заслугам жалованье получают. Порядок Инженерам в войске есть следующим образом:
Полковник.
Подполковник.
Майор.
Капитан.
Порутчик.
Прапорщик.
Квартирмейстер.
Фелд-вебель.
Лекарь.
Корпорал.
Эфрейтер.
Рядовые.
Когда Инженер пеше марширует, тогда имеет он ружье свое, мушкет, пистоль и лядунку, и идет в строю како ему от главного артилерии приказано будет, и под его командою оные обретаются. Иногда инженеры имеют некоторые чины при полках, которые долженствуют в потребном случае и по данным указам от Генералитетства такой чин отправлять. Такожде, при войске бывает Генерал-Инженер, который над прочими команду имеет, и оных по случаю наказывает. Или Инженеры и подкопщики принадлежат к команде Генерала-Квартирмейстера, како у каждого войска в том определение есть.

[8][9]- Страницы в оригинальном источнике отсутствовали и были взяты из Полного Собрания Законов 1830 г.и.

Глава четвертая.
О корпусе резерва.

Корпус резерва может при большом войске из многих полков состоять, для прикрытия у артилерии и крыльев, или для сикурса употреблен быть, где неприятельскому нападению наивящше быть чают. Такожде, ежели солдаты (к работе линий, апрошей, редут или батарей некоторых для прикрытия) даны будут, то можно для всякого случая резерв из нескольких командированых в некотором месте поставить, дабы при сильной неприятельской вылазке, оным других секундовать.

 

Глава пятая.
О бригаде.

Бригада при войске называется когда 2 или 3 или более полков под команду единого отданы бывают. И тогда оный, который те полки командует называется Бригадир. Таковые бригады могут конные и пешие быть.

 

Глава шестая.
О кор-воланте.

Кор-волант (легкий корпус) которое либо тако уже было или от великой армии в несколько тысячах нарочно отдеташовано (отделено) бывает и отдается к некоторому делу в команду генералу, либо у неприятеля для пресекания или отнимания пасу, или оному в тыл идти, или в его землю впасть и чинить диверсию. Также корпусы называются кор-волант, который состоит от 6 до 7 тысяч рядовых. И таким способом может оной всюду поворачиваться без тягости, и на неприятельские дела примечать добрым поведением, которой сочиняется не токмо от кавалерии одной, но притом употребляема бывает и инфантерия с легкими пушками, смотря случая и места положения.
А егда бывают малые деташаменты, командированые из полков, либо чинити какой поиск, или наряжены бывают для конвоя, и к таким штандартов, знамен и пушек не дается.

 

Глава седьмая.
О дивизии.

Дивизия есть часть войска, в которой несколько бригад надлежит быть под управлением одного генерала. Сии бывают из кавалерии и инфантерии, или из одной инфантерии или кавалерии, по соизволению вышнего командира. И бывает то непостоянно, ибо прибавляется и умаляется по случаю.

 

Глава восьмая.
О армии и о чинах Генерального штаба и что к тому принадлежит.

Армия сочиняется либо велика или малая, от 10000 до 100000 человек, како именно в старине у Римлян зело великие войски бывали. Но Юлий Цезарь в одном корпусе никогда более 50000 человек не употреблял; притом в таком порядке и прилежном обучении были, что ими мог надежно великие дела творити, о чем из Истории в разных книгах довольно видеть можно. Великую армию в одном месте долго держать никогда позволено быть не может, ради многих причин. А особливо тяжко пропитатися провиантом и фуражем, чрез что иногда происходят несносные дороговизны во всех вещах; однако нужно есть сочинять армию свою, смотря неприятельской силы, или оного намерения, дабы его во всех делах упреждать и всячески искать неприятеля опровергнуть. И аще случится какой город осаждать, тогда надобно людей излишнее число. Ибо есть при таких оказиях, лучше больше, нежели меньше людей; но точию надежнее град запереть и сильнее действовать работою; но случается часто, что надобно отделяти корпус волант, ради прихода и осматривания неприятельской выручки. При такой осадной армии надлежит быть последующим вышним персонам:
Генералиссимус
Генерал-Фельдмаршал
Генерал-Фельдмаршал-Лейтенант
Генерал-Фельдцейхмейстер
Генерал от кавалерии
Генерал от инфантерии
Генерал-Кригс-Комисар [10]
Генерал Лейтенант.
Генерал Майор.
Брегадир.
Оберштер-Кригс-Комисар.
Генерал Квартирмейстер.
Генерал-Квартирмейстер-Лейтенант.
Обер-Квартирмейстер.
Генерал-Штаб-Квартирмейстер.
Генерал Аудитор.
Генерал Аудитор-Лейтенант.
Генерал-Адъютант.
Оберкомисар.
Кригс-Цалмейстер.
Обер полевой Священник.
Обер-Инженер.
Капитан над вожами.
Генерал-Вагенмейстер.
Аптека и полевые Докторы.
Аптекари и лекари, и их должность.
Полевой лазарет.
Чин полевой почты.
Полевой почтмейстер.
Штабс фурьер.
Писарь судебных дел.
Полевой Курьер.
Гоф-Штаб.
Генерал-Гевалдигер (или руморъ-мейстер).
Чин Фискальекой и их должность.
Штаб-Генерал-Профос.
По сим чинам имеют вышеписанные ссобы следующее управлять.

 

Глава девятая
О ГЕНЕРАЛИССИМУСЕ.

Сей чин коронованным главам и великим владеющим Принцам только надлежит, а наипаче тому чье есть войско. В небытии же своем оной, команду дает над всем войском своему Генералу Фельдмаршалу. Либо самовластно по случаю поступать, како он заблаго изобрящет и Государю своему в том ответ дать может. Или с воинским советом (что всегда надлежит чинить) или по данной ему инструкции чинил, и кроме оной он ничего важного с помянутым войском предпринять мог. Но чинил бы прежде о том доношение своему Государю и военному совету, и не получа их в том благоизобретения и позволения, главных дел собою не чинил. Однакож, ежели чего в инструкции и не изображено, а увидит, что надежно возможно авантаж получить, то с воинского совета конечно чинить, и такого случая не пропускать. [11]
Впрочем перьвое главное дело есть, егда Генералиссимус войну предприять хощет, то надлежит иметь попечение военному совету, дабы в пропитании и содержании войска, чрез устроенные порядочные магазейны в способных местах, и во всем такое учреждение учинить, дабы войско не токмо благовремянно во всех потребностях удовольствовать, но дабы оное, елико возможно, достаточно было (и чтоб все войска охотны к службе были) и причины в плохой службе не имели.

 

Глава десятая
О ГЕНЕРАЛ ФЕЛЬДМАРШАЛЕ И О ВСЯКОМ АНШЕФТЕ.

Генерал Фельдмаршал, или Аншефт, есть командующий главный Генерал в войске. Его ордер и повеление в войске должны все почитать, понеже вся армия и настоящее намерение от Государя своего ему вручено. Его чин такой, чтоб был неточию муж великого искусства и храбрости, но и доброго кондувита, (сиречь всякой годности) которого 6ы квалитеты (или качества) с добродеянием и благочестивою справедливостию связаны были. Ибо храбрость его неприятелю страх творит, исскуство его подвизает людей на него твердо уповать, и о виктории и благосостоянии весьма обнадеживанным быть. Добрые его кондувиты возбуждают послушание и умножают сильно ауторитет (или власть его с учтивостию, которую отдавать ему всо должны. Прозорливой его кондувит и заботливое попечение, содерджвает всю армию, и творит ее щастливу в бою. Добродеяние его и справедливость привлекает к себе все сердца всей армии, как Офицеров так и рядовых. Зане ему надлежит жалобы их и доношения добровольно слушать; добрые их дела похвалять, и за оные воздавать за худые же накрепко и со усердием наказывать, чтоб он всякому возлюблен и страшен был. Поход армии повелевает чинить смотря страну и землям положение, и потому учреждает место, где лагеру быть. По размеру же разводить караулы. Лазутчиков, где нужно, высылает для ведомости прилежно, со всяким опасением сколь силен неприятель, что намеряется делать, стоит ли в траншементе, или нет. О всяких оного поступках ему ведать нужно есть. По вся вечеры [12] отдает он Генералу Фельдмаршалу Лейтенанту пароль, и притом повелевает, что при армии исполнять надлежит. Ежели же что важное, то на писме а не на словях указы давать надлежит, равно же и рапорты о таховых делах на писме принимать, как о кавалерии тако и инфантерии и артилерии. Ибо знатного без его изволения никому что делать возможно, аще кто не особливый ордер на то от него командира своего иметь будет. Ибо командующий высокий Генерал душе человеческой в теле уподобляется, зане в нем без души ничто двигнется; тако и при армии не вольно что главного учинить без повеления и ордера командующего вышнего Генерала.
Егда осала в намерении есть, тогда повелевает он то место объехать и остерегать. Также и сам он осматривает то место, примечая где быть линии циркумваллации и контраваллации, и коим образом пристойнее учинить. Також на которой стороне не само крепкое место, где атаку лучше учинить. Присутствует же часто при осаде, и смотрит рвов и работу. Бодрое око имеет на неприятельскую помощь. Высылает потребных проводников, что бы можно было всякие надобные вещи к армии беэопасно привозить, особливо же полкам довольно б было пищею, и не допустить бы дороговизны. Егда нужно есть с неприятелем биться, надлежит ему угодные места горные, и проходы перво взять, учинить ордер де баталии всей армии, кавалерии, инфантерии и артилерии, с прилежным советом. Велит тогда обоз отвесть на безопасное место. Научает все полки при настоящем бою храбро и мужественно держатися, осматривает кругом место и положение эемли, и велит, ежели надобно, редутами и траншементами и выставленными караулами и резервами оградить, и управляет все предзрительным промышлением, как мудрому командующему Генералу надлежит и бывает.
Егда армия на коем месте и несколко времени без дела стоит, тогда он часто осматривает всех воинских людей. Велит полки при себе обучать, и обещает им по заслугам их доброе воздаяние и почести. По его повелению надобно весь лагерь (или стан) блого учредить, чисто держать и по инструкциям (порядкам) как она единожды учинена, каждому во всем делать. Чину командующего Генерала есть важной и великого пространства, почтен [13] бы был умным, искусным, храбрым, верным и попечительным мужем, понеже на нем зависит все ответствование, что при армии ни прилучитца. О чем должен он репортовать своего Государя, и воинской совет (буде возможно) по вся недели, а по нужде дважды в месяц.
Во поход и баталии он всегда на лошади.
Главные и великие дела и всякие начинания, без консилии Генералов, собственным своим изволением никогда чинити надлежит, но всегда с совету, которой должни, как все в совете будущие, так и главный, своими руками закреплять, разве когда от неприятеля такое незапное нападение будет, что к тому времяни не будет, или иной незапной случай до того не допустит. И в таком случае и словесной консилиум, хотя и на лошадях сидящим отправлять должно.
Також долженствует, хотя и нет важных причин, частые консилии иметь, о управлении в войске, по последней мере на квартирах в месяц, в поле в неделю по однажды (ежели чаще не возможно) под штрафом на полмесяца вычету жалованья в шпиталь от Аншефта.
Також надлежит ему смотреть, дабы воинские суды право отправлялися, не маня кому, ниже посягая на кого. И когда какой неправой суд учинится, тогда оных судей судить надлежит. Ежели же оной сие пренебрежет, то сам достоин будет такого наказания, как те винные.
И понеже корень всему злу есть среболюбие; Того для всяк командующий Аншефт, должен блюсти себя от лихоимства, и неточию блюсти, но и других от оного жестоко унимать, и довольствоваться определенным, ибо многие интересы государственные чрез сие зло потеряны бывают. Ибо такой командир, который лакомство великое имеет, немного лучше изменника почтен быти может, понеже оного неприятель (хотя оный и верен) посторонним образом подарить и с прямого пути свести легко может. Того ради всякому командиру надлежит сие непрестанно в памяти иметь, и от оного блюстися, ибо может таковым богатством легко смерть, или безчестное житие купить. [14]
Еще же другое зло случаеттся равное вышеписанному, то есть похлебство, ибо оное многие, не только за худое дело, но и за добродетель вменяют, ставя в милосердие, еже винных легко судить, или по случаю иных и весьма свободных от суда иметь, дабы тем от людей любовь получить. Но таковый храмину свою на песке созидает без твердого основания и всегда готова к падению. Понеже ничто так людей ко злу не приводит, как слабая команда, которой пример суть дети в воле без наказания и страха возращенные, которые обыкновенно в беды впадают, но случается после что и родителям пагубу приносят. Тако и в войске командующий суть отцом оных, которых надлежит любить, снабдевать, а за прегрешение наказывать. А когда послабит, то тем по времяни вне послушания оных приведет, и из добрых злых сочинит, и нерадетелных, и в своем звании оплошных. И тако сам себе гроб ископает, и государству бедство приключит, чего такожде всякому командующему весьма отгребатися, и яко смертного страха опасатися надлежит.

Когда время придет войско на квартиры расположить, тогда призывает Фельдмаршал (или Аншефт) Генерала-Квартирмейстера, и главного от комисариату. И велит принести карту тех мест, по которым располагать квартиры, а комисариату приказывает росписывать порционы и рационы по поставленным указам. (И дает Генералу-Квартирмейстеру за подписанием своим). И ежели не опасно то реже, ежели же опасно, то чаще, однакож не реже чтоб полк в три дни а рота в сутки собратца могли, хотя и в безопасном месте. Дабы как салдаты так и Офицеры не забывали своих должностей. Также чтоб более половины роты не разлагать по дворам порознь, а другую чтоб всегда не более, как на шесть, или на семь дворов ставить, лля всякого случая, дабы скорее могли собраться. И в каждые две недели собирать роты к ученью, и уча переменять, которая половина вместе стояла, тое порознь, а которая порознь, тое вместе поставить, на свежие квартиры, в тех же определенных роте квартирах, а Офицерам не переходить. [15]
Также смотреть того, чтоб те, которые вместе стоят, равное довольство в пище и питии имели, как и те, которые порознь стоят. И для того велеть мужикам свозить их порционы и рационы к ним, где стоят.
Рендеву-плац (или зборное место) в роте надлежит быть у Капитана, а в баталионе у Полковника и Подполковника, а полковому между ими, дабы в нужное время всяк знал, где кому собраться.
Дивизии рендеву-плац в нужное время в средине их квартир, а в свободное, где удобнее к маршу.

Как в проходящих маршах, также и на квартирах, не токмо в своей союзничей или нейтральной землях, но и в неприятельской, под смертным страхом запрещается: дабы обид обывателям, контрибуций и прочего, какое б звание ни имело, кроме указного, что повелено будет, не брали. Також строения никакова не ломали и не портили. И ничего ни в чем без писменного указу в вышеписанном не чинили, в чем ответ дать принужден будет Фельдмаршал, (или Аншефт) что войско не в добром ордере и порядке содержал. И неточию ответ дат, но и равной вине подлежит с преступителем, яко попуститель на зло, ежели виноватым наказание по достоинству не велит учинить. Ибо может от грабительства войско без покорения быть, а от ломания строения квартир лишиться, и от холоду изчезать, отчего может войско раззорено быть: и всему государству вред причиниться.

 

Глава первая надесять
О ГЕНЕРАЛ ФЕЛЬДМАРШАЛЕ-ЛЕЙТЕНАНТЕ.

Генерал Фельдмаршал-Лейтенант, есть при армии по Генерал Фельдмаршале, вторый главный командир. И како о долгу и звании Генерала Фельдмаршала пространно писано, тако и Генералу Фельдмаршалу-Лейтенанту о всем равное попечение иметь надлежит. При больших армиях, где Генерал Фельдмаршал обретается, всегда и Генералу Фельдмаршалу-Лейтенанту быть подобает. Он принимает по вся вечеры пароль и приказ от Генерала Фельдмаршала, и отдает Генералам от артилерии, кавалерии и инфантерии. [16]
Он Генералу Фельдмаршалу в звании его во всем помощник, и того для часто вместе бывают, и имеют о добром воинском состоянии и о всяком благопристойном порядке, и Монарха своего интересе всемерное попечение. Чего же ради при войске в главных квартирах надлежит Генералу Фельдмаршалу-Лейтенанту ставиться по левой стороне Генерала Фельдмаршала, неподалеку. Ибо им вместе быть зело часто надобно, тож и на винтер-квартирах одному от другова удалену быть не надлежит. В бою он всегда на лошади. И командуют: Генерал Фельдмаршал правым, а Генерал Фельдмаршал-Лейтенант левым крылами, или как случай требовать будет.
В отлучении Генерала Фельдмаршала, командует Генерал Фельдмаршал-Лейтенант всю армию, и рапортует Монарху своему и в Воинской колегии, и прочее все то чинит, что Фельдмаршалу надлежит.

 

Глава вторая надесять
О ГЕНЕРАЛЕ ФЕЛЬДЦЕЙГМЕЙСТЕРЕ.

Генерал Фельдцейгмейстер, купно с Генералами от кавалерии и инфантерии первые суть по Генерале Фельдмаршале и Генерале Фельдмаршале-Лейтенанте, а не в присудствии Генерала-Фельдмаршала и Генерала-Фельдмаршала-Лейтенанта, старший из оных трех команду да имеет, который прежде в чин пожалован. Ежели же все трое равно и в одно время пожалованы суть, то из оных кому перво сказан чин, тот и старший.
Генералу Фельдцейгмейстеру надлежит, как о фортификации так и о артилерии и инфантерии, над которыми он иногда определен бывает, совершенное известие иметь, (ибо егда Генерала где при случае не будет, то оный Генерал Фельдцейгмейстер командует инфантериею или и кавалериею,) дабы по своему попечительному высокому чину все исправлять, и указы подчиненным своим Офицерам таковым образом давать мог, како обстоятельства и околичности дел требуют. Такожде надлежит ему инвентариум, сиречь справную роспись, обо всей артилерии, аммуниции, припасов и и всяких чинов людей, и где что оных обретается в Военную коллегиум обстоятельно по вся недели рапортовать. И егда служба объявлена бывает, и состоится резолюция [17] осаждать град, или действовать в поле, с неприятелем баталию дать, тогда ему по такому объявлению должно с знатнейшими Офицерами от артилерии наперед о том советовать. А потом Генералитету и всему военному совету предложит свою пропозицию.
Когда же он обретается при осаде некоторого града, тогда долженствует все 6атареи, где которой быт, назначить, как и где оные наиспособнейше делать, и какие пушки на оные поставить, и каким образом, стены, башни и валы разорить, дабы амуниция и иждивения всуе и без всякого действа употреблены не были. Когда при артилерии какой недостаток в каких нибудь припасах случится, тогда должен он, по повелению командующего Генерала, из принадлежащих мест благовременно привести или изготовить велеть, дабы в том никакова недостатку не было.
Он получает пароль и лозунг и прочие указы от своего Генерала Фельдмаршала (или Генерала Фельдмаршала-Лейтенанта,) у Которого он прилежно быть, и с оным о воинских поступках почасту разговаривать имеет; который пароль и приказ разделит в команду свою, како повелено. Притом приказывает, что ему при артилерии сверх того от себя делать надобно. И потом такожде поступают его подвластные, всякой по надлежашему своему званию. При больших же войсках Генерал Фельдцейгмейстер никакова управления над инфантериею имеет. Ибо особливые Генералы от Инфантерии учреждаются, и того для имеет команду токмо над артилериею, аммунициею, и что к тому принадлежит. И тако состоят все тогда под командою Генерала Фельдмаршала. Генералу Фельдцейгмейстеру зело надобно трудолюбивому и попечливому мужу быти. И прилежно смотреть, чтоб вси искусствы, что к артилерии приналежит, неточию сам разумел, но особливо старательство иметь, чтоб в тех художествах ничто умалялося, но расти могло со тщанием. И так чтоб в цейггаузах, и в полевых артилериях во всех случаях видети возможно было с довольством. Он чтится, чтоб пушки, мортиры, и все что к артилерии принадлежит, учинены б были справны, и добрым мастерством. Старается же вельми, чтоб иметь во всех вещах искусных художников, которым всегда дела дает, и повелевает от времяни [18] до времяни в тех вещах иных научать, дабы не праздны были, и Государя своего плату, а особливо в мирном времяни, не брали б бездельно.

 

Глава третия надесять
О ГЕНЕРАЛЕ ОТ КАВАЛЕРИИ.

Генерал от кавалерии, по Фельдмаршале, и по Фельдмаршале-Лейтенанте есть первый при кавалерии. Имеет команду над всеми или некоторою частью полков кавалерии, како при больших войсках находятся. И имеет от оных по указу у кавалерии во всем исправлять, что при кавалерии повелено будет чинить. Оный в поход ведет кавалерию наперед, и строит кавалерию в баталии, как ему от его Генерала Фельдмаршала повелено. И понеже таковой высокий чин великой важности есть, того ради потребно есть, чтоб таковой Генерал в военных делах, а особливо что касается до кавалерии, зело искусен, храбр и великих заслуг был, дабы он не токмо чин свой надлежащим образом управлять, но и в отсутствии вышнего Генералитетства, все войско командировать мог. В гарнизон определяет он от кавалерии караулы, где оным внутри и вне града стоять. И ежели его выше чином в гарнизоне не будет, то он командует весь гарнизон, как от инфантерии, так и от кавалерии.

 

Глава четвертая надесять
О ГЕНЕРАЛЕ ОТ ИНФАНТЕРИИ.

Генерал от Инфантерии равным образом команду над инфантериею имеет, как Генерал от кавалерии над кавалериею, как выше упомянуто. Во всем и все сии суть под командою у помянутого Генерала Фельдмаршала и Генерала Фельдмаршала-Лейтенанта. А ежели оные не присутствуют, тогда обязан команду иметь старший Генерал, хотя от кавалерии, инфантерии или артиллерии, како уже отчасти выше сего упомянуто (и есть Аншефшт, то есть главный). Аншефта можно уподобить с человеческою душою, ибо без нее никому что действовать можно: тако имеют и Генералы наизнатнейшие части человеческим душам быть. [19]
Для того что чин Генеральский великой важности есть, того ради требует оный сие звание, который бы свою храбрость, искусство, и верность в различных главных акциях чрез знатные службы оказал. И надлежит Генералу, не токмо годну быть чин свой надлежащим образом отправлять, но и вместо Генерала Фельдмаршала со славою командовать, ежели оный не присутствует. И помянутой Генерал вместо его командировать принужден. Или с легким корпусом от главной армии для какого нибудь намерения командрован будет. Должность Генерала есть, по полученным указам от Фельдмаршала во всем исправно поступать, и в том чрез подчиненных, принадлежащее учреждение чинить, дабы указы исправно во всех пунктах без всякого погрешения исполнены были. И когда Генерал Фельдмаршал Генералам пароль отдает, и притом объявляет, что паки исполнять надлежит; таким же образом и Генерал, егда Аншефтом застанет, во всем равно исполняет и отдает пароль, яко первым по нем Генералам Лейтенантам. Когда войско полками марширует, тогда каждый Генерал свои полки ведет, над которыми он команду имеет. А в баталии обретается обыкновенно командующий Генерал в средине корпуса де баталии, прочие Генералы по обоим крылам, или как от командующего Генерала соизволено будет. Генерал своею ссоственною волею ничего важного не начинает без имевшего наперед военного совету всего Генералитетства, в котором прочие Генералы паче других советы подавать имеют. Генералу зело нужно, чтоб не точию по всем указам, которые ему от командира своего даются подробно исполнены были, но равенственным образом и по его пристойному и надлежащему повелению, ничто б в команде его остановлялося. И были бы такие ордеры, которые к Генералу приходят и отходят у его генерального канцелярного Секретаря, блого соблюдены, которому надлежит доброму и о воинских писменных указах и порядках звычайному, и искусному человеку быть. Чего ради имеет рангом почтен быть с молодшим Капитаном. [20]

 

Глава пятая надесять
О ГЕНЕРАЛЕ КРИГСКОМИСАРЕ

Генерал Кригскомисар имеет не токмо все учреждения, которые при войске определены, основательно знать и разуметь, дабы он положенные на нем дела во всем надлежащим образом исправлять мог, но надлежит ему совершенному эконому (домоуправителю) и доброму Арифметику быть, понеже оный имеет росход деньгам, что принадлежит всей армии, как на платеже вышним и нижним служителям, тако и на запасы и припасы всяких воинских вещей, он получает деньги или из казны (или военной кассы) или даются ему контрибуции, которые с неприятельской земли на войско собираются, в чем надлежащей щет иметь должен, как у себя так при Генералитете и полках. И отдает деньги прочим Кригсксмисарам, а чрез оных уже Генералитету и полкам, по учреждению платятся. Он смотр чинит всему войску, когда похочет, и случай и время тому допущать может. Такожде смотр велит чинить полкам и ротам чрез своих подчиненных Комисаров. И не надлежит ему отнюдь никакому Офицеру потакать: но имеет своего Государя пользу и интерес смотреть, чтоб никакой кражи, такожде негодных людей, лошадей, мундиру и ружья не было; и долженствует он все к службе негодное осмотреть, и кто их привел и отдавал, тех истязывать и штрафовать по силе вины. И надобно ему всегда всего войска совершенную и справную роспись иметь, и потому все щеты учредить.
Под командою Генерала Кригскомисара, надлежит како при кавалерии тако и при инфантерии быть по одному Оберштер-Кригскомисару: и у всякой дивизии Обер-Кригскомисару, и во всяком полку по Комисару с полковыми деньгами.
Комисариату зело нужно смотреть, чтоб Монаршеская армия во всех странах могла всеми принадлежащими воинскими вещами по положению и установленным образцам справна быть. И того для при смотрах дозирали бы подробно, оружие, мундиры и все прочие вещи. И спрашивали б при удобном времяни всякого драгуна и салдата, все ли достают исправно, что им определено, [21] и в свое ли время: и нет ли какой удержки в деньгах и мундире. И буде что худова найдут, как в людях тако в ружье, мундире, в сбруе, припасах и запасах, чинили б справедливый розыск, також что найдется попорченого, все б записывать, и велеть доискивать, не учинилося ли что небрежением, чтоб таких штрафовать. Но дабы в полках в вышепомянутом во всем могло справно быть все, что в полки дано быти надлежит, должно прежде от комисариату осмотрену быть, или нескольким знатным мужам из Воинской колегии надзирать. И когда что найдется по обрасцам не исправно, или плохо, то таких ливрантов (сиречь подрядчиков) по разсмотрению штрафовать, и негодное назад отдавать, дабы впредь лучше и справедливее поступали, и Государю своему такими мерами праздные убытки не чинили. О воинских росходах сколько и за что денег, како и на платеж Генералитету и полкам выдается, повинен Генерал Кригскомисариус, за подписанием всех тех рук, чрез кого куды что роздано, по вся годы (не дожидаяся в том себе побуждения) расходные книги подавать в Военный колегиум, и тако отчет подробно чинить.
Под командою Главного комисариата принадлежат и все провиантмейстеры со своими принадлежащими служительми.
И понеже Генеральный штаб временем, а полки никогда весьма в комплете бывают, того для надлежит при Комисариате иметь справные записки всех дивизий, сколько времени в году Генералам, и в каждом полку Штаб, Обер и Ундер-Офицерам и салдатам ваканце (или порожние места) были, дабы от всей армии, неточию возможно было видать, сколько таких денег в каждом году в казне останетя, но и сколько в году каких чинов Офицер повышены, и сколько по всяж годы во всех армиях рекрут изошло. А особливо иметь бы возможно справные ведомости, сколько на всякий год на платежи людям и на покупку вещей денежного приходу и расходу чинилось. И того для наллежит, чтоб по вся годы щет отнюдь пресечен не был. О чем Комисариат долженствует в Военной колегии по вся годы подробно, неотложно рапортовать, и в чем какое ослабление или неисправности явятся, возможно б было сыскать и всему без пресечения порядочный протокол держать. [22]
Ежели кто приличится в каком похищении денежном или прочих вещей, и при таких судах быть из Комисариату по одному человеку: (яко адвокату) по чину судимого.

 

Глава шестая надесять
О ГЕНЕРАЛЕ ЛЕЙТЕНАНТЕ.

Генералы-Лейтенанты, како при кавалерии тако и при инфантерии, суть первые по Генералах, и от них все указы получают, каждый в своем деле, которые имеют внятно писаны быть, по которым они во всем исполнять и своим подчиненным объявлять должны суть, дабы отнюдь никакова погрешения произошло. Того для надлежит оным в военных поведениях, благообученным, и во многих случаях с неприятелем практикованным быть, чрез многие годы в том служащим, так чтобы оные в таковой чин чрез знатные свои службы произошли. По вся вечеры принимает он пароль и приказ от Генерала своего, и равенственным образом раздает Гералам Майорам, а Генералы Майоры брегадирам, которые приняв пароль и приказ от Генерала Маиора, приходят и репортуют своему Генералу. И потом таким же поведением, каждый отдает Майорам команды свои. Генерал Лейтенант есть суть помощник и советник своему Генералу во всех надлежащих воинских делах. В бою он всегда на лошади на правом или на левом крыле, како ему от своего командира приказано будет.

 

Глава седьмая надесять
О ГЕНЕРАЛЕ МАЙОРЕ.

Чин Генерала Майора зело многотрудный и попечителный есть, и могут из оных при большом войске, от 4 до 6, как от инфантерии так и кавалерии быть. А именно: на каждом крыле по 2, дабы друг друга секундовать, и при многодельстве своем между собою переменяться могли.
Знатнейшая служба Генрала Майора есть сия, что оные, по вся вечеры указы и пароли от Генералитета в главном стану принимают. Генералы Майоры от инфантерии, принимают пароль от Генерала Лейтенанта от инфантерии. А Генералы Майоры от кавалерии, принимают оные от Генерала [23] Лейтенанта от кавалерии. Которые пароли и указы прилежно в свои книшки записывают, и оные по порядку определяют, и отдают брегадирам, брегадиры же своим Майорам и с оными учреждают и опредЬляют что о караулах, конвоях, партиях и в прочем о команде и деташаментах, како приказ будет. Того ради потребно есть, чтоб Генералы Майоры исправную роспись, и записки о всех полках, и что делается, сохранно имели, дабы они толь паче разделение и расположение надлежащим образом учинить, и впредь для всякого случая ведать могли. В баталиях такожде они много труда имеют: А именно войско по повелению командующего Генерала в ордербаталии поставляют. Такожде напереди, назади и у флангов быть имеют, и долженствуют по случаю и времяни, порядки и расположение чинить. В походе оные обыкновенно в своих местах верхом едут. Иные во авангардии, а иные в ариергардии, каков о том от Генералитетства приказ будет.
Когда Генерал Майор от артилерии при том же обретается, то надлежит и оному по вся вечеры пароль и указы принимать, и учреждение о том при артилерии чинить.

 

Глава осьмая надесять
О БРИГАДИРЕ

Бригадир имеет под своею командою толикое ж число полков, или меньше, како и Генерал Майор, которых також управляет, яко и он во всем и доброе попечение по регламентам имеет о них. А до Генерала Маиорской части ему дела нет, но о всей части его рапортовать должен. А егда Генерала Лейтенанта нет, а Генерал Майор один обретается, то оный особой части не имеет, но полкам бригадирам по частям разделенным быть надлежит, а оный вместо Генерала Лейтенанта управляет. Бригадиру пароль принимать от Генерала Майора, и отдавать своей части, разве когда Генерала Майора не обреталося, то долженствует бригадир вместо оного во всем исполнять.

 

Глава девятая надесять
О ОБЕРШТЕР-КРИГСКОМИСАРЕ

Оберштер-Кригскомисар, первым есть в Комисарстве по Генерале Кригскомисаре. Ибо он от вышепомянутого все указы получает, как в [24] смотрах, особливо одного или другого полку, или генерально всего войска так контрибуции, жалованья, мундир, и всякие припасы учреждает. И понеже Генералу Кригскомисару невозможно есть все войско самому осмотреть того ради он вместо его осматривает, где ему повелено будет, в поле или в гарнизоне. При Малых войсках, не всегда Генерал Кригскомисар, но токмо Оберштер-Кригскомисар бывает. И ежели при котором войске обыкновенно есть, то и Кригсцалмейстер под оного командою обретается, и роздает жалованье полкам, како роспись по имевшему смотру значит Такожде и шпиталь под его надзиранием и командою обретается, и определяется к сему обыкновенно ундер-Комисар, или токмо писарь провианту, которой особливо того смотрит, что припастй, или изготовить надобно, о чем он прилежно Оберштер-Кригскомисару донести, и по его приказу исполнять имеет.
Такожде временем и салвогвардии под его командою бывают, которые он в некоторых местах может поставить, ежели для каких нужд потребно будет. Однакож имеет сие наперед с ведома и указу командующего Генерала учиниться.

 

Глава двадесятая
О ГЕНЕРАЛЕ КВАРТИРМЕЙСТЕРЕ.

Каждое главное войско должно иметь особливо Генерала Квартирмейстера. Но сей чин требует мудрого, разумного и искусного человека в Географии и Фортификации, понеже ему надлежит учреждать походы, лагери и по случаю фортификации и ретраншаменты, и над оными надзирание иметь, а особливо при небольших войсках, в которых инженеры обыкновенно под его надзиранием и командою обретаются. А ежели таковый Генерал Квартирмейстер, и артилерию при том же разумеет, то он может по случаю и оною командовать. А особливо надлежит ему генерально оную землю знать, в которой свое и неприятельское войско обретаются, такожде какие реки, приходы, дефилеи, горы, леса и болота находятся. Он по все дни имеет быть у командующего главного Генерала, дабы мог знать, когда что о походе, или лагере войска определено будет. Ибо он ни от кого иного указа не получает, [25] токмо от командующего Генерала самого. Когла определится, чтоб войску маршировать, и в ином каком месте стать, которое место ему не весьма знакомо, или от неприятеля опасное, тогда осмагривает он за день с добрым эскортом кавалерии таковое место, какое положение имеет, и какими надежными путями войско туды маршировать может; еже все оный чрез своих подчиненных Офицеров ланд-картою нарисовать, и изобразить должен; а при возвращении своем доносит, что при том внимать надлежит, дабы Генералитетмтво наперед не токмо положение моста знать, но и меры свои потому восприять могло. Когда день при пароле назначен будет, чтоб войску в поход итти, тогда Генерал Квартирмейстер, или с авангардиею под командою Генерала Майора, (Ежели неприятель в близости обретается) или токмо с обыкновенными полными караулами, такожд с подчинеными Офицерами, со всеми полковыми Квартирмейстерами и фуриерами, за несколько часов до походу войска наперед отправляется, и учреждает обоз по ордеру де баталии в линии, и Квартиры наилучшим образом. Когда полковому Квартирмейстеру место на его полк назначится, тогда на конуах фрунтов квартирные эначки ставятся, и определяет он квартиры, како оные по ротам учредить и назначить, еже чрез фуриеров тычинками чинится. Такожде надлежит ему Генералу-Квартимейстеру, назначить место Квартирмейстеру от Артиллерии, где б оная на наиспоссбнейшем и сухом месте с пушками, возами и лошадьми стоять могла. Которое место Квартирмейстер от Артилерии, потом чрез своих подчиненных, паки порядочно разделяет, како он заблаго находит.
Генерал Штабу и надворному Штабу, (ежели оный при войске случится) имеет он Генерал-Квартирмейстер, Генералу-Штабс-Квартирмейстеру, и надворным фуриерам место, деревню или город определить, которому месту за линиею войска надлежит быть, дабы Фельдмаршал и Генералитетство от всех неприятельских нападений в безопасности быть могли. А наперед, пока войско в поход еще не пошло, надлежит Генералу-Квартирмейстеру некоторые росписи к походу изготовить, которым путем и в каком строю кавалерия, инфантерия, артилерия и обозы итти имеют, дабы друг другу в походе не препятствовали, и сколь скоро возможно и вместе, в новом [26] обозе и квартире случиться могли, которую роспись походу надлежит в военной походной канцелярии списать, и ему Генералу-Квартирмейстеру паки вручить, и Фельдмаршалу и знатным Генералам подать.
А потом от полку до полку приобщить, дабы каждый свой порядок и путь знать мог, как и куды маршировать имеет, и того для получают они от Капитана провожатого некоторых вожей, знающих дороги и пути. И ежели в пути многие ямы, болоты или непроходимые воды найдутся, то надлежит ему Генералу-Квартирмейстеру мастера мостового, подкопщиков и плотников с собою взять, и оным показать, где они злую дорогу вычинить или по обстоятельству дел некоторые мосты построить имеют. Такожде надлежит Генералу-Квартирмейстеру, всегда маркетентерам (или харчевникам,) при новом обозе, особливое место за войском определить, где б они способнее стоять, и торг свой безопаснее отправлять могли. Ежели больным деревня или местечко какое на шпиталь определено не будет, то оные принуждены будут за войском следовать, а особливо в неприятельской земле; то должен Генерал Квартирмейстер, такожде способное место на оный шпиталь определить, где б оные люди в палатах своих наилучшую выгоду иметь могли. Такожде надлежит ему Генералу-Квартирмейстеру, при многотрудном своем чине, накрепко того смотреть, чтоб весь обоз всегда фрунтом к неприятелю поставить, такожде всегда, сколько возможно, таковое место избирать, гдеб вода и лес в близости были, дабы войско для потребности своей тем пользоваться могло, и ежели крылья, и тыл войска при воде, лесу, болоте и высокой горе авантажно поставлены быть могут так, что неприятсль ни с которой стороны, никакова скорого нападения учинить не возможет, то безопаснее войско в обозе своем стоять может. Такожде потребо есть ему Генералу-Квартирмейстеру, чтоб записную книгу или протокол иметь, и войскам все походы и бывшие лагери записывать, и чертежи оным рисовать, еже ему для ведения служит, и его от многого труда освободить может. Впрочем надлежит ему, командующему Генералу в добром послушании быть, и о походах и обозах с ним соглашаться, и по его приказу и благоизобретению все [27] прилежно учреждать, а того не смотреть, что ежели один, или другой своею квартирою не весьма доволен будет (понеже таковому надлежит разве рожденну быть впредь, которой бы всем угодить мог.) Под командою Генерала-Квартирмейстера обретаются: Генерал-Квартирмейстер Лейтенант, Обер Квартирмейстеры, Генерал-Штабс-Фуриеры. И егда при армии не будет обретаться Генерала Инженера, то все Инженеры, Минеры и Кондукторы под его же командою быть должны.

 

Глава двадесять первая
О ГЕНЕРАЛЕ КВАРТИРМЕЙСТЕРЕ ЛЕЙТЕНАНТЕ.

Понеже Генералу-Квартирмейстеру, при многотрудном чину его, все надлежащие дела одному управлять зело трудно есть: того ради оному один или два Генералы-Квартирмейстеры-Лейтенанты для вспоможения придаются, которые от помянутого Генерала Квартирмейстера зависят, и должны чин свой по достоинству отправлять.

 

Глава двадесять вторая
О ОБЕР-КВАРТИРМЕЙСТЕРЕ.

Когда при малом войске Генерала-Квартирмейстера и Генерала-Квартирмейстера-Лейтенанта не прилучится, тогда сей чин отправляет Обер-Квартирмейстер. Оным же Обер-Квартирмейстерам у каждой дивизии по одному надлежит быть, чего для таковым людям надлежит искусным и достойным быть, для управления надлежащим образом многих дел, о чем уже выше сего означено. А когда Генерал-Квартирмейстер прилучится, тогда все под его командою Квартирмейстеры обретаются.

 

Глава двадесять третия
О ГЕНЕРАЛЕ ШТАБС-КВАРТИРМЕЙСТЕРЕ.

Генерал Штабс-Квартирмейстер, не имеет управления чина своего у полков, токмо при генеральном Штабе, который Штаб он, ежели ему город, местечко, деревня или какое место от Генерала-Квартирмейстера назначено будет, по росписи его порядочно по рангам на квартиры ставит, ибо он на [28] каждых дворах имя того пишет, кто во оном доме поставлен быть имеет. И притом особливо того смотреть должен, дабы приисутствующим высоким особам, которые временем яко волунтеры при войске обретаются, такожде сущым, или еще чаемым быть, квартиры изготовить, и, ежели может учиниться, чтоб одну или две всегда порожние иметь в запас. Равным же образом и в поле оным места отводить, и в том порядочно поступать ни для какой корысти или маны, или для иной какой поноровки домов не обходить под наказанием по воинским правам. Також маркетентеров, которые в квартирах у Штабу обыкновенно становятся, которым он квартиры или некоторые места определяет по указу, и оных також теснить, или оным чрез указ попускать не долженствует под таким же наказанием.

 

Глава двадесять четвертая
О ГЕНЕРАЛЕ-АУДИТОРЕ.

Генералу Аудитору, понеже он при войске почитай правителем Военной канцелярии, (и судит все преступления, какова б звания ни были) надлежит быть не токмо ученому, и в военных и прочих правах благоискусному, но притом осторожному и благой совести человеку, дабы при написании и исполнении приговору преступтель оным отягчен не был. Но надлежит ему наперед по прилежному разсуждению всех обстоятельств учиненного преступления, такожде выслушав свидетелей, правомерный приговор учинить, и совести своей в том или с неведения и неисскуства или с злости не отяготить; ибо конечное и последнее заключение от него зависит; и оный должен Генералитетству и прочим Офицерам, в сумнительных случаях изъяснить, что все народные правы и военные артикулы о том гласят, на что он особливо когда судит, никому похлебствовать ни для знатности какой особы его, дружбы или для подарков или для злобы не имеет. Оный в сохранении содержит все дела, и потом Генералитетству надлежащим образом предлагает, последний и конечный приговор посылает. Ежели между воюющими о размене пленных картель учинен быть имеет, то оный сего для купно с Генералом во определенное место посылается, и надлежит [29] ему с неприятелем договариваться, и от неприятеля подписанный картель с собою привесть.

 

Глава двадесять пятая
О ГЕНЕРАЛЕ-АУДИТОРЕ-ЛЕЙТЕНАНТЕ.

Понеже Генералу-Аудитору при управлении дел своих одному зело трудно будет, а особливо, что он когда болен будет, и по чину своему отправить не возможет: того ради Генерал-Аудитор-Лейтенант, и несколько Обер-Аудиторов быти долженствует, которые своему Генералу-Аудитору следовать, и свою должность отправлять имеют.

 

Глава двадесять шестая
О ГЕНЕРАЛЕ-АДъЮТАНТЕ.

Все Генералы всего войска имеют при высоких и многих своих трудах особливых Адъютантов, которые також как и их главные один другому подчинены суть (у Государей, Фельдмаршалов, Аншефтов, называются Генералы-Адъютанты, а у прочих Генералов, Генеральс, а не Генерал-Адъютантами называть должно) оные имеют ордеры и указы в принадлежащие места прилежно развозить. Понеже Генерал-Фельдмаршал, яко главный, вышшую команду над войском имеет, того ради даются ему Генералы Адъютанты; прочие же по нем первые Генералы, имеют токмо по одному Генеральс-Адъютанту. Дело их состоит в том: чтоб пароли и указы раздавать внятно, что при всем войске учинено имеет быть. Того ради надлежит ведать, что следующим образом порядок содержится, а имянно: Когда Генералы от кавалерии и инфантерии от Генерала Фельдмаршала указы и пароли принимают, тогда оные порядочно от Генерала Генералу-Адъютанту Генерала Фельдмаршалковому отдаются, оной уже Генеральс-Адъютантам Генералов от кавалерии и инфантерии раздает. А Генеральс-Адъютанты как от кавалерии так и от инфантерии отдают пароль и приказ каждый по порядку Флигель-Адъютантам прочих Генералов, которые пароль паки отдают всем полковым Адъютантам, от кавалерии и [30] ифантерии, а имянно: Флигель-Адъютант от правого крыла отдает оный пароль всем полковым Адъютантам на правом крыле. Таковым же образом отдает Флигель-Адъютант левого крыла, и объявляет оным ордеры, которые при пароле от вышнего Генерала приказаны. Еже все прилежно в записные книжицы записано, и потом полковым Майорам объявлено имеет быть; и надлежит в том крепкий порядок в рангах полков, и командрованных от инфантерии и кавалерии содержан быть, дабы каждому полку никакой обиды в том не было.
Адъютант от артилерии принимает обыкновенно пароль от Генерала-Адъютанта Генерала Фельдмаршала. А ежели иногда кой Генерал по Фельдмаршале занеможет, и паролю сам от Генерала Фельдмаршала принять не возможет, то ему оный чрез Генерала-Адъютанта Генерала Фельдмаршала изустно или писменно пришлется.
В таковой чин Генералов-Адъютантов, и флигель, и полковых Адъютантов, имеют умные, трудолюбивые и храбрые молодые люди выбраны быть, которые должны указы вышних своих принадлежащим образом объявлять, и отнюдь ничего не запомнить, понеже в том много зависит, и времянем все войско потому поступать имеет. Генералы-Адъютанты отправляют салвогвардии, когда на сие от вышнего Генерала соизволено будет, еже в Военной канцелярии обстоятельно записывается; или помянутые Генералы-Адъютанты сами записывают день и место, когда и куды оная поставлена, такожде имена полкам и ротам, и кому дана. В походе они пред командующим вышним Генералом верхом едут, и весьма не отлучаются от оного при баталиях, или иных каких акциях: дабы оные во всяком случае указ вышних своих без замедления и скоро исправить, и обо всем репортовать могли. Молодому человеку нигде так военному обыкновению обучиться можно, как в сем чину, якоже и многие молодые знатные особы к тому у Генерала Фельдмаршала употреблены бывают.

Ранги их.
Генерал-Адъютант Государев, имеет ранг и трактамент Полковничий.
Генерала Фельдмаршала, Подполковничий.
Гемерала Фельдмаршала-Лейтенанта, молодшего Подполковника. [31]
Генеральские Генерал-Адъютанты, Майорский ранг.
Флигель-Адъютант, Капитанский.
Адъютант Генерала-Майора, Прапорщичий.
Число же их определяется: у Генерала Фельдмаршала: 3 Генерала-Адъютанта, 4 Флигель-Адъютанта; у Генерала Фельдмаршала-Лейтенанта 2 Генерала Адъютанта, 3 Флигель-Адъютанта; у Генералов по 1 Генеральс и по 2 Флигель-Адъютанта; у Генерала-Лейтенанта по одному Флигель-Адъютанту. У Генерала Майора по одному Адъютанту.

 

Глава двадесять седьмая
О ОБЕР-КОМИСАРЕ.

Обер Комисар обретается под управлением Генерала и Оберштер-Кригс-комисара, которого указы во всем исполнять должен. Оный же определен над другими Комисарами, над делами их накрепко надзирание иметь, дабы они какой кражи или иных безответных и войску зело вредительных дел не чинили. А ежели от оных что из легкомыслия просмотрено, или что из злости учинено будет, то он должен о том в надлежащем месте объявить, и указу ожидать, какое наказание таковым людям учинить. Таковому человеку надлежит наипаче быть доброму эконому (домоуправителю) и арифметику, такожде и исправную роспись всему войску и всем полкам иметь, дабы он при изготовлении и роздаче мундиру и денег по оной поступать, и исправный щет иметь мог. При малых войсках не всегда Генерал или Обер-штер-Кригскомисар (как уже о том вышеупомянуто) бывает, но токмо Обер-Комисар, который от одного командующего Генерала зависит.

 

Глава двадесять осьмая
О КРИГСЦАЛМЕЙСТЕРАХ.

Генерал Кригсцалмейстер, Кригсцалмейстер, Кригскасирер и прочие писари, которые суть под правлением Воинского совета и Генерала Кригскомисара и по их указам войскам роздают деньги, или по времяни некоторые ассигнации в платеже остальным дают. А когда деньги прилучатся, и Кригсцалмейстер от вышних своих указ получил, чтоб войску по учрежденному определению жалованье [32] раздать, тогда он да не дерзает никого помянутым платежем жалованья из злости, или для своей корысти задержать, под жестоким наказанием воинского артикула, яко тать, понеже многие злые следования от того произойти могут. Долженствует он щеты помесячно, справно и справедливо отправлять, дабы он по требованию оные всегда для щету в готовности имел; и и того для должен он росписки всех полков, и всего войска, такожде роспись своего приему порядочно вместе иметь, и оное все до отчету в доброй сохранности содержать. А особливо долженствует он себя предостерегать, чтоб добрую монету, которую он на жалованье войска получит, на худую и неходящую не обменять, не лихоимствовать и в рост не отдавать, и никаким случаем чрез различные вымыслы раздач оного жалованья не корыстоваться.

 

Глава двадесять девятая
О ОБЕР-ПОЛЕВОМ СВЯЩЕННИКЕ.

Обер-полевой Священник, при Фельдмаршале или командующем Генерале быти должен, который казанье чинит, литургию, установленные молитвы и прочие священнические должности отправляет. Оный имеет управление над всеми полевыми Священниками, дабы со всякою ревностию и благочинием свое звание исполняли, которые долженствуют почасту у оного быть, дабы ведать могли, что оным повелено будет чинить. Такожде в сумнительных делах имеют от него изъяснение получать. Буде чрезвычайное какое моление, или торжественный благодарный молебен при войске имеет отправлен быть, то долженствует он прочим полковым священникам по указу командующего Генерала приказать: како при каждом полку оные отправлять. Когда ссоры и несогласии между полковыми священниками произойдут, тогда должен он оных помирить и наставлять их к доброму житью; пачеже сам он в достоинстве чина своего учен, осмотрителен, прилежен, трезв и доброго жития должен быть, дабы он ни в чем собою к соблазну другим случая не подал, чтоб об о его чину с поруганием и соблазном не рассуждали. [33]

 

Глава тридесятая
О ОБЕР-ИНЖЕНЕРЕ

Инженеры зело потребны суть, при атаке или обороне какова места, и надлежит таких иметь, которые б не точию фортификацию основательно разумели, и в том уже служили, но чтоб и мужественны были, понеже сей чин паче других страху подвержен есть. Когда место какое имеет осажено быть, тогда надлежит оным с вышними Генералами оное прилежно осмотреть, и сколько возможно рисовать, и притом свое мнение подать, где крепость наилутче и способнейше атаковать. Когда атака определится, тогда должны они траншеи и апроши определенным к тому работникам, положа фашины, назначить, и притом объявить, каким образом командующий офицер над оными работными, оные анроши и траншеи вышиною, шириною и глубиною, такожде и копанием земли изготовить имеет. Еже все вышеозначенный Инженер ночью начать, и по утру рано оную работу паки осмотреть, и о том своему вышнему командиру рапортовать долженствует, который уже потом Генералитетству ведомость подает. А особливо надлежит Инженеру апрошев прилежно осмотреть, чтоб в те линии, неможно было неприятелю стрелять из крепости. Такожде имеет он линии апрошев так вести, чтоб оные не весьма далеки были, но могли б довольно между собою оборонять. Такожде долженствует он циркумваллацион и контраваллацион-линии, когда оные имеют изготовлены быть, изобразить, и надлежащим образом флангами, редутами и прочим укреплением, како случай и положение места требовать будет, оные изготовить, дабы при всех неприятельских атаках и нападениях удобнее обороняться войско могло, и неприятельский суккурс удержать. Чего ради Инженер должен прежде начатия всякой работы рисунок учинить, и оный командующему Генералу для осмотру и его на то соизволение вручить, дабы он в том ответу дать должен не был. Такожде долженствует он объявить: сколько работных людей и шанцевых припасов к таковому делу, и какие фашины, вуршты, туры шерстяные, с землею мешки, доски и брусья ему потребны, которые потому в удобное время припасены и в безопасном месте положены быть могут. [34]
Инженеров при войске иногда много а иногда мало бывает, как оные для каких намерений потребны суть; и имеют над собою одного вышнего или Обер или Генерала-Инженера, или Генерала-Квартирмейстера, как определено будет, которого указ они во всем исполняют, и под его управлением быть имеют.
В великих армиях надлежит целой роте минеров быть, которым держаться при Артилерии. Дело минеров есть при строении городов и осадах чинить мосты, вести сапы, и во время нужды с прочими подкопщиками путь и мост армейскому ходу починивать, и употребляются на то в рядовые из рудокопцев. Оружие их есть пистоли и лядунка с зарядами. Петардирское дело бомбардирам исправлять надлежит.

 

Глава тридесять первая
О КАПИТАНЕ НАД ВОЖАМИ.

Понеже проводники и вожи при войске зело потребны суть, того ради надлежит иметь при войску некоторого человека, который бы нескольким языкам искусен был, или по крайней мере оный бы разумел тем языком, в которой земле войско обретается. И называть его Капитаном или Порутчиком провожатым, который бы всегда прежде походу войска, некоторое число вождей и жителей оной земли при себи имел, и оных за караулом в своей квартире держал, дабы помянутых людей при походе, конвоях, партиях, авангардиях, при полках, артилерии, багаже и прочих отсылках, употребить можно было. А ежели никаких людей и жителей в деревне какой или городе, где не подалеку войско стоять будет, не сыщется, но все разбегутся, и никто дороги не будут знать, тогда имеет Капитан над вожами, по приказу командующего Генерала, с некоторыми командированными таковых людей из других мест взять, которых, ежели они добровольно не пойдут, силою взять в главный стан и иметь за караулом. А пока новых проводников не получит, до того времяни да не дерзает оных от себя отпускать без ведома командующего Генерала. Вышепомянутые проводники получают провиант как и рядовые салдаты. [35]

 

Глава тридесять вторая
О ГЕНЕРАЛЕ-ВАГЕНМЕЙСТЕРЕ ИЛИ ОбОЗНОМ.

Понеже при походе войск для многих возов и багажу легко конфузия произойти может, того ради потребно есть, чтоб при оном Генерала-Вагенмейстера (или Генерала-Вагенмейстера-Лейтенанта) учредить, который бы все возы и лошадей, и что к багажу войска принадлежит, порядочно по рангу полков и Офицеров учредил, и оным тако маршировать велел. И того для он по вся вечеры наперед, пока войско не подъимется, и не марширует, у Генерала-Квартирмейстера быть должен, и оного спросить: который тракт и путь войско на другой день предприять имеет. Такожде долженствует Генерал-Вагенмейстер, дороги и мосты в походе; ежели оные непроходимы, починить, дабы обоз без препятствия путь свой продолжать мог. А когда обоз в компании или возы при баталии в каком месте порядочно поставить, тогда надлежит ему оное по приказу Генерала Квартирмейстера или Генерала Адъютанта от командующего Генерала исправить, и указ во всем исполнить.

 

Глава тридесять третия
О АПТЕКЕ, О ПОЛЕВЫХ ДОКТОРАХ, АПТЕКАРЯХ и ЛЕКАРЯХ И ИХ ДОЛЖНОСТИ.

Надлежит быть при всякой дивизии одному Доктору и одному Штаб-Лекарю. А вов всяком полку полевому лекарю,також в каждой роте по цирюльнику: також надлежит быть двум аптекам, одной при кавалерии, другой при инфантерии, и при них по одному аптекарю с двумя гезелями, и четырьмя учениками.
1.) О Докторе.
Надлежит при войске, а особливо при вышних Генералах, полевого Доктора иметь, который бы не токмо в медицине, (докторстве) доброе основание и практику имел, но дабы трезвым, умеренным и доброхотным себя содержал, и в нужном случае чин свой как нощию так и днем надлежащим образом, написанием рецептов, и учреждением лекарств отправлять мог. Под его командою обретаются все лекари в войске, которые имеют в опасных и сумнительных случаях, в лечении и в [36] обязывании больных и раненых, с ними советывать, и по его научению прилежно поступать. Такожде имеет оный надзирание над полевою аптекою, дабы оная довольными и добрыми лекарствами и искусными особами снабдена была.
2.) О полевом аптекаре.
Полевому аптекарю надлежит не токмо знать по рецептам лекарствы готовить и составливать, но и прилежать, свежие и добрые лекарства а не лежалые и бездействительные при себе иметь, и при росходе оных благовремянно иные припасти, дабы в том отнюдь никакова недостатку не было. Такожде надлежит ему годных и искусных товарыщей иметь, которые б художество свое основательно разумели, и оный на них в том надеяться мог. О чем особливо докторам зело прилежное надзирание и попечение иметь надобно.
3.) О штаб-лекаре.
Зело потребно быть при войске искусному Штаб-лекарю, ибо когда жестокие акции, баталии и осады случатся, много раненых салдат бывает. И надлежит ему вышним Офицерам, ежели у кого рука или нога отстрелится, всегда первый раз завязать, понеже от того наивящщее зависит; и прочие лекари в завязании ран по тому поступают. Он такожде имеет своих товарыщей, которые ему в том вспомогают.
4.) О полковом лекаре.
Полковые лекари, повинны ротных фельдшеров не только для одного бритья салдатского употреблять, но и учить их лекарскому делу, и чтоб со тщанием ходили за болными и ранеными. Також не надлежит полковому лекарю, ежели прилучится тяжкая болезнь или отсечение руки или ноги, или какой тяжелой операции, без Доктора или Штаб-лекаря самому собою лечить или отсекать: но должен он с их совету как болящего лучше лечить; ежели случится то не в присутстии Доктора и Штаб-лекаря, то надлежит ему советовать о том с своею братьею полковыми лекари. Но разве где и полковых лекарей не случится, то по нужде лечить и отсекать одному. Також которые из фельдшеров будут лучше, и выучатся хорошо лечить, о таких усматривают времяни до времяни, объявлять Доктору [37] и Штаб-лекарю, дабы они их могли производить в лекари.
5. Докторы и лекари, повинны лечить всех в войске пребывающих от вышних даже и до нижних без платежа, ибо они за то получают себе жалованье. Однакож с таких Офицеров, которые наживают себе болезни француские, такожде и раны, которые они достают в драке от своего произволения, кроме службы Государя своего, и за то с них брать плату, смотря по случаю и рангу Офицера. А с урядников и рядовых отнюдь ничего небрать, от чего б им болезнь ни приключилась, но лечить их всех без платежа.

 

Глава тридесять четвертая
О ПОЛЕВОМ ЛАЗАРЕТЕ.
(или Шпитале)

Понеже рядовые салдаты в поле и кампаниях от великих трудов и работы часто в болезни впадают, и при жестоких акциях ранены бывают, того ради весьма потребно есть, чтоб для пропитания и пользования оным, построить полевой лазарет, а над оным имеет учрежден быть особливый шпиталный Инспектор, Доктор, Священник, лекарь с доброю полевою аптекою, с некоторыми подмастерьями. Такожде потребно всегда при десяти больных быть для услужения одному здоровому салдату и нескольким женщинам, которые оным больным служить имеют, и платье на них мыть, такожде повар, хлебник и маркетентер, которые все должны о больных и раненых во всем надлежащее попечение иметь, дабы оные, сколько возможно, прежнее здравие получить могли, к которому лазарету времянем и караул бывает приставлен. И оный шпиталь, в некотором месте, деревне или городе, или в некоторых палатах, как слу-чай требовать будет, учрежден быть может. Також зело потребно, чтоб при всякой дивизии, (когда стоит на поле, или в квартирах) учрежден был шпиталь, в котором больных лежаших лечити, и дабы оные хлебом, мясом, пивом и уксусом удовольствованы быть могли. А чтоб сие порядочно было; должен всякий полковой Комисар, оным больным в шпиталь лежащим салдатам, покамест в шпишале будут лежать, жалованья удерживать половину, и выдать оное когда выздоровеет, дабы затейных болезней [38] не было. Чрез вышереченное удерживание жалованья, многие салдаты, которые выздоровели, скорее похотят к своим полкам итти, чтоб им паки жалованье получать, нежели б когда в шпишале лежащие при субсистенции получили б и жалованье. Ибо уже некоторые явились, которые выздоровели, чтоб им спать, и праздные дни иметь а к своим полкам не итить.
Должен шпитальный Инспектор осматривать, чтоб была шпиталь чиста, такожде больные по предложению Доктора или лекаря получали б свою пищу; ибо одному больше, а другому меньше, смотря по болезни есть позволяется, и чтоб больные от всякого полку особливо порядочно были удовольствованы, того для потребно, чтоб из полков приставить Унтер-Офицеров, смотря на число больных.
Когда шпиталь вышереченными способами учреждена будет, то должен Доктор и Штаб-лекарь, по всякую неделю четырежды в шпитале больных смотреть, и больным лекарство назначить; А полковой лекарь, который с одним учеником от всякого полку той же дивизии, особливо от Штаб-лекаря командируется, должен по всякий день дважды, а по последней мере одиножды в шпиталь ходить, и назначенные лекарства от Доктора и Штаб-лекаря больным в свою бытность приказать давать. Ему ж полковому лекарю довлеть о вновь приходящих, или выздоровевших, и в дивизно отправленных болных салдат по всякую неделю Штаб-лекарю рапортовать, которые рапорты Штаб-лекарь должен командующему генералу вручить.

 

Глава тридесять пятая
О ЧИНЕ ПОЛЕВОЙ ПОЧТЫ.

Понеже при войске многие корреспонденции ради различных случаев и дел отправлены имеют быть, дабы не токмо главному от войска обо всем доношение чинить своему Государю, в каком состоянии оное находится, и что при оном войске чинится. Такожде от оного о его резолюции и указе ведать, и что командующий Генерал, ежели в каком важном деле намерение имеет, а иногда войско в пустой земле и далеко от городов стоять принуждено, того ради требует нужда, чтоб при войске полевая почта учреждена была, которая должна несколько [39] почтовых лошадей для отправления куриеров содержать, и на которую почу можно б было письма отдавать, и с оной получать. К сему чину принадлежат: полевой Почтмейстер с двумя писарями, и несколько постилионами, которые все во управлении дел своих осторожно и поспешно поступать должны, дабы никто на них для учрежденных почтовых лошадей, жаловаться никакой причины не имел.

 

Глава тридесять шестая
О ПОЛЕВОМ ПОЧТМЕЙСТЕРЕ.

Полевому Почтмейстеру все письма отдаются, как те, которые к войску присылаются, так и оные, которые от него отправляются, и должен оный в том ответ дать, ежели какая утрата и небрежение в том произойдет. Такожде надлежит ему довольное число добрых почтовых лошадей иметь, дабы курьеров к близлежащим почтам препроводить. Чего для оный должен несколько постилионов и своих слуг держать.

 

Глава тридесять седьмая
О ШТАБС-ФУРИЕРЕ.

Сколь скоро от Генерала Штабс-Квартирмейстера, Штабс-Фуриеру место назначено, в котором дому командующей Генерал квартиру свою иметь будет, то он до прибытия вышнего своего командира, таковые учреждения чинит, чтоб людям и скоту в том сколько возможно выгоду иметь. Оный обыкновенно при себе имеет несколько ординанцев, из которых он одного вышнему своему командиру, и его багажу в стречу посылает.

 

Глава тридесять осьмая
О ПИСАРЕ СУДЕБНЫХ ДЕЛ.

Писарь судебных дел, бывает обыкновенный копист Генерала-Аудитора, и приданный писарь, которой оные дела в бережении имеет, и набело переписывает, что ему Генерал-Аудитор прикажет. [40]

 

Глава тридесять девятая
О ПОЛЕВОМ КУРИЕРЕ.

Полевых куриеров надлежит несколько при войске быть, понеже оных служба при войске зело потребна есть, а особливо, ежели что знатного при оном случится, понеже командующий Генерал обязан о всем своему Государю и Воинской колегии скорую и подлинную ведомость подать, и в некоторых делах о Его указах просить. Сей чин зело трудный есть, чего для имеют молодые и твердые люди употреблены быть, дабы они денно и нощно путь свой почтою имели с поспешением, и нигде не медлили.

 

Глава четыредесятая
О ГОФ-ШТАБЕ.

Некоторые великие Потентаты или ради недовольных правителей, или ради своего любопытства и славы, бывают сами в компании, и во всех случаях присутствуют, и того для принуждены весь двор для своей услуги с собою взять. Квартиры на помянутый Гофштаб такожде определяются от Генерала-Квартирмейстера, и имеют потом Гоф-Фуриер и Генерал Штабс-квартирмейстер между собою согласиться, како они лучше квартиры по Штабам разделить имеют. И тако Гоф-Фуриеры квартиры подписывают; кому в оных стоять. И притом надлежит всюды смотреть, чтоб оные, сколько возможно, ближе обретались при Государе. Такожде и весь Гофштаб вместе и в близости стоять могли, или как о том указ дан будет. Гофъ-Фуриеры такожде посылают в стречу Государю своему и его багажу, ординанцов или собственных служителей, дабы оный по прибытии своем не мешкав на квартиру свою стать мог.

 

Глава четыредесять первая
О ГЕНЕРАЛЕ-ГЕВАЛДИГЕРЕ
(или Румор-Мейстере)

Понеже правосудие всюду содержано имеет быть, того ради потребно есть, чтоб сие и при войске чинено было, дабы всем непорядкам благовремянно упредить, и добрые порядки содержать. Чего для Генерал-Гевалдигер (или Румор-Мейстер) с одним или двумя [41] Порутчиками при большом войске учрежден имеет быть, которые в походе или где инде прилежно должны смотреть, дабы как салдаты, так и прочие обретающиеся при войске и багаже противно приказу вышних командиров ничего не чинили, о чем он по вся вечеры у пароля от Генерала-Адъютанта Генерала Фельдмаршалка указы получает, в чем он по своему чину смотреть должен. А когда войско марширует, тогда ему несколько командированные от кавалерии придаются, с которыми он напереди и по сторонам и позади войска марширует, и указ свой накрепко исправляет, дабы или пойманных злодеев за арест взять, или по состоянию дел, ежели что под смертною казнию заказано, оных повесить велеть. При котором жестоком указе полевой священник и палач оному приданы, дабы вершение надлежащим образом исправлять.

 

Глава четыредесять вторая
О ЧИНЕ И РАНГЕ ФИСКАЛЬСКОМ, И ДОЛЖНОСТИ ОНЫХ ПРИ ВОЙСКАХ И В КРЕПОСТЯХ.

При каждом полку надлежит быть Фискалу, а у дивизии Обер-Фискалу над оными, которые повинны ему все доносить, и под его командою быть. В главном же войске надлежит быть Генералу-Фискалу, у которого под командою все Обер-Фискалы должны быть и его о всем рапортовать. В сем звании будущим надлежит быть людям доброй совести пред богом, да6ы никому не манить и никого напрасно не оскорблять, а особливо безпорочно служащих.
О рангах их.
Генералъ-Фискал ранг имеет с Молодшим Подполковником.
Оберъ-Фискал молодшего Майора.
А полковой молодшего Порутчика.
Должность же их сия.
1) Фискал есть смотритель за каждым чином, так ли всякий должностию истинною служит, и в прочих делах врученных ему поступает. Для чего надлежит ему все воинские права, артикулы твердо знать, и их непрестанно при себе иметь. Также надлежит [42] всем Аншефтам, всякие в войско данные указы Фискалам приобщать, явные при отдании, таковые же по изшествии действа, дабы Фискалы могли лучше должность свою исправлять, и преступителей уставов и указов обличать.
2) Он долженствует во всех безгласных делах и всяких преступлениях, какова б оные имени ни были, доносить полковым нижнему, а Обер и Генералу Фискалу вышнему суду, в неисполнении должности и преступлении, а в утрате и небрежении казны и прочего Комисариату, и виноватых позывать на суд и обличать.
3) Во всех делах Фискалам надлежит только проведывать и доносить, и при суде обличать. А самим ни до кого, так же и в дела глас о себе имеющие ни тайно ни явно не касаться под жестоким штрафом и наказанием по важности дела. Так же как в письмах так и на словах в позыв к суду всякого чину людям безчестных и укорительных слов отнюдь не чинить под жестоким штрафом.
4) Буде же Фискал на кого и не докажет всего, о чем доносит, то ему в вину не ставить (ибо не возможно оному о всем аккуратно ведать) ежели в некоторых или в одном уличить может. Но буде ни в чем уличить не может, но все доносы его будут неправы, однакож ежели оный то учинит ни для какой корысти, или злобы но несмотрением, то положить штраф на него легкий, дабы впредь осмотрительнее доносил. Буде же какой ради страсти или злобы затеял, и что перед судом подлинно о том изобличен будет, то оному яко преступнику тож учинить, чему был достоин тот, на которого он доносил, ежели бы он виноват был. Такому ж штрафу подлежит Фискал, ежели ведая чье преступление а не донесет, в чем оправдатися никакими причинами не может.
5) Из штрафных денег, которые по Фискальским делам взяты будут, половину имать в казну, а другую разделить на двое, и одну часть из того отдать тому Фискалу, чрез [43] чье изъискание, штрафные деньги взяты будут, а другую оставить на роздел Обер и прочим всем Фискалам той дивизии.

 

Глава четыредесять третия
О ШТАБ-ГЕНЕРАЛЕ-ПРОФОСЕ.

Генерал-Профос имеет надзирание над арестантами, и все преступители у него за караулом держатся, которые по состоянию дел от его служителей в железа посажены бывают. Все полковые профосы суть под его командою. И егда кто из оных долг свой в содержании чистой квартиры как в поле тако и в гарнизоне не соблюдет со тщанием, и над арестантами теми, которые отдаются под караул, не поступит опасно и порядочно, о том в полк дает знать, где по состоянию его вины, штрафован быти надлежит.

 

Глава четыредесять четвертая
О СМОТРЕ САДДАТ, И ЧТО ПРИТОМ ПРИМЕЧАТЬ НАДЛЕЖИТ.

1) Когда новый полк весь навербован (или набран) и надлежащим мундиром снабден, тогда обыкновенно оный Государю своему представлен, и притом от Комисаров рядом человек по человеку осмотрены бывают. Ежели что в людях, мундире, лошадях, и прочих вещах негодного явится, то не токмо негодное отставлено будет, но и те должны ответ дать, кто то чинил, и кто принимал, и должны те вместо худова доброе поставить своим иждивением без платы. Тоже чинить надлежит и при комплектовании полков во всяких вещах.
2) Впрочем смотр стоящим полкам на квартирах чинится обыкновенно по вся месяцы и прежде роздачи жалованья оным справную роспись всем обретающимся особам, как Офицерам, так и рядовым иметь должно. Ежели же несколько больных и в отлучке у полков не явятся, то надлежит Комисаром прилежно розыскать и больных осмотреть, дабы никакой кражи в том не произошло, и Офицер 6олее людей не объявлял кроме того, что он действительно под своею командою имеет. А когда гварнизон имеет осмотрен быть, тогда [44] Комисар прикажет в вечеру при пароле никакова салдата, ни в крепость ниже вон из оной пропускать, и на другой день долженствуют оные полки все вдруг из города выступить, или в городе на чистом месте поставлены быть. И потом при помянутом смотре Обер-Комисар или Комисар имеет объявить всем, ежели кто подставленного салдата знает, или кто сам не записан и поставлен, то имеет оный тогда объявить сам о себе о другом, кого знает, за что обещает тому, который объявит про других, некоторое награждение и повышение, но ежели он более служить не похочет и честной абшит дать; претя в том по артикулам жестокого наказания, ежели кто не объявит, или не объявится.
3) Но дабы смотру справнее быть, того для должен Полковник исправную роспись всего своего полку за своею подписью Комисару отдать; такожде долженствует каждый Капитан роспись роты своей Комисару тогда подать, когда оной роте смотр учинится, дабы тако Комисар слагая генеральную и специальную роспись усмотреть мог, что сходны ли таковые росписи; и каждому особливый роспрос учинить надлежит о его имени и прозвище и отечестве, сколько оному лет, и какова художества, сколь долго оный служит и всегда ли жалованье свое исправно получает ; сколько вычету за мундир 6ыло. И впрочем осмотрены бывают с голов до ног, каков есть у оного мундир, лошадь и ружье, еже все прилежно записывается для подлинного известия. А ежели таковые незаписные и подставленные, несмотря (как выше упомянуто) на оное объявление, на смотр пойдут, и пойманы будут, то кто то чинил, за арест взять, и воинскому суду представлены быть имеют, купно и с интересованными в том подставлении.

 

Глава четыредесять пятая
О ПОСТАВКЕ НА КВАРТИРЫ ПОЛКУ ИЛИ РОТЫ, И ЧТО ПРИТОМ ХРАНИТЬ НАДЛЕЖИТ.

1) Когда рота, или по случаю и весь полк в каком месте или городе поставлены имеют быть, тогда полковой Квартирмейстер с Фуриерами за день или за несколько часов в назначенное место, где весь полк поставлен быть имеет, отправляется, и [45] когда оные в таковое место прибудут, тогда полковой Квартирмейстер у начальника того города, или села явится, и объявляет оным от вышнего начальника той губернии подписанную квартирную ассигнацию, такожде роспись всего полку вышним Офицерам и роты. И тако лучшие домы Полковнику, Подполковнику и Майору по предложению начальства и полкового Квартирмейстера определяются. А потом прочие квартиры Капитанам и ротам по билетам (цыдулам) росписаны бывают, которые билеты ротным Фуриерам раздаются, а оные уже потом лучшие домы из определенных им квартир Капитанам, Порутчикам и Прапорщикам определяют, а прочие квартиры по билетам Унтер-Офицерам и рядовым по прибытии их разделяют.
2) Когда рядовые на квартиру прибудут, тогда трем салдатам дается одна постеля (а в нужных местах, солома или сено) и понеже из оных трех, всегда один на третий день дома не бывает для караулов и полковой работы, то постеля токмо двоим в дому обретающимся останется.
3) Впрочем долженствуют оные жалованьем своим, и что для пропитания их определено, тем довольствоваться. В неприятельской же земле обыкновенно они при жалованье и порции получают по указу, сколько оным давать определится. А когда полк или рота в походе на квартиры поставлены имеют быть, тогда Офицерам надлежит прилежно того смотроть, чтоб Квартирмейстеры за назначенные квартиры денег не брали, и в оных столько людей ставили, сколько оным от земского Комисара определено, и чтоб постоями не щадили, и далее б не маршировали в такие места, куды указу нет, а без указу никакой город, село и деревня не должны без квартирных ассигнаций кого в дом принять, и каждый город и место смотрят на репартиции, которые о квартирах чрез отправленных земских Комисаров определены и назначены.

 

Глава четыредесять шестая
О РЕФРЕШИРЕ
(или о освежении людей)
Також и кантонир-квартирах, то есть полками или ротами вместе стоять, и что при том смотреть надлежит.

1) Рефрешир называется тогда, когда по многим имевшим трудам, или [46] все войско или несколько полков на квартиры, для отдыху или пропитания под кровлею поставлены бывают на время. А особливо ежели великий недостаток в првианте и фураже есть, или неприятное мокрое и холодное есенное время того требовать будет. Таковые рефрешир-квартиры не чрез всю зиму продолжаются, но токмо пока люди ободрятся к походу. И по скончании оного времяни в квартирах стоящие по назначенному куды походу путь свой продолжают, и в надлежащие зимовые квартиры становятся, о которых пространно упомянуто ниже сего, також и в должности Генерала Фелдьмаршала.
2) Иногда случается, что неприятель для каких причин не скоро по скончании кампании назад уступит, и в зимовые квартиры станет, но в близости с войском своим обретается, в намерении знатное что предприять, на знатный какой пас или место незапно напасть и взять: при таковом случае не надлежит с нашей стороны скоро со всем войском назад уступать, (а особливо, есть ли надежных пасов ии особливых линей не будет, которыми неприятеля в намерении ево некоторое время можно удержать,) но надлежит тогда войско свое или некоторые полки по разным местам под кровлею поставить, ежели никоим образом более в поле стоять невозможно будет, таковым образом разложить, чтоб оные при первой тревоге немедленно случиться, и неприятелю супротивление чинить могли. Который квартирный постой до тех мест бывает, пока неприятель в близости обретается, и сие кантонированье называется.

 

Глава четыредесять седьмая.
О ВИНТЕР-КВАРТИРАХ.

1) Что же о зимовых квартирах принадлежит, оные от Военной коллегии, военнго совету и Комисаров определяются, и командующему Генералу в поле оное назначение посылается, который потом чрез Генерала-Квартирмейстера особливый поход каждому полку определит, и роспись помянутому походу и ассигнацию зимовым квартирам каждому полку вручить прикажет, дабы оные по вышеозначенному указу из кампании в зимовые квартиры, не препятствуя один полк другому стать, и ближайший путь предприять могли. [47]
2) И понеже в российском Государстве для пространства оного, и разных климатов месяцами определить не возможно, того ради единым словом объявляется, что на винтер квартирах быть только от травы до травы, где как климат служит, и чтоб лошади в добром довольстве были, чего накрепко смотреть надлежит.
3) Когда войско в неприятельской или в чужой земле стоит, где порционы даются, то оные в жалованье зачитать надлежит, положа среднюю цену всякой вещи кроме хлеба и фуражу, разве указ будет оного не зачитать. А по скольку кому получить порционов и рационов, о том именно напечатано в конце сей книги.

 

Глава четыредесять осьмая
ЧТО ПРИ ПОХОДАХ И ПРОХОДЕ ЖИТЕЛИ КАЖДОЙ ЗЕМЛИ ПРИМЕЧАТЬ ИМЕЮТ.

1) Когда пограничных областей войски, близ наших рубежей маршировать будут, тогда Губернатор и Коменданты близ тех мест обретающиеся в осторожности имеют быть, и с соседьми прилежно корреспондентовать. А особливо когда проведают, что некоторые войска в походе обретаются, и по видимому оный марш к их землям касаться будет. И дабы оный благовременно или весьма или некоторым образом от их земель отвращен и инуды, куды оному марш назначен был, того для зело потребно есть чтоб заранее доброго и учтивого такожде о состоянии своей земли и в соседстве лежащих мест, також и в военных делах сведущего человека марширующим войскам в стречу к командиру тех войск отправить, дабы оный в вышепомянутом походе интерес Государя своего и его земли при том смотреть мог.
2) Ежели оные помощные войска суть, и по договору идут в наши края, то оному смотреть, дабы те войски добрым порядком по учрежденному маршруту шли, також пропитание по указу получали, а не по их запросам давать.
3) При таковых проходах обыкновенно для багажу подставы требуются, того ради не надлежит тотчас на оное позволить, но крайнюю невозможность представить, или умаление скота или что иное для полевой работы [48] самим зело нужен есть, дабы сим или иным каким образом от того свободиться возможно, чтоб войско принуждено было собственный свой скот, для багажу употребить, чрез что великая польза учинится, и сие подаст бедным и неимущим подданным людям великую легость. Буде же марширующие войска в требовании своем упорно останутся, то однакож надлежит трудиться, чтоб требованное число скота некоторым образом умалено было.
4) И для того от подставы до подставы всегдана надлежит отправлять одного из старост, дабы одна подстава от другой паки сменена и назад возвращена была, ибо часто случается, что к деньгам поползновенные салдаты в некоторых местах за подставные лошади и волы деньги берут, и имеющих при себе подставных лошадей и волов не надлежащим образом несколько миль с собою гоняют, отчего бедные подданные могут раззорены быть. Того ради надлежит не токмо что каждому городу, но и каждой деревни жителям, для доброго соседства в таковых случаях и походах, по должности своей друг другу чинить всякое вспоможение и друг друга не вредить.
5) Обыкновенно о подставах тако чинится, что деревня деревню, а город города сменяет. Одному едущему Офицеру, хотя оный один от оных марширующих салдат есть, не надлежит тот час подставных лошадей дать, разве что для знатного его чину особливое почтение надлежит учинить.

 

Глава четыредесять девятая
ПАТЕНТ О ПОЕДИНКАХ И НАЧИНАНИИ ССОР.

1) Все вышние и нижние Офицеры от кавалерии и инфантерии и все войско обще имеют в неразорванной любви, миру и согласии пребыть, и друг другу по его достоинству и рангу респект, который они друг другу должны отдавать и послушны быть. И ежели кто из подчиненных против своего вышнего каким нибудь образом поступит, то оный по обстоятельству дел наказан будет.
2) Ежели кто против Нашего чаяния и сего Нашего учреждения хотя Офицер, драгун или салдат или кто нибудь (кто в лагере или крепости [49] обретается) друг с другом словами или делами в ссору войдут, то в том имянное Наше соизволение и мнение есть, что обиженный того часу и без всякого замедления долженствует военному правосудию учиненные себе обиды объявить, и в том сатисфакции искать, еже Мы всегда за действо невинного прошение приимем. И сверх сего повелеваем военному суду обиженному таковую сатисфакцию учинить, как по состоянию учиненной обиды изобретено быть может; и сверх сего обидящего по состоянию дел, жестоко или заключением, отставлением из службы, вычетом жалованья, или на теле наказать, таковым образом: что ежели один другого бранными словами зацепит, оного шелмом или сему подобным назовет, таковый обидящий на несколько месяцев за арест посажен имеет быть, а потом у обиженного на коленях стоя прощения просить. Ежели Офицер будет, то сверх того жалованья своего во время его заключения лишен будет.
3) Кто кого рукою ударит, тот имеет на три месяца заключен быти, и на полгода жалованья лишен, и потом у обиженного стоя на коленках прощения просить, и в готовности быть от обиженного равную месть принять, или за негодного почтен и чину своего (ежели какой имеет) лишен, или вовсе или на время по силе дела смотря.
4) Кто кого палкою ударит, тот имеет такогож прощения просить, и отмщения ожидать, и на год жалованья лишен, или и вовсе чину своего лишен, и буде иноземец, без пасу выгнан.
5) Кто кому в присутствии или отсутствии побоями грозит, и в том довольно доказано быть может, то оному такогож прощения у обиженного просить, и сверх того вычесть на три месяца жалованья.
6) Понеже скорое правосудие многим вредам упредить может, того ради судьям, а имянно: Президенту, такожде и Губернаторам повелевается все дела во время трех или четырех недель, а по крайней мере шесть недель оканчивать, под наказанием вычету их жалованья, (для чего фискалам доношением не умедлять) на столько воемени, сколько они за шесть недель протянут.
7) Cии и прочие штрафные деньги надлежит особливо сбирать для гошпишали, и из оных в гошпитали исправно платить.
8) Ежели же обиженный медлителен будет сие объявить, то повелеваем, чтоб оный таковым же наказанием, каковое обидящий его заслужил, наказан был, того для надлежит немедленно или бить челом, или помириться.
9) Объявляем чрез сие, что никакое оскорбление (каково б ни было) чести обиженного никаким образом умалить не может, понеже обидящий наказан быти имеет. Ежели же кто обиженному попрекать будет, хотя в его присутствии или отсутствии, то оный таковым же образом накажется, яко бы он сам те обиды учинил по вышепомянутым артикулам.
10) И дабы сие Наше намерение к лутчему действу произошло, того для повелеваем Мы, а особливо всем Офицерам и рядовым и всем прочим, которые в лагерях и крепостях обретаются: что ежели кто при таковых словесных или действительных ссорах присутствен будет, услышит или иным каким образом о том проведает, чтоб всяк того часу сие военному суду объявил под наказанием, что кто против сего поступит хотя Офицер или рядовой, оный таковым же образом, яко бы он сам обидящий был, наказан имеет быть. И дабы обиженный в получении сатисфакции толь паче себя уверил, такожде чтоб ни малой причины не имел оную сатисфакцию сам искать и отмстить, того для объявляем, и обнадеживаем, что Мы никогда ни чрез какие заступы или разсуждения никому по сему Нашему учреждению в должной сатисфакции что упустить.
11) А ежели кто несмотря на Наше доброе попечение (еже Мы, како вышеупомянуто, к чести и славе Офицеров и рядовых и всех обще, которые в лагерях и крепостях обретаются, имеем) сие Наше учреждение нарушит, и ежели кто от кого обижен будет, и оного на поединок вызвать дерзнет, то учреждаем и соизволяем по силе сего, что таковой вызыватель, не токмо всей уповаемой сатисфакции лишен, но и сверх того от всех своих чинов и достоинств отставлен, и наперед за негодного объявлен, а потом по имению его денежный штраф взять, и по состоянию дел десятая, шестая, а по крайней мере третия часть имения его отписана имеет быть. [51]
12) Таковому ж наказанию подвержен имеет быть и тот, который цыдулку и писменные вызовы от вызывателя принимает. Но ежели он оные судье принесет, то оный прощен будет во учиненной обиде тому вызывателю, а есть ли судья чрез кого иного ведомость о том получит, то оный равно как и вызыватель наказан будет.
13) Сему ж наказанию подвержен имеет быть, который такие ведомости и вызывательные цыдулы к вызванному принесет, такожде и те, которые яко секунданты или посредники при поединке присутствовать обещали, или знаки и письма вызывательные переносили, такожде и те, которые ведали, что поединок чинится, и о том, сколь скоро они уведали, надлежащим образом не известили. Ежели же кто вызывательную цыдулу чрез слугу своего пошлет, то имеет оный слуга, есть ли он ведал, что вызывательная цыдула была, шпицрутен наказан быть.
14) Ежели случится, что двое на назначенное место выдут, и один против другого шпаги обнажат, то Мы повелеваем таковых хотя никто из оных уязвлен, или умерщвлен не будет, без всякой милости, такожде и секундантов или свидетелей, на которых докажут, смертию казнить и оных пожитки отписать, однакож сие с таким изъятием, что ежели оные по обнажению оружия от других разлучены, и силою уняты будут, а ежели сами перестанут, то токмо жестокому штрафу подлежат по разсмотрению воинского суда.
15) Ежели же биться начнут, и в том бою убиты и ранены будут, то как живые так и мертвые повешены да будут.
16) И понеже часто случается, что многие для убежания оного наказания, которое о поединках учреждено, причины и случая к ссорам ищут, и тем предприятое свое к драке намерение покрыть хотят, будто бы оная ненарочно учинилась, или за какую свою обиду, о которой суду не бив челом, в драку вступят, хоть один против одного, или с равным числом секундантов, и равным или неравным оружием, а сыщется подлинно, что то учинено вымыслом, для убежания штрафа о поединках, то оная драка за поединок почтена, и которые в том найдутся, таковым же наказанием, како о поединках учреждено, наказаны имеют быть. [52]
17) Никто же от сего наказания местом отговариваться не может, что оное учинено вне лагеря или крепости или в ином государстве, но везде и во всяком месте равное наказание последовать имеет как Офицерам так и рядовым.
18) На конец дабы никто неведением не отговаривался, того ради соизволяем Мы, чтоб сие Наше учреждение всюды в гарнизонах и в лагерях и во всех губерниях объявлено, прибито, такожде и каждому Полковнику оные розданы были.

 

Глава пятьдесятая
О ВОЕННОМ СОВЕТЕ
и скорорешительном суде, который дельнего отлагательства не терпит, и что при том надобно примечать.

1) Надлежит ведать, что военные советы и суды двояким образом учреждаются, вышним и нижним советом и судом называются. Ежели о делах великой важности, или что о полку трактовать надлежит, тогда вышний военный совет; также, ежели Генеральскую особу или от Штаба кого судить, то вышний суд учреждается, в котором только Генеральские особы и бригадиры, а временем и Полковники присутствуют. Ежели же какие дела окончать принадлежит, которые токмо их полкам касаются, то нижний военный совет. А ежели Обер Офицер и ниже в какое погрешение впадет, то нижний суд устрояется, который обькновенно в крепости у губернатора или Коменданта, а в кампании у Полковника от полку отправляется, к которому или Полковник сам или Подполковник или Майор, яко Президент, и к тому два Капитана, два порутчика, два Прапорщика, два Сержанта, два корпорала, два или четыре рядовых, а в совете Аудитор яко Ассессор употреблястся. Президент в вышнем месте садится, а прочие Офицеры по своим рангам, Аудитор в нижнем месте при суде, а иногда по левую сторону Президента, дабы он толь лучше записку смотреть мог, а в совете по своему рангу, унтер-Офицерам и рядовым стоять надлежит.
2) Когда судимый приведется, и по случаю и по изображенным от Аудитора артикулам допрошен будет, тогда надлежит оного выслать, и потом снизу о преступлении его ( и по [53] свидетелству о нем, ежели оно есть, или чрез иные документы) голосы давать, и потом по большей части голосов приговор чинится. К таковому военному сулу имеют все Ассессоры чрез полкового Адъютанта призваны быть, и долженствуют оные трезвы, и поутру рано в назначенном генеральном или партикулярном военном совете или суде явиться, и не похлебствуя ни для какой страсти по силе всенародных и военных прав и учреждений разсуждать и говорить, как они пред богом по своей совести и пред всем советом ответ дать могут. Чего для должны все как Генералы так и Офицеры право и нелицемерно судить без всякой поноровки облегчения или посяжки во всех судах и преступлениях ни для какой причины, какого б звания и важности ни было, под наказанием такого осуждения судящим, какой долженствовал тот виноватый, в чем ему польгочено. Но надлежит по ближайшим пунктам к каждому преступлению осуждать, выписывая оные в приговорах к преступлению винного. Також и никого неточию наказывать но ниже штрафовать без фергегунга и воинского суда. И все суды учинившеся в войске над Генералами, Штаб- и Обер-офицерами отсылать погодно в Воинский коллегиум, где о том надлежит держать порядочный протокол.
3) Ежели злодейство смертного наказания достойно есть, и злодей смертию казнен имеет быть, тогда оный обыкновенно публично пред полком по приказу Майорскому или Адъютанскому ружья своего, такожде и мундиру чрез Корпорала лишен, и потом палачу для эксекуци от профоса отдан бывает, для которой эксекуции несколько салдат командированы бывают (как о том ниже сего во особливом пункте о эксекуции помянуто,) и чтоб по приговору надлежащим образом исполнить. Такожде надлежит, чтоб Президент обнаженную шпагу и белый посох на столь лежащие имел (посох в знак чистой правости, а меч злому во отмщение). И как уже на такового к смерти сентенция подписана будет, то в тот же час во время подписания осужденного сковать, какова бы он рангу ни был, дабы ведая о сентенции не ушел.
4) Скорорешительный суд в войске, (который дальнего отлагательства не терпит) называется то, когда в маршированье войска, полка или роты, кто против данных указов под смертным наказанием, что нагло и из [54] злости учинит, и оные указы нарушит, и в деле самом как от Офицера или профоса пойман и изобличен будет, то оный преступник при остановке оного полку или роты без всяких обстоятельств и допросов, чрез священника токмо исповедався, и потом того часу пред всеми повешен или разстрелен имеет быть.
5) Понеже все лучшее устроение чрез советы бывает, того ради повелеваем, дабы как в Генералитете, так и в полках советы о всяких делах заранее имели, и ничего не пропускали, что к пользе надлежит.

 

Глава пятьдесять первая
О ОРДИНАНЦАХ, ЧТО ОНОЕ ЕСТЬ.

Как в войске так и в дивизии, надлежит от каждого полку или баталиона, хотя в мирное или в военное время, Прапорщика или унтер-Офицера в Генеральной квартире или в гаупт-вахте, или нарочно к тому определенных ординанцев иметь, которые должны до тех мест ждать, пока они сменены будут. Для того, ежели в скорости какие указы по полкам разосланы имеют быть, оные в назначенное время развести могли. И для того обыкновенно определяются от Генерала-Штаб-Квартирмейстера два ординанцовые домы в гаупт-квартире, один для инфантерии а другой для кавалерии. Во время его ординанцу оный да не дерзает из оного места никоим образом отлучаться, или куда отъехать, или какие препятствия представлять, разве что с ведома командирского переменен, и кто другой на его место прислан будет. В компании должествуют оные всегда за главным Генералом ездить, и указы оных чрез Генералов-Адъютантов принимать, и наскоро оные развозить, и с ответом немедля возвращаться, и у Генерала Адъютанта явиться, дабы все порядочно было, и они в уреченное время возвращаться могли. Полковник ординанца не имеет, а ежели что при своем полку приказать надлежит, то оный приказ чинится чрез полкового Адъютанта, или чрез отправленного с караулу Унтер-Офицера. [55]

 

Глава пятьдесять вторая
О САЛВОГВАРДИЯХ И ЧТО ПРИ ТОМ ПРИМЕЧАТЬ.

Когда войско марширует, или в одном месте долгое время стоит, тогда часто случается, что некоторые злодеи сговорясь, и в близ лежащие места, замки, монастыри, села и деревни против заказу, ворвавшись, оные нагло разоряют и грабят. Но для отвращения такого зла предосторожные началствы, прикащики и прочие просят о салвогвардиях у командующего Генерала, дабы они в безопасности быть могли. И понеже сие дельное прошение есть, того ради командующий Генерал должен воинский совет собрать, и руками всего совету закрепить, куда и поскольку человек надлежит дать. Который писменный приказ Генералу-Адъютанту своему вручить, чтобы оные люди были салвогвардиями снабдены. И потом Генерал Адъютант по силе данных указов и по требованио челобитчика одного или более от кавалерии, и инфантерии, от гвардии или от других полков командирует, ежели токмо места не в дальнем разстоянии от войска, и от страху свободны будут, чтоб от неприятеля взяты не были. И тогда надлежит не токмо место, где салвогвардии поставлены быть имеют, но и люди поимянно, которого полку и которого дня они от войска отправлены, Генералу-Адъютанту или в Военной канцелярии прилежно записывать, дабы оных в потребном случае можно было собрать; ежели же где от неприятеля есть опасность, то людей не посылать, но давать охранительные письма. Что же принадлежит о заплате за то на войсво, о том до отправления салвогвардии с оными людьми трактуется, и заключается, что они для вседневного пропитания каждой салвогвардии а не для награждения Генералитетству заплатить должны. Еже салвогвардия ежедневно сбирать, и потом по прибытии своем отчет имеет дать. В противном случае, естьли оные, которые домогаются, обещания своего не исполнят, то салвогвардия власть имеет, паки к войску возвратиться, и о том в надлежащем месте доношение учинить. Ежели же которые обыватели убогие люди, и по залогу иждивения такова положить не похотят, или не возмогут, тогда просят токмо о охранительных листах, которым вышеписанным образом дается ж, чтоб никто не дерзал во оных [56] местах какие обиды чинить, или насильным образом отнимать, под потерянием живота или телесным наказанием. Оный охоронный лист обыкновенно пишется во образ патента, и от командующего Генерала подписан, и его обыкновенною печатью утвержден быти имеет.

 

Глава пятьдесять третия
О ПРОПИТАНИИ И МАРКЕТЕНТЕРАХ.

1) Пропитание как людям так и скоту наиглавнейшие дела суть, о чем мудрый и осмотрительный Генерал всегда мыслить должен, ежели хощет, чтоб сущее под его командою войско в том никакого недостатку не имело, и всегда в добром состоянии пребыло. Сих ради причин учрежденный Комисариат, который всепорядчное и прилежное старание иметь должен, дабы войско ни в чем как в пропитании так и фураже никакова недостатку не имело, где б оное ни обреталось. А особливо надлежит того смотреть, чтоб как хлеб так и мука гнилая и вонючая не была, дабы из того никакой болезни в войске не произошло. Такожде надлежит над полевыми хлебниками доброе надзирание иметь, чтоб они хлеб надлежащим образом выпекали, и во определенном весу по учреждению никакова ущербу не чинили. Такожде в фураже, лошадям, как в овсе так и в сене и сечке, чтоб никакова недостатку не было.
2) И понеже недовольно, чтоб при войске токмо один хлеб был, но надлежит и иные припасы съестные и питье всемерно иметь, и того ради зело изрядно и потребно есть, когда многие маркетентеры при войске обретаются, тогда надлежит оных сколько возможно в привозе и отвозе защищать. Понеже оные как питья так и съестные припасы на продажу имеют. Оным надлежит в опасном случае и провожатых давать по разсмотрению Генералитета, которые из близлежащих мест всякие съестные и питейные товары в войско привозят.
3) Их товарам полагать указную цену, смотря по времени и положению места, прибавливая и у6авлививая, дабы они по своим прихотям сами цены собою не уставливали, и самовольную дороговизну не вносили, и тем бы войско в убыток не вводили. [57]
4) Маркетентерам квартиры и места определены бывают, дабы они порядочно в улицах, и в линиях при главном стану стояли, а не по своим прихотям разделялись. Оные маркетентеры, которые при полках и ротах обретаются, становятся обыкновенно при полках позади и долженствуют оные все в походе с багажом своим следовать, како оным от Генерала-Вагенмейстера повелено будет.
5) Кто дерзнет маркетентеров в отъезде и в привозе оных каким нибудь образом грабить, и обиды чинить, тот имеет жестоко наказан быть, дабы оные маркетентеры никакой причины не имели бояться таковые потребности привозить.

 

Глава пятьдесять четвертая
О ФУРАЖИРОВАНИИ И ЧТО ПРИ ТОМ ПРИМЕЧАТЬ.

Понеже конский корм, а именно сено не всегда может припасено и за войском везено быть, и для того необходимо фуражировать принуждено. Того ради сие доброю предосторожностью учреждается, дабы все непорядки в том отвращены были, и тако надлежит следующее примечать, а именно: понеже Генерал-Квартирмейстер о земле и месте, куды войско марширует или где стоит, яко добрый Географ, или спрося жителей или иных людей, которые в оных краях живут, сведом имеет быть, или чрез осмотрение как дорог и проходов, так и о фураже осведомясь, того ради надлежит Генералам-Майорам, как от кавалерии так и от инфантерии, или оным, которые вместо их службу отправляют, за день, пока фуражировать будут, с оным согласиться, и Генералу Фельдмаршалу, или кто вместо оного Аншефт командирует, о том доношение учинить, дабы в вечеру у пароля о том указ дан быть мог, сколько и куды для фуража отправить, такожде как и о эскорте учинено имеет быть, и понеже указ фуражированию токмо от благоизобретения командующего Генерала зависит, и тако в том не можно ничего подлинного определить. Ибо как время, место и случай в том допустит: того ради регламенты в учреждении следуют ниже сего;
1) Надлежит от каждого полку кавалерии отправить для провожания фуражиров Капитана с ротою. [58]
2) Фуражиры долженствуют собраться каждый перед фронтом своей роты, и не имеют до тех мест маршировать, пока вся бригада в готовности будет, и пока указы получат от Офицера, который над фуражирами от бригады команду имеет, и маршируют оные так, как ониучреждены суть. И надлежит при том ведать, когда с правой стороны дефилируют, тогда каждый должен следовать за полком, который впереди обретается, и тож внимать, когда с левой стороны дефилировать будут.
3) Капитан имеет перед первым эскадроном фуражиров маршировать с Прапорщиком и четырьмя рядовыми из командрованных. А потом марширует каждый корпорал напереди перед своею ротою, а Порутчик долженствует маршировать перед другим эскадроном фуражиров, и каждый корпорал перед своею ротою как вышеупомянуто. А вахмистр имеет позади полку маршировать с двумя командрованными рядовыми, дабы воспретить, чтобы никто из фуражиров из шквадрону не выезжал. Капитан имеет напереди перед фуражирами своего полку быть. И тако маршировать до оного места, где они фураж найдут.
4) Командиру над фуражирами надлежит оных содержать вместе, дабы они сверх назначенных мест и далее, как он приказал, не фуражировали. Такожде и фураж лошадьми или иным каким непотребным образом не потратили и не потоптали, такожде имеет он построиться с имеющею своею эскортою напереди, к безопасению фуражирам.
5) А когда они фуражировали, тогда должно всех паки собрать их Офицерам, напереди каждому перед своею ротою, и тако итти в лагерь. А Капитан с эскортом позади, или отколь опасность есть, оных прикрывать имеет.
6) Ежели в ином месте фуражу довольно не будет, чтоб всему полку тамо фуражировать, то должен Капитан Порутчика или Прапорщика с толиким числом рядовых и с корпоралами отправить, сколько он по препорции фуражу (в котором недостаток будет) запотребно разсудит; и надлежит ему имяна всех рядовых, которые командированы, записать, дабы о том Полковнику или командующему Офицеру от полку объявить. Такожде долженствует он доношение [59] учинить, когда он в лагерь возвратится, обо всем, что того дня учинено. А Полковник долженствует еще тогож дня Генералу Фельдмаршалу доношение учинить.
7) Офицер, который по достальной фураж командрован будет, должен попечение иметь, чтоб всех своих фуражиров вкупе содержать. И надлежит оному с помянутыми фуражирами (когда они отфуражировали) прямым путем в обоз воэвратиться не возвращаяся к Капитану. Сие чинить в безопасных местах от неприятеля, а ежели где есть опасность, то всем к эскорту возвращаться.
8) Командующему Офицеру над фуражирами надлежит прилежное надзирание иметь, чтоб содержать всех вместе, дабы из прикрытия никто никуда не выбегал, и кроме травы (или что оным повелено) иного ничего не брали, ниже в домы, житницы или и в огороды входили, или иным каким образом, какова б имяни ни было, крестьянам никакого вреду не чинили. И понеже сие к наилучшему как салдатам так и всяким воинским служителям, також и к содержанию Крестьян касается, того ради должны Командующие Офицеры над фуражирами того смотреть накрепко.
9) При фуражировании всегда надлежит быть полковым Фискалам, а ежели при великом опасении и Обер-Фискала посылать, дабы они по данным пунктам накрепко смотрели, и о преступниках подробно доносили, которые при опасном времяни иногда и смертию казнены бывают.
10) Ежели Офицер, который фуражирами командует, сей указ не исполнит, то в том имеет ответ дать.

 

Глава пятьдесять пятая
О ПОХОДЕ ВОЙСКА.

Понеже при походе войска зело много смотреть надлежит не токмо на эемлю (а имянно, что оное войско в собственной ли своей или приятельской или неприятельской земле марширует, такожде оная земля равная, гориста, болотна или лесная такожде многоводна ли) но и о неприятеле накрепко разведывать, что в близости ли или далеко обретается, и можно ли свободно и безопасно с войском маршировать. И потом надлежит поход учредить, дабы все порядочно и осторожно могло быть. [60]
1) Когда войско в собственной своей или приятельской земле марширует, где неприятелю быть не чают, тогда оное от большой части в различные дороги корпусами разделяется, дабы без нужды и опасения, одна часть земли не отягощена была походом всего войска.
2) Ежели в неприятельской земле случится, что узкие проходы будут, и неприятеля опасаться принуждены, тогда марширует войско разными дорогами (или колоннами) однакож в близости одна от другой, дабы они в нужном случае в ордер баталии стать и по обстоятельствам дел с неприятелем в бой вступить могли.
3) Ежели войско хотя в своей, приятельской или неприятельской земле, и неприятелю все конечно быть чает, и оное сквозь тесный проход маршировать принуждено будет, то притом смотреть надлежит, чтоб в начале сильный корпус или половина кавалерии наперед вне дороги и пасы осмотрели, и на неприятельские поступки примечали, который корпус называется авангардия. Потом следует инфантерия, яко корпус де-баталии, а за оною артилерия, аммуниция, провиант и все обозы с багажом. Такожде можно учинить, чтоб несколько малых пушек с принадлежащею аммунициею и ящиками перед корпусом дебаталии отправить. Напоследи марширует паки корпус кавалерии, который войско заключает, такожде оное от неприятельского нападения с тылу защищает, и для того называется Ариэргардия. Еже все от мудрой осторожности командующего Генерала зависит по обстоятельству дела и случая таким или иным образом, чего подробну здесь описать неможно.
4) Буде же в той земле, где войско неприятеля ожидает, многие горы и леса прилучатся, то командующий Генерал опасные места инфантерною авангардиею, и несколькими от кавалерии велит осадить, дабы войско свободно и безопасно пройтить могло, и дабы неприятель оный путь не возбранил. При которых случаях передние войска, которые сквозь пасы и дефилеи пройдут, остановиться имеют, и других ожидать, пока оные такожде пройдут.
5) А ежели войско чрез большую какую реку или болото итти имеет, то становится оное неподалеку от реки или болота в ордер баталии и лицом к неприятелю. А между тем суды и мосты имеют изготовлены быть, и оба берега ретранжаментами и инфантериею укрепить. И когда войско чрез [61] реку перебраться имеет, тогда паки часть или вся кавалерия наперед пойдет, а потом следует артилерия с аммуницею и весь багаж. И ставится артилерия по другую сторону берега против неприятеля, ежели оный иногда поход запретить похочет. А за оною следует инфантерия, которой уже должно тогда все мосты сбросить, дабы неприятель за оными в погоню не пошел, или тот мост сожечь и раззорить.
6) Такожде могут багаж и артилерия с корпусом кавалерии за день отправлены быть, ежели опасение созади а не спереди; понеже сие единою ночью учиниться не возможет, чтоб все войско вдруг чрез реку перебраться могло. Будеже река или болото нешироко, и непотребно будет мосты долгие делать, то может учиниться, что все войско единою нощию вдруг в разных местах перебраться может. Еже чрез великие и широкие реки с большим войском не весьма свободно учинить можно, хотя б к тому и несколько судов употребить.
7) Ежели в поход войско колоннами идет, и с одной стороны от неприятеля опасение будет, а с другой стороны река прилучится, то надлежит багажу и аммуниции к реке отправлену быть, дабы оным от войска прикрытым быть. А пушки имеют быть разделены по инфантерным полкам, дабы оные в потребном случае всегда против неприятеля употребить можно было.
8) Когда войско не подалеку от неприятеля обретаться будет, и с оным в главную баталию вступить похочет, тогда идет войско по ордеру-баталии на неприятеля, а пушки перед корпусом дебаталии с несколькими ящиками разделены имеют быть, а кавалерия обыкновенно по обеим крылам, и все войско в две линии, и к тому резерва ставится.
9) Сие все зависит от осторожности, искусства и храбрости Генерала, которому положение земли, силу неприятеля и обыкновение оного знать, и потому свое дело управлять надлежит.

 

Глава пятьдесять шестая
О ЛАГЕРЕ ВОЙСКА, КАКО КАВАЛЕРИЮ, ИНФАНТЕРИЮ ТАКОЖДЕ И АРТИЛЕРИЮ ПОСТАВИТЬ.

1) Когда войско в одном месте несколько времяни принуждено стоять, и неприятель неподалеку от оного обретается, тогда оное не токмо по линиям в ордер-баталии ставится, но и лагерь таким образом учреждается, и окапывается, дабы оное от всех неприятельских нападений в безопасности быть могло.
2} Войско в лагерь поставить надлежит Генералу-Квартирмейстеру, и долженствует оный по помянутым полкам, баталионам и эскадронам в надлежащее разстояние и линии учредить, так как ордер-баталии от командующего Генерала изображен.
3) Також надлежит Генералу-Квартирмейстеру, ежели возможно способное место к тому избрать, чтоб не далеко было от воды, а от пригорков и гор далеко было. А ежели войско на пригорках и горах, для каких причин лагерь свой поставить принуждено будет, то войски обыкновенно ставить в три линии, а имянно: первые две линии состоят из кавалерии и инфантерии, из которых инфантерия в средине а кавалерия по крылам, или по случаю и с инфантериею смешена, а в третей ставится артилерия, и имеет все войско фронтом стать к оному месту, где неприятель притти может, а с тылу и по сторонам реками, болотами, лесом и некоторым корпусом от войска прикрыто быть.
4) На каждый эскадрон от 40 до 60 шагов на лагерь дается, а баталиону от 70 до 80, а каждая пушка едина от другой имеет быть по 3 шага разстоянием. Между шквадронами и баталионами могут от 20 до 30 шагов. Полковые ж улицы могут 50 шагов быть разстоянием, между линиями могут от 300 и более шагов быть, како сие за блого изобретено будет, и положение земли допустит. А сие токмо для довольного места написано, чтоб палатки и багаж офицерский способно за линиями стоять могли. И по крайней мере перед фронтом у каждой линии 30 и более шагов к выступке полков оставлено будет. А когда войско на равном месте стоит, а с тылу чрез натуральное крепкое положение не прикрыто, тогда надлежит некоторый корпус инфантерии и кавалерии [63] за артилерскою линиею поставить. Но таковому корпусу надлежит не так как оным трем линиям фронтом наперед, но с тылу стать, так чтоб тылом к другим линиям оборотиться а к полю лицом, и называется оный корпус - резерв. Спереди, с тылу и по сторонам имеют отводные караулы разставлены быть, от которых бы могли скорее получить ведомость о приближении неприятеля, и войско немедленно могло построиться. И дабы в армии при лагере все порядочно было, того для каждый полк, не токмо свои палатки для рядовых и Офицеров имеет, но и надлежит от инфантерии роту в два ряда поставить, и ротные улицы чинить по положенному размеру, како Штабу тако Обер- и унтер-Офицерам, которым особливо у фронта ставиться надлежит, дабы (ежели тревога учинится) немедленно рядовых в строй собрать и поставить могли. Ружье, барабаны и знамена ставятся у фронта порядочно, како чертеж изображен, и приставливается к оным караул, такожде обыкновенно и Прапорщикам и подпрапорщикам у фронта стан иметь, дабы немедленно при знаменах быть могли. Палатки, бараки (или шалаши) имеют такожде порядочно в некоторые ряды и разстоянии поставлены быть, и обыкновенно между бараками, которые с тылу и по сторонам суть, оставляется разстоянием от двух до трех шагов (для пожару) улицы, дабы без всякого препятствия погасить можно было, ежели пожар в бараках учинится. Входы оных палаток и бараков лицом к болшим улицам суть. У конницы у 100 лошадей такожде в два ряда шелаши делаются, и каждый ряд обыкновенно 200 шагов длиною и 10 шагов шириною бывает. Между сими двумя палатошными или шелашиными рядами, ставятся в два ряда лошади, которых ширина и длина 10 шагов есть, так чтоб на каждой стороне 50 лошадей стать могло. Каждая лошадь имеет место длиною 4 шага, и надлежит лошадей головою к палаткам или баракам поставить, дабы каждый мог всегда свою лошадь смотреть. Между лошадью драгунскою и бараком оставляется улица шириною пять шагов, на которые улицы оных палатки выход свой имеют. Между двумя рядами лошадей оставливается улица шириною 20 шагов. А рядовых бараки ставят от дву до трех шагов один от другого, как в чертеже видно. [64] Когда весь лагерь во опасении от неприятеля, тогда ретранжементами окопан быть имеет, бруствер из фашин и земли, такожде и ров по предложению инженеров делается, и редутами и фланками для лучшей обороны укреплен бывает.
5) Маркетентеры обыкновенно по полкам разделены бывают, или вместе в одну улицу, како положение лагеря наилучшим образом допустит, ежели токмо накрепко смотрено будет, чтоб огонь от многова варения никакова вреду не причинил, и от бития скотины, великой вони и смраду не было. Того для всякой навоз как человеческий так и скотский вне лагеря в некоторые ямы закопан бывает, и потом от времяни до времяни вновь другие ямы для того выкопаны быть имеют.

 

Глава пятьдесять седмая
О ТРЕВОЖНЫХ ЗБОРНЫХ И ПАРАДНЫХ МЕСТАХ И ЧТО ПРИ ТОМ ПРИМЕЧАТЬ.

1) В гварнизонах тревожные места суть в различных местах, и ежели жителям оного места можно свободно поверить, то оные собираются, когда тревога и осада учинится, с верхним и нижним ружьем на валу или на городской стене, также внешних крепостях и прикрытых дорогах, которые потому в назначенные места по некоторым корпусам разделяются. А в поле тревожное место в полковом фронте, где салдаты во время бития зори в ружье ставятся. Кавалерия имеет тревожное место в гварнизоне, на площади или в других пространных местах города, а в поле в полковом же фронте или эскадроне.
Зборныя места могут в гварнизоне различные быть, в болших и пространных местах, или пред офицерскими домами, где полки или роты по данным наперед указам во время тревоги сбиратися имеют. И сколь скоро тревогу ударят, тогда тот час оные на площадь или парадное место маршируют, и потом по своим местам, где каждый полк или рота определены, стать имеют, и должность свою отправлять. В гварнизонах ворота всегда заперты бывают, и надлежит хотя не всей кавалерии, однакож доброй части оной выступить, при проведать, и по случаю на неприятеля [65] ударить, дабы возможно было получить языка, и осведомиться о его состоянии хотя днем или нощию. Все пушкари должны на своих батариях и у определенных пушек быть, а подкопщики в выходах подкопов; караулы у ворбт стоят в ружье. Ежели жителям не можно верить, то оным заранее корреспонденция запрещается и ружье отнимается, и где двое или трое вместе сберутся, тогда оные разлучены бывают, и долженствуют ввечеру ранее и ночь в домах своих быть, и прежде не выходить как день будет, ежели какие нужды исправить потребно будет: и того для у магазейнов, цейггауса, пороховых погребов, на площадях и в иных удобных местах крепкие пикеты держать, а кавалерии днем и нощию патрулировать, и добрый караул и надзирание во всем иметь, дабы жителей в страхе и послушании содержать.
Салдатам обретающимся в внешных верках под наказанием на теле и лишением живота запрещается, без повеления в город и в квартиры свои ходить, ибо аммуниция и провиант к оным приносится, и оным роздается в их ложаментах.
А когда неприятеля увидят, то отводные караулы выпалив ретируются к своим, в которое время, чтоб все люди как в лагере так и в крепостях уже б были готовы по своим местам.

2. КОГДА ПОЖАР УЧИНИТСЯ, ТОГДА КАК (в лагере и гварнизоне) ПОСТУПАТЬ.

Часто случается в военные времяна, что неприятель чрез изменников или чрез тайно отправленных от себя, как в лагерь, дабы войско в конфузию привесть, и на оное напасть, так и в крепости, дабы оную в неначай атаковать и взять, в некоторых местах зажечь велит. И в таковое время обыкновенно, хотя оный пожар нарочно от зажигальщиков или в городе небрежением учинится, как днем так и нощию ворота запираются, и гварнизон барабанным боем збирается, и в ружье ставится, и довольный караул во оном месте, где пожар учинился, определяется, дабы никто кроме оных, которые для погашения пожару определены, туды не ходили. Ибо в таковых случаях многие непотребности происходят, и великие кражи бывают. Для погашения же огня надлежит употреблять тех, кои ружья не имеют; а ежели оных людей такожде [66] и жителей к погашению большого пожару не будет довольно, тогда Комендант половине гварнизону велит в парадном месте в ружье встать, а другую половину взяв с собою (или по случаю третию часть) без ружья, и ставит оных в две шеренги от колодезя или реки до пожарного места, и тако с одной стороны, наполненые ведры водою, из рук в руки могут даны, а с другой стороны порожние равным же образом отданы быть. И сим способом можно в краткое время многое число воды без всякой трудности непрестанно на огонь лить, и оный пожар легко погасить, и великий вред отвратить. (Сей манир и на военных кораблях между матрозами употребляется, когда они корабль чистят и моют). Такожде надлежит каждому жителю одно или два коженые ведра в доме своем для сего случая иметь, и надлежит в магазейнах и ратушах всякие ведра и трубы, и такожде и в некоторых улицах крюки и лесницы, ведра в готовности иметь, и дабы каждый в нужном случае помогать мог. Такожде надлежит всегда пожарные трубы в добром порядке иметь, и особых людей к оным учредить, дабы они тот час с ними туды, где пожар учинится, могли поспевать.
В котором доме пожар учинится, в том должен господин оного дому ответ дать, и по изобретению того дела, великий штраф заплатить. Когда в лагере при артилерии и аммуниции, которые неприятель особливо раззорить ищет, пожар прилучится, тогда при всем войске того часу тревога бывает, и становится оное немедленно в ружье, дабы всем неприятельским нападениям и конфузиям упредить. А караульным тогда накрепко приказать, дабы они никого иных кроме служителей артилерных к пушкам и аммуниции не допускали. Для чего обыкновенно кругом пушек и возов с аммунициею, веревка растянута бывает, дабы никто иные к оным приближитися не могли.

3. КАКО ГВАРНИЗОНУ В ГОРОДЕ (или крепости) ПРИ ВХОДЕ КАКОВА МОНАРХА ПОСТУПАТЬ.

Когда получат ведомость о прибытии Государевой персоны в город, и надлежит отдать честь стрельбою пушечною, тогда чтоб стрельба была порядочна, и чтоб ни скоро ни редко стрелено было, например не чаще как [67] седьм, а не реже как девять счесть можно. Стрельбу, как для таких встреч, так и для других салютов и триумфов надлежит отправлять без ядер. Когда сие кончится, тогда Губернатор или Комендант Плац-Майору прикажет, како ему с гарнизоном поступать; и может сие таковым образом учиниться: ежели зело знатный Государь есть, то велеть присрочить всем полкам, чего ради собрать надлежит всех Адъютантов полковых, и приказать оным, чтоб они во учрежденное время полки свои на парадном месте поставили, которые того часу своим Штабс Офицерам объявить должны. И когда все на парадное место соберутся, тогда Плац-Майор полки все учреждает по их рангам, от ворот до его квартиры (где Государю будет приготовлено) по обе стороны. И чтоб старшие полки у ворот и у его квартиры были, а молодшие в средине, и один из старших у его квартиры на карауле, и тако ожидают оного Государя. И когда помянутый Государь своею особою оные полки проедет, а следующие за оным еще не минуют, то однакож и после оного мушкет на караул держать, поворотяся немного за ним в след, пока поворотит в иную улицу. При въезде играют на габоях, и бьют в барабаны марш. Штаб и Обер-Офицеры поздравляют оружием, а Прапорщики уклоняют распущенными знаменами до земли, и снимают потом шляпы. Ежели же некоронованная но Князя владеющего особа или полномочный Посол, то зняменами не уклоняют но только Офицеры ружьем. Буде же Генерал знатный, то только Офицеры обыкновенный поклон отдают, держа ружье в руках. И сколь скоро оный в квартиру свою станет, то того часу Штаб-Офицеры собравшись к нему пойдут, и отдав комплимент отводят полки.
Когда приезжий Государь гварнизон смотреть хощет, тогда перед его квартирою дивизионами маршировать прикажут, ежели иного какова места не будет, чтоб оных в ордер-баталии поставить и вести. А Офицеры не имеют более поздравлять, ибо они уже поздравление отдали, и поздравляется обыкновенно днем единожды. Потом маршируют полки на парадное место, и знамена до двора провожаются, а роты впредь до указу распущены бывают, и рекомандуют оному караульный полк (владеющим же Князьям баталион, а прочим рота). В знатных городах [68] встречает оного магистрат, и поздравляет оного приездом, и провожает до квартиры.
Ввечеру имеет Губернатор или Комендант для пароля в квартиру приезжего Государя или к иной вышепомянутой приезжей персоне притти, и требует от оного пароля и приказу. Буде же где Генерал-Губернатор, то оный кроме коронованных персон у чюжих ни у кого пароля не принимает.

О ЧИСЛЕ СТРЕЛЬБЫ ИЗ ПУШЕК ДЛЯ КОРОНОВАННЫХ И ВЛАДЕЮЩИХ КНЯЗЕЙ.

Коронованной персоне. разы число выстрелов
1 - - - - - - 71.
2 - - - - - - 85.
3 - - - - - - 101.
Буде же где пушек меньше того числа, то последний раз из всех, а прочие третью уступая меньше друг друга.
Владеющим Князьям в полы.
Прочим в третью долю последнего выстрела, и стрелять единожды.
И надобно в стрельбе примечать, а имянно: коронованным надлежит стрелять два раза, когда приезжает к городу, а третий когда въедет в город, и смогпрЬть того, чтоб в то время стрельбы не было, как по мостам едут, дабы лошадей не испугать. При выезде же починают стрелять, когда в контроскарб въедет.

4. А В ПОЛЕ (или в лагере) ПО ПРИБЫТИИ И ОТБЫТИИ ОТПРАВЛЯТЬ ЦЕРЕМОНИЮ ПО СЕМУ:

Государю по прибытии к войску с начала компании или по отъезде из компании Офицеры ружъем и знамены, а главному (в небытии Государя) Генералу, Офицеры ружьем только (а не знаменами) а рядовые на караул при барабанном бою честь отдать имеют. В прочие же времяна только в ружье стать должны, и Офицеры обыкновенный поклон отдадут. Равным же образом чужим Государям и главным Генералам, когда они к войску прибудут и отъедут, честь отдавать надлежит. [69]

 

Глава пятьдесять осьмая
О КОР-ДЕ ГАРДИАХ И КАРАУЛЬНЫХ ДОМАХ, КАКО ОНЫЕ В БЕРЕЖЕНИИ И ЧИСТОТЕ СОДЕРЖАТЬ.

Понеже часто случается, что безделные и ленивые салдаты отдаленные посты и караульные домы, такожде и в кор-де гардиах печи, окончины, столы, лавки, двери, замки, и что из дерева и досок зделано, ломают, рубят, запалеными фитилями и табаком портят и разоряют, или в нечистоте содержат. Того ради Офицер, который караул сменить имеет, должен прежде смены ефрейтора, или корпорала с двумя рядовыми отправить, и все посты, окончины, двери, столы, лавки и печи, и что впрочем принадлежит, осмотреть прикажет, дабы видеть, что все ли вещи в надлежащем состоянии и чистоте обретаются. И ежели в том какое пренебрежение явится, то не имеет до тех мест оного сменить, пока все исправлено и действительно починено и в надлежащее состояние приведено было, дабы вновь пришедший караул в том какова ответа дать не должен был. Такожде и все прочие понуждены б были, все в чистоте и в добром состоянии содержать. В кор-де гардиях обыкновенно нужники бывают, и делаются некоторые на валу, где река мимо течет, однакож таким образом, чтоб оные с крепости выведены были. Такожде зимою не надлежит жарко в кор-де гардиях топить, хотя и дрова по уставленному военному обыкновению обыкновенно безденежно от крестьян получаются; которые крестьяне дрова для продажи в город возят, и караульным у ворот должны по одной плахе с воза давать, а от большой части одною печью две избы, а имянно единая малая Офицерам а большая рядовым, имеют топлены быть, дабы от того какова нещастия и вреду не приключилось.

 

Глава пятьдесять девятая
О КАРАУЛАХ, КАКО ОНЫМ ХОДИТЬ И СМЕНЯТЬСЯ, ТАКОЖДЕ ЧТО КАК В ПОЛЕ ТАК И В ГВАРНИЗОНЕ ПРИТОМ ВНИМАТЬ НАДЛЕЖИТ.

1) Дабы караулы в гварнизоне блого учредить, чтоб салдаты тем утруждены не были, того для обыкновенно [70] третья часть инфантерии ежедневно на караул берется, дабы три салдата две постели иметь могли. Ибо ежели один из оных ночью на карауле будет, то двое свободно лежать могут, и таким образом можно довольно людей в крепости уместить. Такожде и салдату не трудно есть, когда он два дни свободен, а в третий день караул иметь будет. Коликое число постов, такожде город (или крепость) великостию будет, потому и великий гварнизон содержит. Капитаны имеют знатнейшие посты, а имянно: главный караул или караул Генерала-Фельдмаршала. Такожде имеют оные при стороже, ежели множество людей будет за караулом, и зимою, ежели рвы водою наполненные замерзнут, или страх какой от неприятеля прилучится. Что принадлежит о времяни, когда гварнизон на караулы ходит, в больших городах надлежит в разные времена, а имянно : 1) по утру рано, когда ворота отворятся, 2 в 10 часу перед обедом, 3 во 2 или 3 часу пополудни на караулы ходят. Сие для того не в одно время переменяют караулы, дабы людям долго в параде напрасно не стоять и Плац-Майору лучше управиться.
2) Во всех гварнизонах надлежит починать збор бить в уреченное время у гауптвахты, который услыша должны бить в тех местах, где живут те, которые того времяни назначены на караул, для лучшего слуху. Время же бития збору в малых гварнизонах час по полудни, а в больших не в одно время, как выше упомянуто; в больших гварнизонах треть, а в малых только половина барабанщиков у гауптвахты на караул бить имеют. А по пробитии збора долженствуют только, которые на караул командированы суть, остаться при своих Офицерах, а прочие паки в свои квартиры возвратятся. А ежели малая крепость, то довольно только у гаупт-вахты бить збор а не у квартир Солдатских. И не надлежит более збор бить как четверть часа.
3) И когда барабанщики в городе во определенных местах збор пробьют, тогда збираются салдаты (или по случаю мещане) перед Капитанским или Майорским домом, где оные в строй поставлены, и потом на парадное место, где Губернатор или Комендант живет, приведены бывают, како учреждено и обыкновенно есть; тогда оным от Майора или от Адъютанта по приказу [71] Губернаторскому или Комендантскому объявляется, где каждый свой пост и караул иметь будет, и что чинить будучи на карауле, и потом оные разделяются. А ежели случится, два Офицера от разных полков, которые неодинакой походной бой имеют, вместе на караул сойдутся, тогда надлежит у всего караула поход одного полку бить, от которого полку командующий Офицер караул имеет.
4) Знатнейший Офицер с большею частию на гаупт-вахте остается. И дабы гварнизон в эксерциции своей благоискусен был; того ради обыкновенно, пока оный с парадного места по постам не пойдет, в приемах ружья чрез Адъютанта эксерцирован бывает. В гварнизоне никто из Полковников, Подполковников и Майоров на караул не ходит. А в лагере долженствуют оные все по случаю исправлять, како данные указы и военный резон требует.
5) Капитан всегда повинен ходить на караул сЬ ротою и с знаменем, по случаю же и без знамени, однако не меньше 60 человек, и имеет из главных караулов место.
А Порутчик не меньше сорока человек на караул ходит обыкновенно, и стоит у городских ворот. А когда Подпорутчики прилучатся, тогда Оные отправляют таковую ж службу, и чтоб с ним не меньше было 40 рядовых. Прапорщики ходят обыкновенно с Капитанами на караул а ежели многие посты прилучатся а Подпорутчиков не будет, то и они Подпорутчицкую службу отправляют. Во все те караулы унтер-Офицеры по пропорции рядовых разделяются (какая часть рядовых, против того часть и унтер-Офицеров) по их числу от роты. Когда вся рота на караул пойдет, тогда Прапорщики сами знамена несут, а впрочем они имеют, как и другие Обер-Офицеры свое оружие.
Когда Сержант един для посту ва караул, или в гварнизон командирован бывает, тогда имеет оный обыкновенно под своею командою не меньше корпоральства рядовых и одного корпорала при себе, однакож без барабана. Понеже по всеобщему военному обыкновению никакой унтер-Офицер один с игрою на караул ходить, и ружье на правом плече, как прочие Обер-Офицеры иметь не дерзает, дабы в том некоторая различность между Обер и унтер-Офицерами была. [72]
Корпоралы, когда они командированы бывают, имеют на валу или при магазейне и прочих посттах, такожде свой караулы не меньше 12 человек Впрочем что к мелким караулам надлежит, то предается на рассуждение командующего в крепости, равно что о том какой регламент определится, по которому поступать надлежит. Между тем различные образы сему представляем:
6) Обыкновенно тако с оными содержится, что каждому полку надлежащее число караулов на его долю скажется. И когда они на парадное место прибудут, тогда старший полк станет напереди, или на правой стороне а второй за оным. Первый (или старший) полк имеет главный караул, и свои определенные посты, а второй прочие посты. А на другой день построится первый полк в низу, и тако второй первым будет, и имеет главный караул, и переменяются таковым образом со всеми полками. Но пока командированные из полков из парадного места на караул не пойдут, тогда Майор возмет толико значков (бумажных, медных или из иной материи) сколько постов есть, которые на оных значках изображены, и положа в шляпу Офицеры оные значки, один по другому вынимают образом метания жребиев, и который знак кто получит, туды и итти должен, дабы в том прихотей не было а другим обиды. Таковым же образом и от роты посты определять надлежит, и тогда Майор стоя в записную книжку запишет, дабы, ежели что на оном посте пренебрежено будет, или что иное случится, того часу ведать можно было, который Офицер тамо караул имеет. Что же до сержантов принадлежит, оные мечут кости между собою о отправлении постов, кому где стоять по учрежденной росписи о караулах, а прочие обретаются при своих полках.
7) Когда салдаты с парадного места на караул пойдут, тогда должен Майору вышнего своего командира явиться, и от оного уведомиться, нет ли какова еще вновь приказу.
8) И потом когда отделенное число от полку (или роты) к постам своим или к воротам прийдут, тогда построены бывают в ряд против оных, которые караул имели, и сменены имеют быть, и ставят друг перед другом мушкет на караул, и спрашивает потом Обер-Офицер [73] другого, которого сменять имеет, что чинить надлежит. Сему же равное и унтер Офицеры чинят, и друг у друга спрашивают. А потом отправляют иные передние караулы и на вал с сержантами и корпоралами, и сменяся сходят с караулу. А для лучшего порядку не надлежит прежде с караулу сойти, пока все часовые сменены будут.
9) Офицеры долженствуют, пока они на карауле стоят, оттуда никуды не сходить, для чего и пищу свою туды принесть им приказать, рядовых же для приношения пищи боле двух человек вдруг с караулу не отпускать.
10) Нощные караулы ставятся, когда ворота запираются, и на разсвете как зорю пробьют, тогда оные сводятся. Такожде надлежит, чтоб смененные караулы паки на парадном месте собраны и оттуда роспущены были: однакож сие для лишней фатиги людям не всегда делать надлежит, а особливо в непогожее время и морозы.
11) Ежели от Губернатора Плац-Майору что приказано будет, он должен о том Коменданта рапортовать и потом исправлять. А ежели полковому Майору приказ будет, то Коменданта и своих Полковника и Подполковника рапортует. Буде же приказ о деле скорого исправления, то по исполнении и рапортовании Губернаторском, оных рапортуют. Однакож по принятии указу должен Полковнику чрез посылку объявить, что он послан, равным же образом и в войске полковые Майоры, должны своих начальных рапортовать.
12) В крепостях всякому командующему полком, не должно из крепости выходить без повеления Губернатора или Коменданта. Ежели Губернатор или Комендант занеможет, или во отлучении будет, то имеет старший по нем Офицер команду иметь, пока вышепомянутый над ним командир от болезни выздоровеет, или из отлучения возвратится.

 

Глава шестьдесятая
О РЕВЕЛИЯХ (или побудках) И ТАПТАХ.

1) Когда ревелию (или побудок) бить надлежит, тогда имеет Примиэр или Секунд-Майор с имеющими при себе салдатами и с запаленным [74] фитилем ключи тородские из дому Губернаторского или Комендантского взять, и на главный караул принесть, куды к оному времяни от каждых городских ворот один сержант с четырьмя рядовыми, (дабы ключи от Майора принять) послан имеет быть. И когда каждые ворота в присудствии обретающегося на караул Офицера, отперты будут; тогда надлежит оные ключи с Сержантом и с четырьмя салдатами, Примиэр или Секунд-Майору обретающемуся на главном карауле паки вручить, которые должны все в Губернаторский или Комендантский дом паки исправно отнесены быть. А по пробитии побудку, долженствуют караульные все Офицеры, посты свои ночные осмотреть, все ль исправно на своих местах были.
2) Сержанты, которые для приему ключей посланы будут, долженствуют о том донести, что на их постах учинилосъ: А ежели что важного случилось на постах, то и сами командующие Офицеры Губернатору или Коменданту о том известие подать должны.
3) Когда войско в поле стоит, и в вечеру начнет смеркаться, тогда должны все барабанщики такожде и трубачи перед своими полками явиться; и сколь скоро пароль отдастся, а при артилерии выстрел из пушки учинится, то при гаупт-вахте тапту протрубят с политавреным и барабаным боем. И кой час то окончится, тогда все прочие от полков кавалерии и инфантерии вдруг начнут тож бить, и пойдут барабанщики от инфантерии округ своего полку, чрез полковые улицы, како они то чинить обыкли. Каждый полковой барабанщик ведет имеющих под своим управлением барабанщиков по их строю и шеренгам, и идет перед ними с тростью; (такожде сие имеет равным образом и при побудке и зборе отправлено быть) и когда тапту пробьют, тогда должны маркетентеры и домы, где те питья продаются, далее не держать у себя гостей, но имеют все по своим квартирам и палаткам возвратиться. И осматривают сержанты и корпоралы в квартирах, кто из роты своей отлучился, как в поле так и в гварнизоне, також у маркетентеров и в домах, где питье продается, осматривать же, дабы салдаты не оставались не в указное время.
4) Тапту наллежит бить тогда, когда еще человека во 100 саженях в лице и цвет платья свободно видеть [75] возможно, а многих людей как зрение достанет, а побудку когда також разсветет. А где летом зело малые ночи, то так определить время, чтоб от тапты до побудку осмь часов было времяни, дабы людям довольный покой был. А понеже где летом долгие дни или некоторое время и весьма день, тамо зимою зело малые дни или и весьма ночь бывает, то определяется в таких местах, где весьма ночь, и в такое время, ежели опасности нет от неприятеля, определить часы для отворения ворот, когда люди не спят, а в опасное время отпирать только калитки. Идля бития как тапты так и побудку, должны определенные барабанщики от полков на парадное место притти, и настоящий бой бить, который услыша должны бить по всем караулам, и по пробитию с парадного места возвратиться в свои квартиры.
5) А когда тапту пробьют и ворота запрутся, тогда должен Майор того часу визитацию или осмотрение учинить, все ль ворота заперты, ночные посты розставлены ль, и впрочем данные указы исполнены ль. Буде же Майора нет, кто главным караулом командует, тот должен сие учинить, и немедленно о сем вышнему начальнику того города рапорт учинить. Також не должен тогда никто ездить или ходить под штрафом определенным по артикулам, разве в присутствии той земли Государя, ежели он повелит; и таким, кто лозунг или крайнюю необходимую нужду имеет, також Священники, Докторы и лекари от сего свободны ж, однакож ежели и оные найдутся кроме своего дела, то штрафу ж подлежат.
6) По вся утра, когда побутка пробита будет, мостов не опускать и ворот не отворять, пока кавалериею или (в небытии оной) инфантериею вне города из контроскарпа не осмотрено будет подлинно и не рапортовано, (что никаких воинских людей нет).
Сие чинить во время войны, или в какой опасный случай во всех крепостях, а в порубежных всегда.
7) А когда ночью понадобится ворота отпереть, а имянно: в город пустить (или из города выпустить,) одного или несколько человек, для какой необходимой нужды, то должен Майор к воротам с несколькими человеками караульных салдат притти, [76] и их отпереть, и тогда дожны все на карауле обретающиеся в ружие стать. И сперва отпираются внешние ворота, и приезжие в город впущены бывают перво во внешние ворота, и потом оные тот час запереть и внутренние отпереть, и впустя оных паки скоро запереть. Також чинить и выпуская перво отпереть городовые ворота, а внешних не отпирать; и когда выдут из города, тогда городские запереть и потом внешние отпереть, дабы чрез сие никакова страху измены или иной какой военной хитрости не было учинено; понеже во время опасное от неприятеля таковые дела обыкновенно проискиваются.

 

Глава шестьдесять первая
ЧТО ЖЕ ВПРОЧЕМ КАСАЕТСЯ, ОБ ОФИЦЕРСКИХ КАРАУЛАХ, В ТОМ ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ ПО СЕМУ:

1) Генерал-Аншефт, который командует войском, имеет на карауле одного Капитана с ротою и с знаменем. А когда Государь сам присутствен есть, тогда Фельдмаршал вышепомянутых Обер-Офицеров имеет, однакож без знамени, и потом токмо двух сержантов, двоих барабанщиков и пятьдесят человек рядовых.
2) Генерал от инфантерии или кавалерии, которые дивизии имеют, одного Порутчика, Сержанта и 30 человек рядовых с барабанщиком.
3) Г енерал-Лейтенант имеет одного Прапорщика и 24 человека рядовых.
4) Генерал-Майор имеет одного сержанта с 12 рядовыми.
5) А бригадир одного сержанта и 10 человек, каждому от своей собственной бригады.
6) Полковникам надлежит от своих полков по корпоралу с 8 человеками.
7) Подполковникам по ефрейтору и по шести человек рядовых.
8) Майор против тогож.
9) Комисариату караулов не дается, понеже имеют они для всего комисариата триста человек драгун, из которых и караул у себя держать должны. А полковые Комисары, которые при полках бывают с деньгами, получают караулы от полков по два часовых.
10) Генералам Квартирмейстерам против брегадира. [77]
11) Генералам-Аудиторам против Полковников. А их Генералам-Лейтенантам против Подполковников.
12) Генералу-Фискалу против Подполковника, Обер-Фискалам по четыре, а полковым по два человка.
13) На шпиталь и к прсфосам, такожде несколько человек на караул командированы бывают.
14) Все сии караулы должны быть у вышереченных особ в квартирах, а в лагере кроме командующего Аншефта не быть ни у кого, но брать от знамен или с парада часовых третию долю из положенного числа. А когда тревога или самое дело, тогда ни у кого ничего, кроме что у Аншефта, и у казны по половине караульных останется. Также во время марша ни у кого никакова караулу кроме казны и колодников не иметь.
15) Каждый полк от кавалерии и от инфантерии имеет свои особливые караулы перед полком несколько шагов; и долженствуют караулы у знамен, такожде у положенного ружья от вышепомянутого полкового караулу сменены быть.
16) При артилерии особливый караул от инфантерии учреждается, и несколько шагов перед фронтом ставится, однакож без запаленого фитилю для пожарного страху, но имеют токмо флинты или пики и нижнее ружье.
17) Когда при войске чужестранных Государей Послы и Посланники обретаются, тогда оным даются караулы: полномочному против Генерала Аншефта, Послу неполномочному против генерала Майора, Посланнику против Полковника, а которые ниже, тем против Майора. Министрам же своим часовые от главного караулу определяются. Буде же в дальности от главного караулу случится, тогда по случаю определяются, однакож не боле двенадцати человек с корпоралом без барабана.
18) И понеже все при войске токмо по указу командующего Генерала-Аншефта управляться имеет, того для да не дерзнет никто без ведома оного о караулах учреждать и что вновь чинить, ибо полки чрез многое и непотребное бдение зело утруждены, и следственно раззорены быть могут, которых для потребнейших и полезнейших нужд сколько возможно сохранять надлежит. [78]

 

Глава шестьдесять вторая
О СИЛЕ И ДОЛЖНОСТИ КАРАУЛОВ, КАК В ГОРОДЕ ТАК И В ЛАГЕРЕ, И ЧТО ПРИТОМ ВНИМАТЬ НАДЛЕЖИТ КАЖДОМУ.

1) Часовой на карауле обретающийся на своем посте яко самовластная особа, и того для никого не слушает, ктоб ни был, и хотя собственные его Офицеры, то однакож ничего неповинны над ним чинить, пока оный сменен будет, кроме словесного приказу, почему оный исправлять должен.
2) Караул в крепости у шлагбома, а в поле у рогаток или у первого внешнего входа, имеет наивящшую осторожность отправлять, ибо для проходу непрестанно много людей обретается. И сколь скоро оный караул одного или многих чужестранных и незнакомых увидит приближающихся, то наперед опустя шлагбом или закинув рогатки, спрашивает громко: откуды идет? И потом вызовет своего унтер-Офицера, который должен по вызову часового или по данному какому обыкновенному знаку, немедленно к тому месту с своим ружьем притить. И ежели незнакомая особа есть, спрашивать по сему:
(1) Откуды идет?
(2) Кто он?
(3) Куды оный хощет иттить?
(4) Какой чин и дело оного есть?
(5) Как оного имя есть?
(6) Имеет ли он пас?
Ибо ежели в военное время, или какие прилипчивые болезни в земли явятся, никто не может (для безопасности) без пасу проехать, который пас унтер-Офицер или рядовой Аншефту, Губернатору, Коменданту или Капитану от главного караулу, как приказано будет, вручить, и ответ купно с пасом назад принести должен. Между тем временем имеет проезжий у того места, где остановлен, дожидаться. И когда оный впущен будет, тогда унтер-Офицер пришедши спрашивает :
(7) Что в городе ли (или лагере) ночевать будет?
(8) Где стоять будет? А буде чужестранный или незнакомый, то долженствует к Офицеру приведен быть, который Офицер имеет [79] того приезжего накрепко допросить, кто он и откуда приехал, и где стать хочет, и потом в гаупт-вахту оного привесть. Однакож ежели знатная особа будет, то не надлежит оного но из его челядников одного туды привести, и когда оного допросят, тогда должен командующий офицер от гауптвахты чрез писменную цыдулу того часу Губернатору (или главному над войском) о том объявить, и дождався на то отповеди, учинить так, как будет приказано.
3) Такожде порядочно по вся полудни и вечеры записав кто с утра до полудни, а с полудни до вечера приехал, известие прислать. Однакож сей артикул токмо о пограничных городах, а не о тех, которые внутри государства суть, разумеется, разве что во время войны.
Також Майор должен ведать по вся вечеры чрез трактиров того города, кто у них стояли приезжие.
4) Когда кто инкогнито проехать, и себя объявить не похочет, хотя во время войны или миру, оного не надлежит отнюдь пропускать. А ежели сие случится в военное время или мор, то наипаче опаснее есть; и может оный до тех мест, пока он себя не объявит, кто он подлинно есть, (по всем военным правам) за шпиона почтен и за арест взят быть. А ежели оный ложное себе имя скажет, то и того злее учинит, и достоин наказания есть.
5) При допросе таковых проезжих надлежит быть человеку нелегковерному. В больших городах и крепостях обыкновенно бывают у ворот для записки приезжих и отъезжих писари. А особливо в военное время или моровое сверх обыкновенных писарей бывают определены из Штаб-Офицеров, (а буде биргерский караул, то из Ратсгеров, которые особливо в том присягать имеют) чтоб обо всем допрашивать и розыскивать. И оным дается наказ, как им тогда поступать надлежит.
6) Когда часовой множество салдат увидит, тогда оный не токмо шлагбом опустит, но и ворота в палисадах (а в лагере рогатки) запереть должен, и весь караул согнать, который с ружьем у бариеру (сиречь у крайних или внешних караулов) стоять: и одного к вышнему командиру по имевшем допрос отправить должен, и оного указу ожидать.
7) Обер-Офицеры иностаранные и багаж оных обыкновенно чрез город [80] пропускаются, однакож сие есть в соизволении Губернаторском или Комендантском.
8) Когда указ пришлется, чтоб войска чюжестранные сквозь город пропустить, тогда притом всем приказывается, чтоб более роты, баталиона или полку, по силе гварнизона смотря вдруг не пропускать, однакож безопаснее есть, ежели город могут мяновать, дабы страху и безпокоиства тем отбыть.
9) Такожде долженствуют часовые обретающиеся у внешних входов и ворот, смотреть и приказывать, дабы две корета или возы на мосту не съезжались и не встречались.
10) Такожде не надлежит допускать, чтоб множество людей на мосту или в воротах было, и дабы как пешие, так и конные друг другу не препятствовали, такожде никто да не дерзает хотя конный, пеший или коляскою, сквозь караул или ворота, такожде и чрез мост скоро бежать, понеже сие есть против военного обыкновения, и неможно ведать, что таковые люди учинили, которые так скоро из города спешат. Когда Обер-Офицер мимо часового пойдет, тогда оный должен мушкет на караул поставить, а пикинеры ставят пики на правой стороне к ноге. Такожде отнюдь не надлежит, чтоб часовые стоя на своих постах табак курили, еже противно всем военным обыкновениям есть, хотя притом отговариваться будут, что при курении табаку можно бодрее быть, нежели без того стоя. Но сия отговорка не довольна есть, ибо часовой не токмо может на одном месте стоять, но и надлежащим образом на посте своем кругом ходить, дабы тем сон препроводить, и толь лучше смотреть можно было. И не надлежит, чтоб часовой в караульне или в ином каком месте сидел.
11) Когда рунд мимо идет или кто иной, тогда часовой окликать должен : кто идет? и того часу ружье приготовить, которое надлежит, сколь долго оный на часах будет, отнюдь из рук не упускать, и чтоб было всегда набито. И ежели оному ответ не дастся, то еще единожды окликает, кто идет? И притом изготовится к выстрелу, и есть ли еще ответ не дастся, то еще в третий окликает, и ежели тогда ответу не получит, то тогда часовой власть имеет палить, хотя днем или нощию во время миру или войны, ибо никто да не дерзает часовому смеяться, или оного [81] дразнить. Сию стрельбу чинить, кто не отзовется, в таком случае, ежели кто в город, лагерь, по валу к лагеру или караулу идет, а не тем, которые по улицам (дорогам) идут, или по воде плывут мимо. Також ежели и мимо идет, а станет подаваться мимо обыкновенного пути ближе, такому по отзыву его велеть итти далее, и сие також трижды кричать, а буде не послушает, то стрелять.
12) Ежели кто часового стоящего на его посту осмотреть похощет, что имеет ли оный свинец, порох или запаленый фитиль, то не должен оный осмотрщику сие показать и близко к себе допустить. И есть ли таковый насильством поступит, то может оный смело ружьем своим того удержать, и тем толкнуть или по случаю и ударить.
13) Такожде да не дерзает часовой с посту своего итти, токмо тогда, когда сменен будет под лишением живота, какие б отговорки ни были и того для салдат имеет, когда время придет по нумеру, который на перемену ево назначен, изготовиться наперед во всех нуждах, дабы он в том никакова безпокойства но имел.
14) Такожде и караул друг от друга далее ставить не надлежит как в мушкетный перестрел, или чтоб между собою окликаться, и речь друг друга разуметь могли, також и караульням в таком же разстоянии надлежит быть.
15) Часовые от своих корпоралов а в небытии оных от ефрейторов на все караулы приведены и сменены бывают. Часовой, который сменен имеет быть, ставит муткета на караул, и оный, который сменит, и притом спрашивает, что чинить надлежит. И когда о том объявит, тогда прежний часовой без дальних разговоров сойдет, а новый станет на его месте.
16) Когда рунд или кто из Офицеров часового на его посту спящего найдет, то надлежит (немедленно) его переменить и за арест взять, и по артикулу оного судить. Когда в лагере неприятель на часового наступит, или атакует, тогда оный уведомя кликом Офицеров своих, и выпалив ретируется к кордегвардиям, или где главный караул прилучится.
17) Ежели какие непорядки и небрежения против данных указов на улице, хотя от мещан или салдатов учинены будут, то долженствуют [82] как патрули так и караулы, которые в тех или близ тех мест обретаются, оных, которые таковые непристойности чинили, или чинить хотят, за караул взять, и о том в главном карауле, или Майору известие подать имеют. И есть ли при таковых случаях некоторые мещане за арест взяты будут, то надлежит оных поутру к командиру оного места отослать.
18) Когда тревога учинится, хотя от неприятеля или пожару, тогда долженствуют командующие Офицеры от полков на назначенном тревожном месте явиться.
19) Когда некоторые посланные из крепости (или из лагеря) партии назад возвратятся ночью, тогда надлежит одного, или двух рядовых от той партии, к воротам к гаупвахте для известия прислать, а прочие должны в 50 шагах от шлагбома, или рогаток стоять, пока Губернатору или Коменданту, а в войске главному командиру об них учинено будет ведомо. И тогда или на свою квартиру отпустятся, или паки куды по указу будут посланы.
19) В опасное время никто из рядовых, которые позволения не имеют, не должны из крепости вытти, не имея пропускной цыдулы от Губернатора (или вышнего командира) под жестоким наказанием, и оные, которые без пропускной цыдулы чрез которое место пойдут, или в пути изобретены будут, имеют яко дезертиры за караул взяты, и в тот же гварнизон отосланы быть.

 

Глава шестьдесять третия
О КАРАУЛАХ КАВАЛЕРИИ, КАКО ОНЫЕ СОДЕРЖАТСЯ В ПОЛЕ И В КРЕПОСТЯХ, (також о отводных караулах кавалерии и инфантерии,) И О ПРОЧЕМ, ЧТО ПРИНАДЛЕЖИТ ВНИМАТЬ.

1) Во время миру кавалерия в городы не ставится, но оные обыкновенно получают свои квартиры в деревнях, и сие для лучшей выгоды в фураже; понеже оный в деревнях скорее и за малую цену получать можно, нежели в городах. Но во врсмя войны и в крепостях, где осаде быть чают, кавалерия ставится около 300 и 500 человек, како случай и состояние дел требовать будет. Вышепомянутая кавалерия [83] должна купно и с инфантериею караулы иметь, и ставится оная обыкновенно на отводных караулах, и употребляется для разъездов кругом крепости, и имеет обыкновенный главный караул в прикрытых дорогах, (и тогда оным фураж или из деревень или из магазейну дается.) Оные Офицеры, которые на отводных постах командуют, должны сами свои посты осматривать.
2) Також кавалерия в дальных и опасных постах кругом войска стоять долженствует, и обыкновенно определяются два рядовых на один пост, когда оные отводные караулы имеют, дабы они лучше чего не просмотрели
(еже легко от одного учиниться может.) Таковые полевые караулы от кавалерии имеют или на пригорке, или на великой ровнине (где б они далеко кругом смотреть могли,) поставлены быть, (а инфантерия в лесных и тесных местах, где горы и долины прилучатся, больше ставится, однакож не так далеко от войска, как кавалерия.) Вышеозначенные караулы все определены к трем главным постам, дабы туды ретироваться, и оным известить, ежели они неприятеля увидят. Такожде надлежит таковые разставленные караулы, как от кавалерии, так и инфантерии не далеко один от другого поставить, дабы один караул другого в виду имел, и во всяком случае знак дать мог, ежели что знатное от неприятеля учинено будет. Таковые полевые караулы Полковники, Подполковники и Майоры, как от кавалерии так и от инфантерии отправлять должны, которые по случаю или от командующих, Генерала самого, или от Генерала Майора поставляются, и прилежно осмотрены бывают. Впрочем что еще принадлежит особливо о караулах конных, о том пространно объявлсно ниже сего.
3) Большой полевой караул имеет всегда малый караул перед собою ставить.
4) Что принадлежит о патрулях, то командрованы бывают с гауптвахты корпорал с 4 или 6 рядовыми. Но ежели патруль Порутчик или Прапорщик, или Вахмистр чинить имеет, то надлежит число рядовых умножить.
5) Не надлежит паролей отдавать корпоралам, но токмо единые лозунги, которые отдает Офицер от гаупт-вахты. Часовые такожде должны лозунги иметь, еже оным токмо служит, [84] чтоб Корпорала, который оных сменяет, такожде и Офицера, который патруль чинит, знать могли.
6) Часовые да не дерзают никого ночью пропускать, ниже патруля самого, но одержать далее на том месте, где окликаны, и един из оных часовых должен к большому или малому караулу ехать, и Офицерам объявить; а другой попечение имеет, чтоб никто к нему близко не подходил. И того для ночью и в морозы по два человека ставятся.
7) Долженствует караул во всю нощь на лошадях, и по вся три часа сменен быть: Третья часть от гаупт-вахты такожде имеет во всю нощь на лошадях быть, или како командир заблого изобрящет, а по случаю бывает половина или весь караул на лошадях.
8) Большие караулы имеют по захождении солнца по своим нощным постам стать, а малые караулы на посты, где главный караул стоял, вступить.
9) Командир, который большой караул имеет, долженствует оным приказать, чтоб за час до разсвету паки на лошади всем сесть, и в поле разведать чрез Порутчика (или Прапорщика) с одним Вахмистром, и с дватцатью или дватцатью пятью рядовыми, пока оный днем на свои посты пойдет.

 

Глава шестьдесять четвертая
О МОЛИТВЕ, КАК И В КОТОРОЕ ВРЕМЯ ОТПРАВЛЯТЬ.

Все, как Офицеры так и салдаты в лагерях и на караулах, везде должны суть трижды молиться. Дважды по пробитии тапты и побудки (которые краткие молитвы надлежит тайно говорить каждому про себя, и для того надлежит каждому Офицеру салдат учить, а ежели безграмотные, кто всех выучить не может, то хотя одно Отче наш что конечно надлежит уметь) в третие ж в 9м часу пред полуднем должен священник литургию отправлять при каждом полку. И, понеже на всяк день того священнику не возможно исправить, також каждому полку не всегда случается вкупе быть, также и на караулах стоящим, того ради уставленные в то время молитвы читать надлежит по баталионам или ротам, как случай подаст.
К кратким же утренним и вечерним молитвам в городах и деревнях на квартирах стоящих салдат [85] сбирать не надлежит, но только к единой о 9 часе бываемой молитве.
В воскресные же дни и великие праздники вечерни, а в господские праздники вечерни и утрени отправлять надлежит, и пред каждым времянем в барабан бить. Повседневные же часы, вечерни и заутрени священники дома да отправляют, понеже сие правило церковное духовным и свободным людям узаконено, чего салдатам в таковых кровавых трудах и безпокойстве будучим снесть не возможно, но довлеет вышеписанного. К сей положенной службе все без отрицания ходить долженствуют, под штрафом определенным в воинских артикулах.
И понеже при войске некоторые иных законов обретаются, которые такожде долженствуют по своим уставам, но в теж времена молиться, под таким же штрафом.

 

Глава шестьдесять пятая
О РУНДАХ.

Рунд содержит все караулы в великой осторожности, понеже оным како ночью тако и днем ради дозору зело бдеть надобно, и тем измены и предприятие неприятельское могут пресечены, и како град тако и лагерь без опасения быть. Обыкновенно рунды разделяются на трое. А имянно:
Главный рунд.
Средний рунд.
Утренний рунд.
Ведати же надлежит, что пароль принимает только главный с вечеру, и утрениий рунд, (прочие же все сами караулу повинны отдавать) для того что с вечеру справно ль отдан, а по утру справно ль исполнялось, пароль и прочее что обыкновенно и приказано.
1) Главный для того назьвается, понеже знатнейшие есть междо всеми прочими, ибо Майор сам или Капитан от гауптвахты оное чинят. Когда Капитан оный рунд чинит, тогда оный на главном карауле, откуды оный пойдет сперва рундом, себя не объявляет, но с несколько мушкетерами и с фонарем с посту своего тайно пойдет. Будеже верхом едет, то должен он спешиться, когда он к посту прийдет, и паролю спросить похочет; и не должно ему или кому другому, кто б ни был, хотя Генералу или Губернатору сидящему на лошади пароль отдавать. (Понеже сие против всех военных обычаев есть, и сему [86] слову должное почтение отдавать надлежит.) Когда Капитан паки к своему посту и главному караулу приидет, тогда уже себя объявит главным рундом, и тако принимает пароль, како на других постах чинится. Такожде надлежит ведать, что перед главным рундом весь караул стоящий на посту выступить, и в ружье стать, и Обер-Офицер и сержант тому главному рунду пароль отдать, а сержант ставит главному рунду гелебардом, или иным ружьем против грудей, когда он пароль отдает. Ежели же Майор сам главный рунд чинить похощет, тогда оный еще с начала на главном карауле, куды оный сперва пошедши, и взяв с собою фонарь и мушкетеров, объявляет себя за главный рунд. А ежели он ни фонаря ни салдат при себе не имеет, но времянем нарочно сие чинит, дабы толь лучше караулы разведать; и ежели кто сему прекословить будет, что таковым де образом всяк может в темноте притти и объявить себя главным рундом, тому можно ответствовать, что рунд может без фонаря и мушкетеров быть (которые в некоторых государствах и не употребляются) ибо когда главному рунду пароль дан имеет быть, то всегда свеча в фонаре зажженная на карауле бывает, или в дверях кордегардии ставится, дабы оную особу как в лицо при свече, так и по речам узнать. Сержант отдает пароль главному рунду.
2) Средний рунд, который такожде знатным рундом может назван быть, ходит около полуночи по валу и кругом постов. Оный рунд обыкновенно исправляет Порутчик. Или ежели Майор главный рунд сам отправляет, то Капитан или Офицер, который главный караул имеет, средний рунд чинит. При сем надлежит примечать, что оному рунду паролю от караулу на постах обретающегося не отдается, но должен сам оным пароль отдавать, куды придет.
(Есть обычай в некоторых Цесарских городах, что сей рунд с игрою и с барабанным боем отправляется, для бодрости людей от неприятеля, но кажется сие негораздо нужно всегда отправлять, но разве когда блиско войско с войском, или город в ближней осаде от неприятеля.)
3) Утренний рунд подобен есть главному рунду, ибо оный на всех постах, куды приидет, пароль получает, дабы можно было ведать, что оные прошедшей [87] ночи исправно ли даны, и что нового не учинилось ли. Ибо тот, который оный рунд чинит, должен того часу, сколь скоро оный исправит, Майору объявить, а оный Майор повинен с ним к Губернатору или Коменданту иттить, а в войске к командующему Генералу, и обо всем репортовать. Сколь скоро который рунд пароль на посте обретающемуся Офицеру фальшиво отдаст, имеет того часу тот рунд от оного Офицера за караул взят, (и в главный караул приведен) и на другой день командиру объявлен и наказан быть.
4) Капитан от главного караула долженствует в вечеру каждому командующему Офицеру на постах при приказе цыдулу дать, на которой имя каждого посту, где командировать имеет, написано. И потом когда рундом пойдет, или кого пошлет, оные цыдулы паки отберет, или кто послан будет, возмет, и Капитану от главного караулу вручит, дабы он потому мог знать, все ль посты по указу поставлены, и в тех ли местах.
5)Обыкновенные рунды, которые и дозорными могут названы быть, исправляют унтер-Офицеры, и долженствуют оные всюды пароль отдавать, куды ни приидут. Инако же пропущены не будут, но заарестованы и наказаны, как выше объявлено. И имеют оные по вся половины и четверти часа чинены быть, дабы войску или крепости от всех опасностей свободным быть.
6) К сим трем Образам рундов еще некоторой образ присовокуплен быть может, Губернаторский или Комендантский рунд, а имянно: когда Губернатор, особливо во время войны зело попечителен есть, и времянем сам посты осмотреть похочет, (како оные учреждены, и что тамо чинится) оный может чинить, когда похочет. Однакож оный да не дерзает называтися главным рундом, кроме настоящего времяни. Ибо оный токмо единый бывает с вечера первый. И ежели кто в другой ряд главным рундом себя объявит, то его надлежит по правам за арест взять, и в гаупт-вахту отдать. Когда Губернатора или Коменданта (или кто от них пошлется,) караул стоящий на посту окликать будет, тогда должен оный отвещать: Губернаторский или Комендантский рунд. Впрочем долженствуют Офицеры ему яко главному рунду пароль отдавать, однакож не на лошади сидящему, но должен оный спешиться. [88]
7) Сколь скоро часовой, стоя на своем посту, кого увидит, тогда имеет оный по должности своей и по военному обычаю громко окликать: кто идет? и ежели прилучится рунд, то, должен сказать, который рунд? И ежели такой рунд, которому надлежит принять пароль от караулу, то должен часовой громко сказать: стой рунд? сержант, корпорал или ефрейтор (кто из оных трех на посту случится,) ступай салдаты в ружье; тогда став в ружье, должен кто нибудь из унтер-Офицеров к нему итти, и уставя свое ружье к нему, спрашивает о лозунге, и приняв скажет Офицеру своему. И, ежели лозунг правдивый, тогда Офицер того поста идет к нему, а отдает рунду пароль на ухо тихо чрез ружье свое, уставя оное рунду против грудей. А когда рунд идет мимо таких караулов, где никаких Офицеров нет, но токмо одни часовые стоят, которые не имеют ни пароля ни лозунга, но токмо должны окликать, и когда часовой громко окликает, тогда ответ даст: рунд, и тогда часовой скажет: рунд ступай мимо, и тогда должен рунд часового миновать.
8) При сем надлежит ведать о разделении рундов, что сколь скоро пароль и лозунг отдан, и ворота заперты будут, то Майор знаки рундов, на котором часы и полчаса изображены, положа в шляпу смешает, из которой каждый сержант число свое а имянно: 6; понеже у каждых ворот и постов 6 рундов имеют отправлены быть, взяв разделяет междо своими корпоралами, или прикажет оным вынимать из шляпы ж, кому которое время достанется ходить рундом. И когда сержант и корпорал рунд чинит, тогда взяв оный знак, на котором оный час изображен, и когда обойдет, отдает паки в главном карауле, еже и все прочие чинить имеют. Таковым образом все рунды учреждаются, по чему можно скоро увидать, когда который рунд не будет отправлен.
8) Ежели когда на валу или где инде два рунда вместе внезапу сойдутся, то таковым образом чинится, а имянно: есть ли равные рунды прилучатся, то перво окликающему другой окликанный рунд пароль отдать должен. Буде же неравные рунды прилучатся, на приклад, ежели Капитан главный рунд чинит, и встретит оного дозорный рунд, а помянутый дозорный рунд наперед главного рунда [89] кличет, то оный однакож не обязан дозорному рунду пароль отдать, но главный рунд долженствует для почтения от дозорного рунда пароль принять, несмотря на первый оклик. Таковым же образом и прочие рунды друг друга, кто выше чином, почитать должны.
10) Когда рунд, а особливо главный, к какому посту придет, перед которым весь караул стоящий на посту имеет выступить и в ружье стать; а ежели которые сию должность скоро не исправят, и явятся медленны, то надлежит главному рунду оного Офицера за арест взять, приказав другому (кто по нем есть) команду, и привесть его в гаутпвахту, и по утру Майору объявить.
11) Надлежит ведать, что пароль отдается до корпорала, а лозунг и до ефрейтора, и часовым в нужных местах стоящим а не всем, который примать и отдавать на караулах таким же тихим образом как и пароль, а не в слух и без установления ружья к грудям. Чего для не надлежит тем часовым о лозунге спрашивать, которым оный не отдан, но только спрашивать, кто идет? И потом как отзовется, сказать, поди мимо. Також ежели кого куды пошлют, и не из военных людей, для какой нужды, то и таким лозунг дается ж от Офицера, который его послал; однакож Офицер должен надежному и верному человеку сие отдавать.

 

Глава шестьдесять шестая
О ПАТРУЛЯХ, и что притом чинить надлежит.

Како рунды от инфантерии токмо на валу, а в лагере около войска чинятся, тако патрули от инфантерии и кавалерии отправлены быть имеют внутрь и вне крепости в городе. Оный патруль отправляется обыкновенно от Инфантерии главного караулу, для того дабы на улицах от бездельных людей каких безпокойств не было. И естьли патруль хотя на улице, или в шинку драки найдет, то оных или помирить или ежели себя противными окажут, то немедленно оных возмет за арест к своему посту, и отведет оных на главный караул.
В больших городах обыкновенно не токмо инфантерия но и кавалерия в улицах патрули чинить имеет; ибо оные далее и скорее кругом объехать могут. Число патрулям неравное есть: ибо ежели в городе многие безпокойства произойдут, то потому многие и патрули высылаются, не точию ночью но и днем. А имянно надлежит [90] патрулю быть в городе на улицах, во время ж опасное кругом контроскарпа от кавалерии патруль бывает. И когда рунд увидит и окличет, то должны отозваться данным знаком, который надлежит патрулю от рунда наперед дан быть; а внутри города знак не дается, но когда рунд или караул его окличет, отвечает патруль. Патруль всегда посылается от главного поста как инфантерия так и кавалерия. Вышереченному патрулю во время опасное вне города не надлежит далеко ездить, но в такой дистанции от караулов, чтоб всегда можно их окликать, а им данным знаком отвечать. Когда инфантерия во время своего патрулирования около города что усмотрит, тогда должна того часу, наиближайшему посту стоящему у ворот объявить. Такожде патрули чинятся в контроскарпах как кавалерные так и инфантерные, которые токмо, как выше упомянуто, единый отзыв имеют.

 

Глава шестьдесять седьмая
О ЭКСЕКУЦИИ (или вершении)

Понеже при таковых случаях, а имянно при лишении живота, или телесном наказании, от народу великое сходьбище бывает, того ради Офицеры с салдатами кругом того места ставятся, как обыкновенно есть; також и при прочих наказаниях Офицеры и салдаты употребляются, и при оных эксекуций исполняются, как о том Пространно в артикулах воинских упомянуто.

 

Глава шестьдесять осьмая
ПОРЦИОНЫ И РАЦИОНЫ
в чюжой земле, а в своей только рационы давать надлежит посему:

 

  Пор. Рац.
Генерал-Фельдмаршал 200 200
Генерал Фельдмаршал-Лейтенант 150 100
Генерал Фельдцейгмейстер 100 80
Генерал от кавалерии 100 80
Генерал от инфантерии 100 80
Генерал-Кригс-Комисар 180 100
Генерал-Лейтенант 70 50
Генерал-Майор 60 40
Бригадир 55 30
Оберштер-Кригс-Комисар 50 36
Генерал-Квартирмейстер 50 30
Генерал-Аудитор 26 18
Генералам и Генералс и Флигель Адъютантам по их рангам против кавалерии
Вышний полевой Священник
26 16
Генерал-Квартирмейстер-Лейтенант 26 17
Генерал Аудитор-Лейтенант 25 17
Генерал-Штаб-Квартирмейстер 24 16
Фельд-Кригс-Цалмейстер 26 18
Генерал-Вагенмейстер 20 14
Обер-Инженер 26 16
Обер-Комисар 26 18
Обер-Квартирмейстер 12 8
Обер-Аудитор 12 8
Фельд-Медикус 16 10
Капитан над вожами 10 8
Полевой Аптекарь 10 6
Аптекарским гезелям 2 2
Полевой Почтмейстер с принадлежащими ево людьми 21 12
Штаб Фуриер 6 2
Штаб-Лекарь 4 4
Полевой Куриер 6 2
Генерал Гевалдигер 10 8
Генерал-Фискал 13 8
Генерал-Профос 10 16
Обер-фискал 5 6
У Комисариата Секретарь 16 5
Принадлежащие к генералитету
3 Секретаря Генерала-Фельдмаршала по 16 5
5 Писарей по 3 2
2. Секретаря Генерала-Фельдмаршала-Лейтенанта по 14 4
3 Писаря по 2 1
2 Секретаря Генеральских по 12 3
2 Писаря по 2 1
2 Писаря Генер. Лейтенанта по 2 1
1Писарь Генерала-Майора 2 1
1 Писарь бригадирской 2 1
На лошадей под канцелярию Генеральскую   2
Полковой штаб от кавалерии
Полковник 50 22
Подполковник 25 15
Примиэр-Майор 19 13
Секунд-Майор 17 12
Полковой Квартирмейстер 5 5
Полковой Аудитор 3 3
Полковой Комисар 4 4
Полковой Адъютант 4 4
Полковой Поп 3 3
Полковой Обозной 2 3
Полковой Провиантмейстер 2 3
Полковой лекарь 3 3
Полковой писарь 2 2
Полковой Фискал 2 3
Полковой профос 2 2
Рота драгунская
Капитан 15 7
Порутчик 9 6
Подпорутчик 7 5
Прапорщик 5 4
Вахмистр 3 3
Фуриер 2 2
ротной писарь 2 1
ротной фельдшер 2 1
ротной кузнец 1 1
ротной  седельник 1 1
Полковой штаб от инфантерии
Полковник 50 17
Подполковник 25 11
Примиэр-Майор 19 11
Секунд-Майор 17 8
Полковой Квартирмейстер 5 4
Полковой Аудитор 3 3
Полковой Поп 3 3
Полковой Комисар 4 4
Полковой Адъютант 4 4
Полковой Провиантмейстер 2 2
Полковой лекарь 3 3
Полковой обозный 2 2
Полковой писарь 2 2
Полковой Фискал 2 2
Полковой профос 2 2
В пехотной роте:
Капитан 15 5
Порутчик 9 4
Подпорутчик 7 3
Прапорщик 5 3
Сержант 3  
Подпрапорщик 2  
Каптенармус 2  
Фуриер 2  
Корпорал 2  
Ротной писарь 2  
Ротной фельдшер 2  
Пфейферу или флейщику и габоисту 1  
Салдату 1  

Артилерийским офицерам и прочим служителям порционы и рационы даются против того, как и на кавалерию получают.

Один порцион состоит в день
Х.леба 2 фунта. Мяса 1 фунт.
Вина 2. чарки. Пива 1 гарнец.

На месяц.
Соли 2. фунта. Круп полтора гарнца.

Сверх того в квартирах дается сервиз, то есть уксус, дрова, свечи, постеля.
А по случаю прибавливаются и прочие употребляемые вещи к пище.

Один рацион на сутки.
Овса 2 гарнца. Сена 16 фунтов.
Сечки 2. гарнца. Соломы 1 сноп.

Буде же Мы заблаго изобретем впредь сверх сего Нашего Воинского устава и указов, в сей книге изображенных. Для лучшего исправления и порядку при войсках наших, какие указы или учреждения выдать, то должно всем наших войск высоким и нижним служителям и рядовым, оные почитать и исполнять такожде, якобы оные в сем Уставе изображены были.

Дан при Данциге Марта в 30 день, 1716 года.

Подлинный Его Царского Величества устав, за собственною Его Величества рукою.

 


Кругом марш!

Вперед!
Содержание
© 2003 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

  Электрические лебедки.

Площадка предоставлена компанией СЦПС Рейтинг@Mail.ru