: Материалы  : Лавка : Библиотека : Суворов :

Адъютант!

: Кавалергарды : Сыск : Курьер : Форум

Сайт переехал! Новый адрес - Подробности

Михаил Гололобов.

ОСАДА И ШТУРМ КРЕПОСТИ ГАНЖА

(1 декабря 1803—3января 1804гг)

Впервые в Сети!
Первая публикация: Альманах "Император" № 10 (2006 год).

Материал любезно предоставлен автором, М. Гололобовым
Полковые истории


На протяжении ряда лет Персия являлась главным противником укрепления России на Кавказе. В 1795 году персидские войска Али-Магомет-хана ворвались в Грузию, захватили Тифлис и подвергли его разграблению. Поход этот проходил при активном участии владетеля Ганжи Джеват-хана. В 1796 году Императрица Екатерина II не желая мириться с таким положением дел именным указом объявила войну Персии. Командование экспедиционным корпусом было возложено на генерал-поручика графа Зубова. Поход складывался довольно успешно, но после смерти императрицы последовавшей в 1797 году взошедший на престол император Павел I вернул войска в Россию. Сменивший Павла император Александр I внимательно наблюдал за происходящими на Кавказе событиями. Для более успешного продвижения дел Высочайшим рескриптом от 8 сентября 1802 года на Кавказ был направлен генерал-лейтенант князь Павел Дмитриевич Цицианов.

 
Штаб-офицер 17-го Егерского полка 1802-1804

Штаб-офицер 17-го Егерского полка 1802-1804

К началу 1803 года положение Кавказских дел накалилось до высокого градуса. После смерти последнего Грузинского царя Георгия XIII Грузия добровольно вошла в состав России. Это не устраивало, Персию, которая на протяжении многих лет совершала грабительские походы на земле Грузии и Туманный Альбион, считавший Кавказ зоной своих интересов. Были противники у России и на землях прилегавших к Грузии. Наиболее влиятельным являлся правитель Ганжи Джеват-хан (ханство располагалось на территории сегодняшнего Азербайджана в близи границ Грузии) не только помогавший персидскому властителю Баба-Хану, но и принимавший горячее участие в кознях претендента на Грузинский престол царевича Александра, брата последнего грузинского царя. Царевич не получивший после возведения царя Георгия на престол ни клочка земли сошелся с другими недовольными политикой Георгия и его ориентацией на дружбу с Россией в самой Грузии.
Во Всеподданнейшим рапорте от 9 февраля 1803 года №3 князь Цицианов сообщал: «Главное неудовольствие Грузинского народа устремляется на гражданское здешнее правительство, которого частные злоупотребления некоторых чиновников, от послабления власти произошедшие, подали к тому повод. Основательность сего предлога, будучи подстрекаема разными увеличениями многочисленных партий царской фамилии, нам недоброхотных, чаятельно была причиной, что даже противоположные стороны на сей раз в недоброжелательности к России согласились…».1)

Джеват-хан будучи уверен в персидской помощи стал требовать Шамшадальскую провинцию граничившую с его землями. Причем его действия не ограничивались финансовой и военной помощью царевичу Александру, приграничные с Ганжийским ханством районы постоянно подвергались набегам разбойничьих шаек. Необходимо было положить этому конец.

В конце 1803 года русские войска под командованием князя Цицианова выступили к крепости Ганжа. Объясняя причины похода, князь Цицианов писал Джеват-Хану: «…объявляю вам о причинах прихода сюда…первая и главная что Ганжа с ее округом, во времена царицы Тамары принадлежала Грузии…Всероссийская Империя, приняв Грузию в свое высокомощное покровительство и подданство…несогласно…оставить Ганжу, яко достояние и часть Грузии в руках чуждых…». 2)

Того количество войск, которым располагал князь Цицианов не соответствовало задачам на них возложенным, он неоднократно обращался в Петербург с просьбами о усилении корпуса. По Высочайшему повелению от 6 октября 1802 года из состава Крымской инспекции на Кавказ были направлены Севастопольский мушкетерский и 15-й егерский полки. Состояние, в котором они прибыли, пройдя тяжелейший поход по горам, производило гнетущее впечатление. Командующий решился использовать в походе к Ганже только два батальона Севастопольского мушкетерского полка не имевших комплекта, причем как писал Цицианов в одном из рапортов: «Прешедшего полку Севастопольского шеф мне объявил,…что его полк никогда свиста пуль не слыхивал, что ходить они не умеют…в полку недостает 600 человек кроме больных…».3)
Для этой экспедиции был сформирован отряд в составе: 2-х батальонов Севастопольского мушкетерского полка, 3-х батальонов 17-го егерского полка, батальона Кавказского гренадерского полка, 3-х эскадронов Нарвского драгунского полка, 165 казаков, 700 конных татар и 11 орудий.
«Крепость Ганжа…была расположена на равнине, орошаемой речкой того же имени…В северо-восточной части находилось большое предместье, а с востока в 100 саженях от крепости обширный караван-сарай. Все это оборонялось земляным валом с палисадом…и каменною стеною с шестью башнями. Среди крепости возвышалась цитадель…Сады и предместье так же были окружены землебитною стеною высотою в 10 футов; эта стена представляла одну непрерывную ограду с выступами в виде бастионов…».4)

2 декабря 1803 года князь Цицианов решил провести рекогносцировку крепости и близь лежащей местности. Для этого был выделен отряд в составе: эскадрона Нарвских драгун, 2 батальонов 17-го егерского полка, 1 батальона Кавказского гренадерского полка нескольких сотен казаков и татар и 7 орудий. Подойдя к крепости, командующий принял решения занять близь лежащие сады. Отряд был разделен на две колонны: 1-я –подполковника Симонича направлялась по тифлисской дороге: батальон Кавказских гренадер, около 200 татарских всадников и 2 орудия; 2-я колонна под командованием самого князя Цицианова атаковала предместья с запада через сады и наступала на башню Юхар-Капе. Упорный бой шел около двух часов, противник был отброшен за крепостные стены. Из письма князя Цицианова: «Мне хотелось в то же время, если возможность представится, занять сады в предместии, окружающим крепость…Наши войска встретили отчаянную оборону в садах, где высокие, сбитые из глины заборы…Несмотря, однако же, на сильный огонь и не выгодное наше положение, не более как в два часа времени…очистили предместие из садов составленное…».5) Началась долгая осада.

28 декабря князь Цицианов послал Джеват-хану письмо с предложением о почетной сдачи крепости. Русский командующий писал: «…для избежания пролития крови человеческой и чтобы на совести моей оное кровопролитие не оставалось, представляю вас, что европейские обычаи позволяют осажденным просить перемирия».6) На следующий день князь Цицианов собрал военный совет. Хан сдаваться не собирался, началась зима, войска испытывали трудности с продовольствием, да и стоять под открытым небом большой радости не было. Было послано еще одно предложение о сдачи, но, понимая неизбежность штурма, командующий разработал план атаки. Войска были разделены на две колонны: 1-я генерал-майора Портнягина – батальон Кавказских гренадер, батальон Севастопольцев и 200 драгун.2-я полковника Карягина – 2 батальона 17-го егерского полка. Резерв: батальон егерей майора Белавина и батальон Севастопольцев. Один батальон занял позицию против Карабагских ворот, второй прикрывал возможность противнику вырваться из города через Тифлисские ворота. Штурм был назначен на 5.00 3 января 1804 года.

Штурм
Штаб-офицер и адъютант Кавказской инспекции Кавказского гренадерского полка 1802-1804

Штаб-офицер и адъютант Кавказской инспекции Кавказского гренадерского полка 1802-1804

Колонна № 1 скрытно подошла к самому крепостному валу и только тогда была обнаружена. Противник открыл яростный огонь. Основные события развернулись у Карабахских ворот, где в стене была пробита брешь. Наши провели несколько атак, но они были отбиты, войска несли потери, пали майор Кавказского гренадерского полка Бартенев и поручик драгунского полка Кейт. Бой не утихал, ценой неимоверных усилий удалось овладеть стенами и башнями и сбросить противника внутрь крепости. Вспоминая штурм, князь Цицианов писал: «Накануне сделанная брешь в земляной стене, открыла неприятелю место, где сия колонна пойдет, а потому неприятель оборотил всю свою силу против сего пункта…и хотя генерал-майор Портнягин, не через брешь проходил, но сделав штыками жадных ко славе Гренадер и Драгун, пролом в земляной стене; однако же неприятельское упорное сопротивление остановило полет колонны…два раза отталкивали неприятели лестницы, и два раза солдаты приставляли их с упорнейшим свирепством, презирая неприятеля».7)

Действия колонны полковника Карягина Выделив для отвлекающей атаки огневого прикрытия команды поручиков Никшича и Егулова Карягин повел остальных на штурм. Противник, так же как и против 1-й колонны открыл сильнейший огонь, со стен, на головы атакующих обрушился град бревен и камней. Отважный полковник шел впереди своих солдат и ворвался на стену вместе с ротой капитана Сахарова. Офицеры личным примером вдохновляли подчиненных. В боевой летописи полка золотыми буквами вписаны имена капитанов Дьячкова и Терешкевича, штабс-капитанов Парфенова и Хрусталева. Захватив башню «Кафе-Бек» роты майора Лисаневича овладели башней «Юхари-Кале» и открыли ворота. Одновременно рота капитана Дьячкова овладела башней «Каджи-Хан», в которой оборонялся Джаван-Хан. (В полковой истории грузинских гренадер башня называется «Хаджи-кале» а ее взятие приписывается прапорщику Грузинского гренадерского полка Верещаге). Капитан Каловский одним из первых ворвавшийся в башню сразил владетеля Ганжи но сам ,но сам был зарублен его телохранителями. В рапорте на Высочайшее имя о действиях егерей князь Цицианов писал: «Полковника Карягина колонна, отделяя на фальшивую атаку небольшой отряд, хотя и не должна была приступать к штурму прежде как услышит барабанный бой колонны генерал-майора Портнягина на стенах; но храбрый и поседевший под ружьем полковник Карягин, видя вред причиняемый от неприятеля посредством освящения и метким от того стрелянием, кинулся на лестницы и с победой вступил на стену, где храбрый капитан Сахаров ранен в ногу на вылет. Овладев же башнею и пушками на ней бывшими, отправил по стене майора Лисаневича с батальоном его имени, который, овладев двумя башнями отпер ворота. Здесь при взятии третьей башни, убит капитан Ковалевский».8)

Вскоре крепость пала, понимая бессмысленность сопротивления, остатки гарнизона сдались, боевые действия закончились через 1½ часа после начала операции. Персы потеряли только убитыми около 1700 человек. В качестве трофеев нам достались: 12 орудий, 6 фальконетов, большое количество боеприпасов и продовольствия. Потери русского отряда составили около 380 убитых и раненых.

Награды: Все участники штурма были щедро награждены Императором Александром I. Шеф Нарвского драгунского полка генерал-майор Портнягин был пожалован Орденом Святого Георгия 3-й степени. Ордена Святого Георгия 4-й степени, удостоились: подполковник Симонич (Грузинский гренадерский полк); полковник Карягин (17-й егерский полк): «Командуя штурмовою колонною оказал примерное мужество, храбрость и неустрашимость, служа примером своим подчиненным…был одним из главных виновников успеха штурма»; майор Лисаневич (17-й егерский полк): «…по взятии первой башни командирован был в правую сторону по стене ко второй башне, где сильно производим был неприятелем ружейный огонь, неустрашась онаго, поражал с ревностью неприятеля и овладел башней…»; майоры Нарвского драгунского полка Власов и фон-Фитингоф и шедший добровольцем князь Эристов-Ксанский.

По указу императора была выпущена серебряная медаль с надписью: «за трудъ и храбрость при взятiи Ганжи 3-го января 1804 года».
Взятие Ганжи бывшей ключом к северным провинциям Персии имело огромное влияние, как в самом персидском государстве, так и в ханствах граничащих с Грузией. Под впечатлением от этого отважного предприятия 25 апреля 1804 года был подписан трактат о присоединении к России Имеретии, ранее 4 декабря 1803 года присягу на верность России принес владетель Мингрелии князь Григорий Дадиани. В донесении от 3 января 1804 года №3 князь Цицианов излагая свои взгляды на операцию против Ганжийского хана, писал графу Воронцову: «Нимало не сомневаюсь при том, что последствия и время оправдают меня в относительном к пользе дел в здешнем краю и тем пача, что Ганджийская крепость, почитавшаяся между Азиатцев неприступною, держит в страхе весь Адзербейджан и может способствовать торговле Грузинской по Каспийскому морю».11)

Медаль За взятие Ганджи 3 января 1804 года

 


Источники:

1) Акты собранные Кавказской Археологической комиссией Тифлис 1868 г., т.II, стр17
2) Дубровин Н. История войны и Владычества Русских на Кавказе Спб.1886 г., т. IV., стр.136
3) Дубровин Н. Указ. Соч., стр. 137
4) Махлаюк Боевая летопись 14-го гренадерского Грузинского генерала Котляревского полка Тифлис 1900г., Стр.15
5) Письмо князя Цицианова генералу В. От 9 декабря 1803 года «СЛАВЯНИН», 1827 год, №5, стр.103
6) Казбек Г. Военная история Грузинского гренадерского полка Тифлис 1865г., стр. 35
7) Письмо князя Цицианова генералу В. От 10 января 1804 года «СЛАВЯНИН» 1827 год, №12, стр. 213-214
8) Бобровский П.О. История 13-го Леб-Гренадерского Эриванского Его величества полка за 250 лет Спб 1893г., т. II
9) Гизетти А.Л. Сборник сведений о Георгиевских Кавалерах и боевых знаках отличия Кавказских войск Тифлис 1901г.
10) газета «КАВКАЗ» 1851 год №61
11) Акты собранные Кавказской Археологической комиссией Тифлис 1868 г., т.II., стр. 592

 


Содержание
© 2003 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

http://bit.ly/1kLl5qg  

Площадка предоставлена компанией СЦПС Рейтинг@Mail.ru