: Материалы  : Лавка : Библиотека : Суворов :

Адъютант!

: Кавалергарды : Сыск : Курьер : Форум

Сайт переехал! Новый адрес - Подробности

Хомченко С. Н.

Сбор оружия у населения по окончании войны 1812 г.

  Дряхлая старуха с усилием тащила охапку длинных
неприятельских палашей и, кланяясь прохожим,
упрашивала их: «Родные, голубчики мои, избавьте
старуху от тяжелой ноши, купите, дешево отдам,
достались-то они мне после злодея хранцуза,
годятся хоть на косари, щипать лучину».

Сцена на московском рынке. Октябрь, 1812 г.
Любецкий С.М. Русь и русские в 1812 году.



Означенный в названии статьи вопрос, насколько нам известно, специально не исследовался в отечественной историографии, хотя о нём и упоминалось кратко в обобщающих трудах. Так, А.И. Михайловский-Данилевский подчеркнул, что при создании в конце войны новых воинских формирований «более всего встречались затруднения в снабжении резервов и ополчений ружьями, в которых, равно как в пистолетах, оказывался недостаток в армейских полках от ломки и беспрестанного употребления». Для решения этой проблемы Александр I «велел раздавать им отбитые у неприятелей и брошенные ими ружья и известил жителей Московской, Калужской, Смоленской, Псковской, Витебской и Могилевской губерний, чтобы они за положенную плату сносили в церкви отбитое и разными путями доставшееся им неприятельское огнестрельное оружие. Из церквей назначено было свозить его в губернские города. Добрый русский народ сносил в назначенные места отбитое оружие с такою же поспешностью, с какою недавно подымал железо и вонзал его в грудь врагов». Ещё более краток был М.И. Богданович, указавший, что «за каждое ружье, или пару пистолетов будет выдаваемо из казны по пяти рублей; тем же, которые укажут зарытое в землю, либо затопленное в воде орудие, назначено было выплачивать в награду пятьдесят рублей».1

Большинство советских авторов старались обойти данный вопрос молчанием, не желая вдаваться в сложное объяснение того факта, что М.И. Кутузов, этот, по их выражению «полководец народной войны», якобы выступавший «за поголовное вооружение народа», оказался среди инициаторов сбора оружия у гражданского населения. Но наиболее невежественные их них пытались в данном вопросе противопоставить позиции «народолюбца» Кутузова и царского правительства. Н.Ф. Гарнич писал, что для ополчений не хватало оружия, «однако дворянско-крепостническое правительство Александра I не только не поддерживало патриотического движения широких народных масс, но, боясь его, подчас ему мешало, опасаясь, чтобы крестьяне не повернули оружие против помещиков. Об отношении царя Александра I к всеобщему вооружению народа свидетельствует такой документ, посланный им московскому градоначальнику графу Ростопчину: “Препровождая Вам при сем копию с рескриптом, данным гражданским губернаторам, в том числе и Московскому, о собирании ружей от поселян, повелеваем, чтобы и Вы с Вашей стороны старались тому содействовать”. Своевременную помощь народным партизанским отрядам оказал Кутузов». Механика фальсификации проста: говоря о вооружении ополчений в июле-августе, Гарнич привёл документ от конца ноября (умолчав об этом), когда война уже была почти выиграна. Л.Г. Бескровный, говоря о том же периоде сбора ополчений, заявил, будто «Кутузов делал всё возможное, чтобы помочь их вооружению. В этих целях принимались меры по сбору оружия на местах боевых действий. За каждое принесённое целое ружьё была установлена премия в 5 руб., за изломанное – в 3 руб.». Механизм фальсификации здесь тот же – смещение хронологии. Правда, позднее Бескровный от фальсификации отказался, но представил дело так, будто российская промышленность сама успешно справилась с поставкой необходимого армии вооружения. 2 Присмотримся, как же обстояли дела со сбором оружия на самом деле.

Подходила к концу Отечественная война 1812 г. Эпицентр событий перемещался на запад, а на полях сражений, помимо многочисленных людских трупов и конских падалей, оставались лежать десятки тысяч ружей, пистолетов, сабель, палашей и иных видов огнестрельного и холодного оружия. Часть его была собрана войсками, часть осталась зимовать под снегом, часть разошлась среди местных жителей, увеличив и без того внушительный арсенал, находившийся в их руках. В деревнях и городах оно стало предметом торга, обмена, использовалось на охоте, а то и просто пряталось на черный день. Такая масса неконтролируемого оружия могла причинить правительству немало проблем в будущем, ибо не угасли еще воспоминания о пугачевском бунте. Между тем, в войсках ощущалась явная нехватка огнестрельного оружия для продолжения боевых действий на территории Западной Европы.
Вопрос о сборе брошенного и находившегося в руках обывателей оружия был поднят еще в ходе войны. Главным штабом соединённых армий была даже установлена награда в 5 рублей за каждое сданное ружье, но эта мера оказалась малоэффективной. 27 октября 1812 г. директор дипломатической канцелярии при Главнокомандующем И.О. Анштет в письме к статс-секретарю К.В. Нессельроде отмечал: «Редкий из крестьян не обагрил своих рук в неприятельской крови; у многих из них есть теперь огнестрельное оружие, подобранное на поле сражения или отнятое у французов. У некоторых по пяти ружей в одних руках. А в руках народа оружие всегда опасно (выделено мной – авт.). Нищета в местностях, где шла война, будет ужасная, а полицию никогда не поспеют достаточно скоро преобразовать. Поэтому, крайне важно тотчас же сделать распоряжение о возврате оружия крестьянами тех местностей, которые очищены от неприятеля. Обещанная главным штабом пятирублевая награда за каждое ружье мало подействовала; по моему, нужно бы в церквах объявить, что всякий, доставивший в назначенное место свое оружие, получит на него номер и будет считаться его собственником. Ружья починят и приведут в настоящий вид, а всякому добровольно представившему свое ружье будет дано 5 руб. в награду» 3.
Необходимость сбора оружия осознавалась и гражданскими властями. Так, калужский гражданский губернатор П.Н. Каверин, назначенный управляющим освобождёнными уездами Смоленской губернии до прибытия тамошнего гражданского губернатора, 10 сентября донёс царю из Вязьмы о местных жителях: «Многочисленные победы, доставившие им разные добычи, в оружиях состоящие, и навык к сражениям могут иногда поселить в них род некоторого буйства, когда… должны обратиться к собственным их занятиям и быть по прежнему кроткими и мирными поселянами. В сем рассуждении оружие для них становится вовсе не нужным… Не благоугодно ли будет Вашему Императорскому Величеству повелеть, под предлогом учреждения в городах арсеналов, всякое имеющееся у поселян огнестрельное и белое оружие представлять в городах с получением установленной за то платы.» 4

11 ноября Главнокомандующий русскими армиями М.И. Кутузов разослал циркуляр Смоленскому, Калужскому и Московскому гражданским губернаторам, в котором оценивал число разбросанных в местах сражений и по лесам ружей в 50 тыс., предполагая, что часть их перешла уже в руки жителей. Посему он просил губернаторов «приказать все те ружья непременно собрать и сложа в одно место хранить их в всей целости впредь до особого повеления, о числе же сколько их будет собрано меня уведомить». Циркуляр был направлен также для сведения исполнявшему обязанности второго военного генерал-полицеймейстера армии генерал-майору И.Д. Цибульскому.5
17 ноября Кутузов назначил генерал-лейтенанта М.М. Бороздина 1-го чрезвычайным уполномоченным по приведению в порядок армейского тыла. В предписании Главнокомандующий просил его посетить Смоленскую, Калужскую и Московскую губернии, проконтролировать сбор оружия и уведомить о количестве собранного. 21 ноября из с. Рованичи Кутузов направил императору Александру I рапорт, упомянув, в числе прочего, и о мероприятиях по сбору огнестрельного и другого оружия. В тот же день он отправил письмо управляющему Военным министерством генерал-лейтенанту А.И. Горчакову 1-му, к которому прилагалась копия циркуляра к гражданским губернаторам и высказывалась просьба принять ружья «в Комиссариатское ведомство, и как некоторые из них, конечно будут требовать починить, то сии последние исправить в непродолжительном времени», после чего оружие могло поступать на вооружение вновь формируемых полков.6
Вероятно, как реакция на рапорт Главнокомандующего 23 ноября выходит высочайший именной указ царя на имя Московского гражданского губернатора «О собрании отбитого и растерянного неприятелем по дорогам оружия и о производстве приносителям положенной платы», в котором говорится: «После бегства неприятеля… отбито и растеряно по дорогам множество ружей и пистолетов, которыми для вящего истребления его вооружался верный и храбрый Наш народ. Ныне… мирные поселяне, истребя и прогнав лютого врага, не имеют более надобности в сих оружиях. А как и в войсках наших частью от повреждения и ломки, частью же от нового укомплектования полков, оказывается в ружьях и пистолетах немалая надобность для преследования и нанесения врагу последних ударов: того ради повелеваем вам чрез земскую полицию обвестить всех жителей вверенной вам губернии, дабы они имеющиеся у них годные к употреблению ружья и пистолеты сносили по церквам, отколе… свозить оные в губернский город, и о количестве и калибре их ежемесячно доносить нам, подписывая на конвертах: в собственные руки. Мы не хотим воспользоваться сими оружиями, как добычею воинскою, принадлежащею казне; но повелеваем всякому предъявителю за каждое ружье и каждую пару пистолет платить по 5 руб.; кто же отыщет зарытую в землю или брошенную в воду пушку, и о сем донесет кому следует, тому дано будет за каждую пушку 50 рублей.
Для лучшего обвещения сего повеления нашего всем поселянам, имеете вы снестись с духовным начальством и распорядиться…, чтоб священники в продолжении двух месяцев читали о сем объявление в церквах по воскресным и праздничным дням.
Провоз и прочие на сие расходы должны быть на счет казны; почему и дается министру финансов предписание сделать нужные по сему распоряжения».7

30 ноября вышел высочайший указ на имя министра финансов Д.А. Гурьева о выделении денег гражданским губернаторам на уплату за оружие, которое предъявляемо будет земским полициям от обывателей. В начале декабря губернаторам начали поступать средства на покупку оружия. Так, Могилевский гражданский губернатор Д.А. Толстой получил 20 тыс. руб.8
10 декабря на заседании Комитета министров был слушан рапорт Калужского гражданского губернатора Каверина. В числе прочих мер о водворении тишины было предложено, «чтоб у крестьян, которые приобрели себе много оружия, отобрать оное; но как отобрание сей приобретенной ими добычи могло бы поселить в них то мнение, что начальство не доверяет им, то для сего повелеть под предлогом учреждения в городах арсеналов, всякое имеющееся у поселян огнестрельное и белое оружие поставлять в города, с получением установленной за то платы». Однако, по этому вопросу был дан ответ, что уже есть высочайший указ, посему данное предложение ненужно. Между тем, сам Каверин 17 декабря получил повеление императора от 23 ноября, а также извещение Главнокомандующего в Санкт-Петербурге С.К. Вязмитинова о повелении царя собирать брошенное неприятелем оружие, и на следующий день приказал земскому исправнику зачитать это повеление в церквах, куда и следовало сносить это оружие.9

Сбор оружия был поставлен под контроль и военных губернаторов. Так, Белорусский военный губернатор герцог А. Вюртембергский предписал исправляющему должность Могилевского гражданского губернатора вице-губернатору 24 декабря: «Все оставшееся после неприятеля оружие, какое где или у кого-либо найтиться может и другие воинские вещи немедленно собраны были и взяты в ведомство полиции. Сколько же чего собрано будет… мне доносить».10

В январе 1813 г. после полного освобождения территории Российской империи наступает новый этап в организации сборов. По высочайшей воле иметь главное наблюдение за сбором оружия был назначен генерал-майор артиллерии Ф.Е. Бухмейер, начальник Брянского арсенала. Он сразу же приступил к своим новым обязанностям, регулярно извещая Александра I о проделанной работе.
Для сбора и покупки оружия были назначены Смоленская, Калужская, Московская, Витебская, Могилевская, Минская, Вильненская и Гродненская губернии. Их губернаторам были разосланы составленные Бухмейером инструкции для сбережения оружия от ржавчины и лома. Артиллерийским чиновникам, назначенным для исправления оружия, были ассигнованы деньги, чтобы хватило принимать оружие без остановки, и предписано было доносить, как проходит прием. Первоначально сбор оружия шёл крайне медленно. Это объяснялось как снегом, не сошедшим с полей, недостаточной организованностью дела в первые недели, так и прямым нежеланием обывателей сдавать свои трофеи. Так, в Витебской губернии в феврале 1813 г. сбор еще не начинался, а в Калужской оружия было собрано крайне мало.11
После получения неутешительных рапортов с мест, Бухмейер совершил инспекционную поездку по губерниям, чтобы лично разобраться в причинах медленного сбора. При личном ознакомлении выяснилось, что проблем было ещё больше. Оружие после пребывания под снегом было покрыто ржавчиной, очистить которую не всегда удавалось. Многие ружья были заряжены, стволы в течение нескольких месяцев подвергались воздействию открытого воздуха, внутри так же находилась ржавчина; невозможно было отвинтить казенный винт, открыть полку. Испытывался недостаток материалов и инструментов для починки, оружие хранилось в местах, не приспособленных для этого. В губернских городах внутренняя стража и мастеровые чистили и исправляли оружие, но сил явно не хватало. Часть мастеровых была переведена из Витебска, Пскова, Твери. С Тульского оружейного завода в Брянск было прислано 5 мастеров по изготовлению лож, учениками к которым было определено 75 рекрут.
Сельские жители употребляли штыки и шомпола вместо сельскохозяйственных инструментов и не торопились их сдавать. Поэтому было решено покупать их отдельно: штык – за 50 коп., шомпол – за 25 коп. Это было выгоднее для казны, чем изготовлять новые. Многие поселяне покупали друг у друга исправные французские ружья по цене большей, чем государственная, до 10 руб. и выше. На приемные пункты жители приносили и сломанное оружие, принимать которое там отказывались. Многие, не получив денег, не несли совсем никакого оружия. Поэтому Бухмейер просил императора разрешить увеличить закупочную цену на исправное оружие до 10 руб. и покупать те ружья, где целы хотя бы отдельные приборы, до 5 руб. Соответствующий указ Александра I последовал 18 марта 1813 г.12
В Калуге возникла курьезная ситуация: большая часть из 583 собранных на тот момент ружей представляла собой русские ружья старых образцов, которые местная милиция получила во время войны 1807 г. Избавится от старья и получить за это деньги – таким шансом простолюдин не мог не воспользоваться! Ружья находились в таком состоянии, что были, по выражению Бухмейера, «на службу вовсе безнадежны». Он просил Калужского губернатора на такие ружья денег из казны не тратить, дал ему образцы французских и новых русских (образца 1808 г.) ружей, попросив его предписать собирать только такие.13
Вскоре император в указе от 29 апреля через Главнокомандующего в Санкт-Петербурге Вязмитинова повелел Калужскому, а также другим губернаторам, чьи губернии стали театром войны, усилить контроль за сбором оружия, «дабы обыватели немедленно представили в казну все оружие у них находящееся и воспретили всякой перекупке оного, после чего у перекупщиков отбирать оружие без всякой платы, производя напротив приносителям в тоже время платеж, согласно предписаниям, имеющимся у них». Об отношении Александра I к данному вопросу свидетельствует приписка Вязмитинова к указу: «Сию монаршую волю честь имею объявить Вашему Превосходительству к точному и непременному исполнению - ожидая от вас донесений об успехе высочайше возложенного на вас поручения сколь можно чаще для доведения того для сведения государя императора».14
С мест поступали и встречные предложения. Так, в письме от 26 апреля 1813 г. к А.А. Аракчееву смоленский губернатор К.И. Аш констатировал: «Дабы приохотить обывателей взносить оное [оружие] высочайше назначена довольно значительная плата, которая действительно доходит в полной мере до приносителей; но за всем тем можно считать наверное, в руках крестьян немалое число ружей, коих они за многими вызовами не представляют; местное ж начальство без особого повеления не смеет решиться отбирать оное силою. Но поелику приобретение неприятельских ружей столько же полезно для казны, сколько вредно оставление оных у мирных поселян, не имеющих ни надобности в оружии, ни опытности обращаться с оным, чрез что и хорошие ружья могут быть ими испорчены с нанесением еще либо себе или другим вреда». В связи с этим он предлагал «повелеть назначить срок, в который бы каждый из городских и уездных жителей непременно обязан был внести за положенную плату все то оружие, какое по обстоятельствам войны считалось у них; по истечении ж сего времени чрез градскую и земскую полиции сделать надлежащую поверку и естли кто либо из обывателей скрывать станет таковое оружие, у тех отбирать оное без всякого вознаграждения».15
Бухмейер старался проезжать в места сбора теми путями, где были крупные сражения. Из бесед с поселянами он узнал, что многие и теперь имеют ружья и даже в большом количестве, но неохотно с ними расстаются, так как хотят их беречь до будущих времен под предлогом, что в случае неприятельского нашествия было бы чем истреблять злодея. Дошла до него и информация, что во время преследования неприятеля за русской армией ездили тульские оружейники и скупали у поселян оставленное французское оружие, что началось с Малоярославца, Медыни, Можайска. Представители казенных заводов, по предположению Бухмейера, желали таким образом избавить себя от лишней работы по выполнению государственного заказа. Чтобы выдать французское ружье в числе урока за русское, нужно было с казенной части ствола спилить иностранные клейма и поставить свои, а для этого ружье надо было обжигать и снова закалять, что, несомненно, привело бы к ухудшению качества ствола. Поэтому в очередном рапорте царю Бухмейер просил приказать покупать у тульских оружейников исправные французские ружья по более высокой цене - от 18 до 20 руб. и разрешить включать их в число урока.16 Однако, опасения Бухмейера оказались напрасными – тульские оружейники проявили себя настоящими патриотами, работая исключительно во благо Отечества. Они исправно поставляли отремонтированное оружие, в том числе и французское, на нужды армии.17

В апреле – мае 1813 г. дела по сбору оружия пошли успешнее, как в связи со сходом снега, так и благодаря энергичной деятельности комиссионеров, объезжавших уезды. Среди них были и свои герои. Так, особо проявил себя комиссионер рославльский купец 1-й гильдии и градской голова Иван Полозов, купивший в самое короткое время до 6 тыс. ружей, да ещё и по более выгодной для казны цене. Он же, как городской голова, отлично проявил себя в 1812 г., организовав при приближении к городу противника партию из обывателей и удержав город от расхищения мародерами, взяв до 150 неприятельских дезертиров. Посему Бухмейер просил императора наградить купца Полозова золотой медалью для ношения на шее.18
К затратам, помимо покупки оружия, относились и расходы на транспортировку, жалование работникам, закупку инструмента (полностью расходы показаны в Приложении № 2). Поступающее оружие сортировалось на 3 разбора: требующее серьезного и мелкого ремонта, а так же просто очистки. Оружие 1-го и 2-го разбора исправлялось на месте, а 3-го разбора отправлялось в Брянск. Отдельно учитывались ружья, карабины и пистолеты, а также стволы, замки и штыки. Исправленное оружие комплектовалось всем необходимым и поступало в местные арсеналы, откуда отпускалось по разным распоряжениям на вооружение вновь формируемых полков.
В ноябре 1813 г. генерал от артиллерии А.А. Аракчеев передал Бухмейеру Высочайшую волю о поездке в Варшаву для покупки там оружия и его частей. Тот прибыл на место 6 ноября, где узнал, что покупка в здешних местах оружия уже производится генерал-кригс-комиссаром А.Я. Лангом по поручению командующего Резервной армией генерала от инфантерии Д.И. Лобанова-Ростовского. Правда, сбор шел неудачно: в течение двух месяцев было собрано лишь до 200 ружей, бывших в употреблении разных наций, а частей ружейных нисколько в покупку не отыскалось - сказывалось негативное отношение местных жителей к русским властям. Желая добиться лучших результатов, Бухмейер получил от Варшавского генерал-губернатора в комиссарианты доверенных евреев. Те, объехав известные им места, возвратились и уведомили Бухмейера, что в здешних местах нельзя надеяться получить значительное количество ружей. Поскольку шансов на покупку оружия здесь было мало, то для более эффективного выполнения полученного задания Бухмейер решил пребывать в Брянске, но и не пресекать начатой в Варшаве покупки. Он просил императора оставить для покупки в Варшаве артиллерийского чиновника, кого он найдет способным и позволить ему самому возвратиться в Россию. В середине декабря, после получения разрешения, Бухмейер назначил своим представителем в Варшаве артиллерии подполковника Эринса (Еринса) и 25 декабря отбыл в Россию.19

К 1 июля 1814 г. относится последняя сохранившаяся в деле Бухмейера ведомость о ходе сбора оружия (Приложение № 1). К этому времени было собрано 56996 ружей и 16190 ружейных стволов, более 1300 карабинов и 3200 пистолетов разной степени сохранности. Из губерний по числу собранных ружей выделялась Виленская – 21932 ружья и 5419 стволов, то есть более 1/3 от общего количества; далее шли Смоленская (14028 и 1997) и Минская (7993 и 3596) губернии.20
Если сделать разбивку по месяцам с 1 марта 1813 г. (первая ведомость) по 1 июля 1814 г. (13-я и последняя ведомость), то получится следующая картина. Максимальный сбор ружей пришелся на период с конца марта до середины мая 1813 г. – 23707 штук (со стволами) или 32,4 % от последнего известного результата. До и после этого сбор находился в рамках 7–13 %.21
5 января 1816 г. Бухмейер написал Аракчееву последний рапорт, в котором сообщил: «По высочайшему повелению возложенная на меня покупка оружия прекращена, но в Брянске она еще продолжается и окончится не раньше апреля. Предоставляю Вашему Сиятельству отчет, сколько откуда получено мною для сего сумм, сколько и по какой цене скуплено в России и в Варшаве оружия и сколько на исправление расходов употреблено, сколько денег у меня осталось. Копию отчета отправляю и Министру финансов».22 Таким образом подошел к концу большой трехлетний труд, внесший свой вклад в наведение порядка в стране после окончания войны 1812 г.

 

Приложение № 1

Ведомость собранного оружия по 8 губерниям и Варшаве на 1 июля 1814 г.
(РГИА. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 687. Л. 40-41)

  Смо-
ленск
Калу-
га
Мос-
ква
Ви-
тебск
Моги-
лев
Минск Виль-
на
Грод-
но
Вар-
шава
Итого
Ружей французских и прочих,
в т.ч. российских без штыков
1 разбора 2841 172 46 224 - 3921 4693 2851 2000 16748
2 разбора 5758 191 234 - 1450 4072 4636 1193 800 18334
3 разбора 5429 312 316 464 1185 - 12603 375 1200 21884
Ружей российских старых образцов негодных - - 687 - - - - - - 687
Лож со стволами без замков - - - - 197 - - - - 197
Стволов ружейных, в т.ч. старых русских 1997 490 127 370 2990 3596 5419 476 725 16190
Штыков ружейных без ножен 2189 362 397 119 1726 6262 21746 4242 - 37043
Замков ружейных 102 553 - - 508 165 - - - 1328
Карабинов 2 разбора 3 - 3 - 3 - - 18 - 27
3 разбора 26 11 - - - 20 1028 47 - 1132
Стволов карабинных 78 - - - 54 3 59 - - 194
Замков карабинных - - - - 4 - - - - 4
Пистолетов разных калибров 1 разбора 35 - - - - 10 1211 - - 1256
2 разбора 153 - - - 33 77 354 - - 617
3 разбора 122 18 - 24 - - 500 61 - 725
Пистолетов негодных - - 53 - - - - - - 53
Стволов пистолетных 40 69 51 32 189 73 106 - - 560
Замков пистолетных - 8 20 117 - - - - - 145

145 Из числа показанного по сей ведомости отпущено по разным распоряжениям на употребление новоформированных полков из запасов из Минска – 3935, Вильно – 5981, Смоленска – 6891, Гродно – 3761, Могилева – 1400 ружей. Остается исправленных в Смоленске – 2162 ружей, 188 пистолетов, Вильно – 155, Минске – 190 ружей.

 

 

Приложение № 2

Ведомость в приходе, расходе и остатке состоящей в ведении моем [Бухмейера] оружейной суммы, отпущенной мне на покупку в пределах России и в Герцогстве Варшавском оставшегося после неприятеля огнестрельного и белого оружия и на исправление оного.
Генваря 5 дня 1816 г.
(РГИА. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 687. Л. 45-49 об.)

Месяцы и числа

В приходе

Рубли Коп.

1813 года

Апреля 26 Доставлено от Тверского гражданского губернатора 19767 49
Мая 17 из Псковской казенной палаты 19801 98
Июля 30 от Калужского гражданского губернатора 15000 -
Августа 11 от Витебского гражданского губернатора 12180 29 1/4
Сентября 10 от Московского гражданского губернатора 12000 -
Октября 13 из Орловской казенной палаты 39800 99 1/2
Ноября 9 Получено от Варшавского генерал-губернатора 50000 -

1814 года

Мая 22 Из комиссии Киевского комиссариатского депо издержанные Могилевским гражданским губернатором из отпущенной ему оружейной суммы, на отправление в Варшаву и Брянск оружия и употребленные на путевые припасы возврат в оружейную сумму в ведении моем состоящую 3826 55
Мая 23 Из оной же комиссии издержанные Смоленским гражданским губернатором из отпущенной ему оружейной суммы на отправление в Брянск оружия 798 85
Сентября 26 Из Орловской казенной палаты
 
60000 -
Сентября 27, октября 4 От Трубчевского уездного казначея 10000 -
Сентября 27 От Карачевского уездного казначея 10000 -
Октября 5 От Брянского уездного казначея 10000 -

1815 года

Августа 19 Из Орловской казенной палаты 35000 -
Сентября 7 От Брянского уездного казначейства 15000 -
Октября 2 От оного ж казначейства 21111 60 1/2
  Взысканных в Варшаве с подрядчиков, готовивших штыковые ножны, пыжевники и отвертки, на житочное строение и прочее 1814 года в ноябре месяце 184 -
  Итого в приходе Триста тридцать четыре тысячи четыреста семьдесят один рубль семьдесят шесть с четвертью копеек 334471 76 1/4

В расходе за искупленное у разных продавцов оружие

 

Число исправленного оружия

Цена за оное заплаченная

 
За каждое За все
Рублей Коп. Рублей Коп.
Ружья со штыками 1 разбора 12453 10 - 124530 - Из числа приобретенного оружия исправлено починкой по 1 января 1816 г.
в Брянске руж.26549
карабин. 853
в Минске руж. 505
в Смоленске 1018
в Варшаве 1446
Итого ружей 29518
карабинов 853.
Из оных отправлено на укомплектование войск:
Из Брянска
в Варшаву 7000
в Одессу 9505
в Могилев 2968
в Каменец-Подольский 4000
в крепость Св.Дмитрия 1166
в Георгиевск 806;
Из Минска в Варшаву 398
в Минский внутрен. батальон 107;
Из Смоленска в Хотин 674
в Смоленский артил. гарнизон 344
в Варшаву 1446
Итого 28414.
Сверх того в Брянске свезенных из различных мест исправленных ружей
1323.
64 9 - 576 -
322 8 50 2737 -
7 8 - 56 -
196 7 25 1421 -
1590 7 - 11130 -
7 6 50 45 50
54 5 - 270 -
Итого 14693     140765 50
2 разбора 1305 9 50 12397 50
171 9 - 1539 -
31 8 50 263 50
22 8 - 176 -
5091 7 50 38182 50
381 7 - 2667 -
133 6 75 897 75
66 6 50 429 -
628 6 - 3768 -
17 5 - 85 -
111 3 - 333 -
Купленных в Варшаве
 
1446 - - 8391 18 1/4
Итого 9402     69129 43 1/4
3 разбора,
часть со штыками, а прочие без оных
16 6 - 96 -
4165 5 - 20825 -
200 5 50 900 -
47 4 - 188 -
28 4 50 98 -
711 3 - 2133 -
99 2 - 198 -
Итого 5266     24438 -
Итого всех трех разборов ружей куплено 29361        
Карабинов 1 сорта 214 10 - 2140 -
2 7 - 14 -
Итого 216     2154 -
2 сорта 83 9 - 747 -
3 8 - 24 -
302 7 50 2265 -
15 7 - 105 -
19 6 - 114 -
Итого 422     3255 -
3 сорта 205 5 - 1025 -
1 4 - 4 -
Итого 206     1029 -
Пистолеты 1 разбора 1123 5 - 5615 -
8 4 25 34 -
98 3 50 343 -
Итого 1229     5992 -
2 разбора 68 4 50 306 -
563 3 50 1970 50
73 3 - 219 -
21 2 50 52 50
Итого 725     2548 -
3 разбора 1 2 50 2 50
24 2 25 54 -
8 2 - 16 -
Итого 33     72 50
Стволов ружейных 559 1 75 978 25
40 1 50 60 -
2 1 30 2 60
2091 1 25 2613 75
10 1 20 12 -
698 1 - 698 -
11 - 75 8 25
62 - 50 31 -
Купленных в Варшаве 122     120 99
Итого 3595     4524 84
Стволов карабинных 1 (с замком) 4 - 4 -
15 1 50 22 -
83 1 - 83 -
1 - 50 - -
Итого 100     110 -
Замков ружейных 1 2 50 2 50
6 1 75 10 50
92 1 50 138 -
393 1 25 491 25
198 1 - 198 -
77 - 75 57 75
106 - 50 53 -
Купленных в Варшаве 701 - - 754 33
Итого 1574     1705 33
Замков карабинных 4 1 25 5 -
1 1 - 1 -
3 - 75 2 25
Итого 8     8 25
Штыков 10106 - 50 5053 -
с хомутиками 780 - 45 351 -
без хомутиков 1821 - 40 728 40
12 - 35 4 20
Купленных в Варшаве 1008 - - 620 57
Итого 13727     6757 17
Куплено в Минске, Смоленске, Брянске шомполов, курков, огнив, пружин замочных, винтов, гаек ложевых и прочего оружейного прибора, потребного к исправлению ружей
 
      906 37
Белого оружия Тесаков русских и французских с медными эфесами без ножен 250 1 15 287 50
14 1 10 15 40
81 1 5 85 5
2588 1 - 2588 -
28 - 75 21 -
Итого 2961     2996 95
Полос тесачных 657 - 25 164 25
Ручек медных тесачных 150 - 25 37 50
Итого       201 75
Сабель с медными эфесами 26 2 - 52 -
475 1 50 412 50
Сабель с железными эфесами 136 1 25 170 -
12 1 - 12 -
Итого 649     946 50
Полос сабельных 6 - 50 3 -
7 - 30 2 10
Итого 13     5 10
Ножен сабельных 271 - 25 67 75
Палашей разных с медными эфесами 185 1 50 277 50
Палашей разных с железными эфесами 11 1 - 11 -
3 - 30 - 90
Итого 199     289 40
Итого употреблено на покупку оружия       267902 84 1/4

 
  Рублей коп.
Искуплено березового лесу и выделано из оного 5000 новых лож 592 75
Искуплено разного инструмента, потребного к исправлению в Брянске оружия 1345 59
Искуплено инструмента в Варшаве для исправления тамошнего оружия 69 29 3/4
Выдано за искупленные припасы и материалы на починку оружия в Брянске употребленные 5923 11
В Варшаве выдано за припасы и материалы 250 48 3/4
Брянскому арсеналу за принятые от оного припасы и материалы, употребленные в Брянске на исправление оружия по стоющим в казну ценам 2617 39 3/4
Выдано оному ж арсеналу за уприготовление штыковых ножен 21676, пыжевников 21676 и отверток 21544 к покупным и по губерниям собранным, починного в Брянске исправленных и на укомплектование войск отправленных ружьям 10835 69 1/4
Уплачено Тульскому заводу за образцовые штыковые ножны, пыжевники и отвертки - 89
Уплачено за пересылку через почту в разные места денег полупроцентных 14 -
Уплачено за посылку в Рославль по части покупки оружия эстафеты 11 36
Выдано за перевозку в Брянск покупного в г. Борисове оружия 2163 91
Выдано при посылке в Тулу за покупкою инструмента и отправляемым в разные места по части оружия чиновникам прогонов 587 68
Выдано в Варшаве на посылку в Брянск нарочного по части оружия прогонов 185 40
Выдано по повелению Артиллерийского департамента смоленскому купцу Кульбацкому за наем дома, занимавшегося в Смоленске оружейной мастерской, в число следуемых ему 2075 руб. к выданным от Смоленского гражданского губернатора на исправление того дома починкою 125 рублям 1950 -


 
Выдано на уплату прогонов господину генерал-майору Аракчееву при следовании его по болезни из Варшавы в Брянск 1074 18
Выдано находившемуся при нем лекарю Николину и прапорщику Сиверсу, отправленным из Брянска обратно первому до Минска, а последнему до Варшавы прогонов 161 10
Выдано Тульским оружейникам и Брянского арсенала мастеровым, находящимся в Брянске при исправлении оружия первым месячного жалования, а последним прибавочного для поощрения в работах 4771 65
В Варшаве выдано вольнонаемному слесарю, находящемуся при исправлении оружия, жалования 395 33  3/4
Выдано находившемуся в Смоленске цехдинеру Федорину в награду за труды и усердие, оказанные при покупке и исправлении оружия 25 -

Выдано в Варшаве подполковником Еринсом, бывшим там при покупке и исправлении оружия, за сделанные вольными ремесленниками по контрактам к покупным там 1446 и доставленным туда из Брянска покупным же ружьям

штыковые ножны 7515 11428 60
пыжевники 4899 1469 70
отвертки 1046  313 80
Итого на припасы, материалы и прочие надобности 46186  84 1/4
А всего в расходе Триста четырнадцать тысяч восемьдесят девять рублей шестьдесят восемь с половиной коп. 314089 68 1/2
Затем к 1 января 1816 г. в остатке налицо Двадцать тысяч триста восемьдесят два рубля семь коп. три четверти 20382 7 3/4
Сверх того остается принадлежащих калужскому купцу еврею Абелю Ливенсону за принятое от него, в сказку покупное у него оружие по расходу показанных, но по неявке его или с доверенностью поверенного не выданных ему 3863 60

 

Примечания

1 Михайловский-Данилевский А.И. Описание Отечественной войны 1812 г. Ч. 4. СПб., 1840. Гл. XI; Богданович М.И. История Отечественной войны 1812 г. Т. 3. СПб., 1860. Гл. XLIV.
2 Гарнич Н.Ф. 1812 год. М., 1956. С. 222-223; Рындзюнский П.Г. Кутузов – руководитель народного ополчения // Полководец Кутузов. Сб. ст. М., 1955. С. 384-85; Бескровный Л.Г. Контрнаступление русской армии под командованием Кутузова // Там же. С. 278; Бескровный Л.Г. Отечественная война 1812 г. М., 1962. С. 464-65; Бабкин В.И. Специфика классовой борьбы в период Отечественной войны 1812 г. // История СССР. 1972. № 2. С. 116.
3 РА. 1910. №8. С. 622-23
4 РА. 1871. № 10. Стб. 1622.
5 РГИА. Ф.1409, Оп.1, Д. 710, Л.136 об.-137; М.И. Кутузов. Сб. док. Т.IV. Ч.2. М., 1955, С. 371-72.
6 Кутузов. Сб. док. Т.IV. Ч.2. С. 408; РГИА. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 710. Л. 133-34 об.
7 ПСЗ. Т. 32. СПб., 1830. С. 461; Отечественная война 1812 г. Материалы ВУА. Т. XV. СПб., 1911. С. 33..
8 Сб. РИО. Т. 139. СПб., 1912. С. 77.
9 ПСЗ. Т. 32. С. 476-77; Ассонов В.И. В тылу армии. Калужская губерния в 1812 г. Калуга. 1912. С. 104.
10 Сб. РИО. Т. 139. СПб., 1912. С. 80.
11 РГИА. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 687. Л. 1 об., 2.
12 РГИА. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 687. Л. 3, 8.
13 Там же. Л. 5.
14 ГАКО. Ф. 32. Оп. 19. Д. 530. Л. 311, 312.
15 РГИА. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 667. Л. 3.
16 РГИА. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 687. Л. 5об.-6.
17 Подробнее об этом см.: Будаева Л.П., Пинк И.Б. Роль частных предприятий Тулы в вооружении русской армии в 1812-1815 гг. // Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы. Бородино, 2002. С. 44-51.
18 Там же. Л. 13-14.
19 Там же. Л. 29-30, 33.
20 Подсчитано по: РГИА. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 687. Л. 40-41.
21 Подсчитано по: РГИА. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 687. Л. 4, 7, 9, 12, 19, 23, 26, 28, 31, 34, 36, 38, 40.
22 РГИА. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 687. Л. 45.



Содержание
© 2003 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

аренда компрессора с бетоноломами  

Площадка предоставлена компанией СЦПС Рейтинг@Mail.ru