: Материалы  : Лавка : Библиотека : Суворов :

Адъютант!

: Кавалергарды : Сыск : Курьер : Форум

Сайт переехал! Новый адрес - Подробности

Восточная война

1853-1856 годов

Соч. М.И. Богдановича

 

 

Приложения к IV тому

Приложения к главе XXXIII.


 (1) Письмо князя Горчакова военному министру, от 26 июня 1855 года.
 (2) Письмо князя Горчакова военному министру, от 5 июля 1855 года.
 (3) «Milletemerciments pour l’envoi du general Wrewsky, qui nous sera tres utile pour arreter beaucoup de details administratifs a l’occasion des secours que Vous dirigez a notre renfort» — писал князь Горчаков военному министру, 18 июня 1855 года.
 (4) Из письма военному министру генерала барона Вревского, от 11 июля 1855 года.
 (5) Из письма князя Горчакова, от 14 июля 1855 года.
 (6) Из записки князя Горчакова, от 21 июля 1855 года.
 (7) Из письма Государя Императора, от 20 июля 1855 года,
 (8) Прилож. под лит. А к отзыву князя Горчакова военному министру, от 30 июля 1855 года.
 (9) Извлечено из следующих мнений, представленных членами военного совета, собранного князем Горчаковым.

Мнения, представленные 29 июля (10 августа) 1855 года главнокомандующему, по поводу предполагавшихся начаться наступательных действий.

Мнение о положении Севастополя и окрестных войск и меры, которые бы можно принять для действий.
Севастополь, 29-го июля 1855 г. 319-й день обороны.
Тайное.

Сильные подкрепления, состоящие впрочем из ополчения, прибывают не прежде конца октября.
Сена, по настоящей численности лошадей, станет в Крыму до 15-го октября. При уменьшении лошадей на половину — до 15-го января. При уменьшении на ¾ — до 15 апреля.
Средства неприятеля, как в продовольствии, так и в боевых снарядах, неистощимы, ибо он господствует над морем.
В мнении моем, от 26 сего месяца, имел я честь изложить, между прочим, следующее: „Неприятель занимает сосредоточенное положение на господствующей местности, окруженной владеемым им морем и укрепленной в продолжение 10-ти месяцев огромным числом рабочих.
«Очевидно, что неприятель, из своего сосредоточенного положения, может, по произволу, бросить огромные массы войск на любую точку, оставляя ограниченное число для защиты твердынь своих на господствующей местности, которых и в таком случае, т.е. слабо защищаемых, нельзя взять иначе как приступом, с огромным пожертвованием числительной силы».
У нас почти одинаковое число конницы с неприятельскою; но мы имеем в окрестностях Севастополя штыков 90 тыс., тогда как неприятель, по всем согласующимся между собою сведениям, имеет их 110-120 тыс., и кроме того ожидает подкреплений.
Очевидно, что с какой бы стороны ни предпринять наступление на неприятеля, — с Сапун-горы или из Севастополя, — перевес останется всегда на стороне противников.
Если и подвергнуть Севастополь случайности ослаблением гарнизона, для усиления отряда, атакующего Сапун-гору, то когда наступление и будет увенчано овладением Сапун-горою, то все-таки отряд займет ее с огромною потерею и перебитыми начальниками. Неприятель же, узнав от перебежчика об ослаблении гарнизона, овладеет Севастополем. В противном случае, на следующий день, неприятель атакует значительным числом свежих войск ослабленный, полурасстроенный, утомленный отряд наш. Последствия легко можно предвидеть.
Если сделать наступление на неприятеля из Севастополя, неминуемо ослабив себя отрядом для Инкерманских высот, Мекензиевой горы и наблюдательными отрядами за неприятельскими войсками, занимающими Черную речку и Байдарскую долину, то этому ослабленному отряду придется брать приступом батареи, редуты, несколько рядов запутанных как лабиринт траншей, с глубокими профилями. Во время боя войска наши будут поражаемы с. фронта, и потом резервы наискось с тыла, ядрами, бомбами и гранатами из повернутых мортир, и нулями. В это время, под убийственным огнем, будут разрабатывать в траншеях спуски для артиллерии; работающие люди и запряженные лошади — поражаемы. Нельзя исчислить беспорядков и последствий, не говоря уже о том, что войска, до выхода из нашей оборонительной линии узкими колоннами, понесут уже значительную потерю. Но если и предположить счастливейший исход дела, т.е. войска наши овладеют Камчатским редутом, 24-х-нушечною батареею Викториею и Зеленою горою, и принудят противников очистит все оставшиеся на левом нашем фланге батареи и редуты, до над Георгиевским погребом включительно, — то расстроенные войска наши, утомленные боем и ночною работою, голодные, с перебитыми начальниками, имея артиллерию может быть на половину, должны будут на следующий день принять общее сражение со свежими неприятельскими войсками, сосредоточенными ночью. Не трудно предвидеть последствий. Можно даже ожидать, что неприятель внесен будет в Севастополь на плечах наших.
Но оставаться в настоящем страдательном положении, несмотря на превосходный, исполненный изумительного терпения и самоотвержения дух войск, невозможно.
С начала осады до 1-го декабря, верного счета понесенной гарнизоном потери определить нельзя, но можно полагать ее в 5,000 челов. С 1-го же декабря по вчерашнее число, убитых, раненых, контуженных, кроме оставшихся во фронте:

Адмиралов и генералов — 4
Штаб-офицеров — 97
Обер-офицеров — 838
Нижних чинов — 46,037
Без вести пропавших — 1,047
Итого — 48,023

По 1-е декабря до — 5,000
В сражении 24-го октября с вылазкою из Севастополя до — 12,000
Для защиты Севастополя по 28-е июля до . . . 65,000

По случаю приближения неприятельских работ, потери прогрессивно увеличиваются, и если бы возможно было оставаться в этом страдательном положении, подвергая гарнизон ежедневной огромной потере, то ни пороха, ни еще менее продовольствия для лошадей, не станет, и при неимении для больных ш раненых зимних помещений и испорченности временем года дороги для их перевозки, они подвергнутся гибели.
Всякое предприятие, не ведущее к снятию осады, есть мера бесполезного кровопролития. Между тем, исключительно оборонительное положение рано или поздно поведет к падению Севастополя и, вместе с тем, к потере большей и лучшей испытанной части армии.
Все эти причины указывают единственную и необходимую меру — собрать в одно целое Крымскую армию, чтобы, действуя совокупно, можно было с большим правдоподобием ожидать успеха. Но мера сия должна быть приведена в исполнение до прибытия подкреплений к неприятелю.


Весьма тайное.

Итак, с стесненным сердцем и глубокою скорбью в душе, я, по долгу совести, присяги и убеждению моему, избирая из двух зол меньшее, должен произнести единственное средство — оставление Южной стороны Севастополя.
Невыразимо больно для сердца русского решиться на крайнюю, ужасную меру; она глубоко огорчит гарнизон, 319 дней добросовестно борющийся с сильным неприятелем, имея ежеминутно перед собою смерть и увечье. В продолжение многих месяцев отталкивал я эту невыносимую мысль. Но любовь к отечеству и преданность престолу превозмогли чувство оскорбленного народного самолюбия, и я, скрепя сердце, произнес роковую меру.
Но что приобретет неприятель, положивший перед Севастополем далеко более 120 тыс. воинов — цвет Франции и Англии? Груду камней и чугун. Грозная Северная сторона не допустит его овладеть Северною бухтою.
Овладение Чоргуном, лежащим перед ним горою на левом берегу Черной речки, и Байдарскою долиною, заключит неприятеля в прежнее его тесное пространство, и если он не окончит действий своих в Крыму занятием Южного Севастополя, то может предпринять два способа действий: 1) наступление на нас с большею частью сил своих с Сапун-горы; 2) высадить большую часть сил своих на Каче или ближе к Евпатории. В обоих случаях, оставляя грозное свое, укрепленное природою и искусством, место-положение, он действует в нашу пользу, уравновешивая бой.
Но если до 15-го августа — окончательного наведения моста — неприятель предпримет бомбардирование и приступ, то, не щадя пороха, оставя гарнизон в настоящей его числительной силе и усилив Северную сторону, на всякий случай, еще одною бригадою, может быть, отбитый новый приступ даст другой оборот крымскому делу.
Если роковая мера не сохранится в глубочайшей тайне, то последствия могут быть ужасные.

Генерал-адъютант граф Остен-Сакен.

Ваше сиятельство, объясняя, «что ныне настало время решить неотлагательно вопрос о предстоящем нам образе действий в Крыму», изволили предложить мне, в числе других лиц, вопрос: «Продолжать ли пассивную защиту Севастополя, стараясь только выигрывать время и не видя впереди никакого определенного исхода, или же, немедленно но прибытии войск 2-го корпуса и Курского ополчения, перейти в решительное наступление».
На это имею честь отвечать, что, зная общее положение дел и принимая в соображение обстоятельства, изложенные в Записке вашей, а также дополнительные словесные объяснения ваши, я заключаю, что мы находимся вынужденными ускорить развязку дел под Севастополем, и потому полагаю, что всякое предприятие, которое может привести к этой цели, должно быть начато безотлагательно, дабы еще более не затруднить его чрез получение неприятелем ожидаемых им подкреплений.
Обращаясь за сим к последующим вопросам вашего сиятельства, а именно: «Какое действие предпринять и в какое время», обязываюсь доложить, что я нахожу выгоднейшим атаковать неприятеля со стороны Чоргуна, не ожидая для сего прибытия всех дружин Курского ополчения.
Конечно, мы не довольно сильны, чтобы иметь право ожидать от одних этих действий окончательного освобождения Севастополя, но при удаче могут представиться непредвиденные обстоятельства, которыми мы, без сомнения, воспользуемся для облегчения осажденных.
Во всяком случае, наступление с нашей стороны, если удастся занять левый берег Черной, поставит неприятеля в необходимость употребить с своей стороны все усилия, чтобы отбросить нас на правый берег сей реки, или, сосредоточив все войска свои на Сапун-горе, испытать штурм на город. В том и другом случае, результат ряда кровавых битв приведет, как я выше сказал, к развязке дел, т.е. к единственной верной цели, которую мы можем иметь в виду, предпринимая наступательные действия.

Генерал-адъютант Коцебу.
29-го июля 1855 г.


С силами, которыми мы ныне располагаем, нельзя предположить возможным сбить неприятеля с Сапун-горы и заставить его теперь же снять осаду Севастополя, но можно надеяться, перейдя в наступление с приходом войск 2-го пехотного корпуса, поставить союзников в такое положение, чтобы заставить их в не-продолжительном времени, или штурмовать Севастополь при самых невыгодных для них условиях, или снять осаду.
Одно из вернейших средств достижения таковой цели есть занятие Федюхиных и соседних с ними гор. Отрезанные от воды Черной речки и от лугов Байдарской долины, союзники не будут в состоянии оставаться долгое время в бездействии, и должны будут или решиться на штурм, имея во фланге корпус, всегда готовый атаковать Сапун-гору, или же снять осаду.
Наконец, если бы занятие Федюхиных гор заставило неприятеля спуститься в больших силах с Сапун-горы к Чоргуну, то вылазка из Севастополя и занятие нашими войсками Камчатского редута отодвинут осаду опять на такое долгое время, что снятие ее может легко быть первым тому следствием.
Все эти причины заставляют желать:
1) Сколь можно скорее атаки Федюхиных и соседних к ним гор, подкрепленной, в случае спуска неприятеля в больших силах с Сапун-горы, вылазкою из Севастополя на Камчатский редут и демонстрациею на левый фланг неприятельской позиции, слабо занятый союзниками; последнее заставит неприятеля разбить силы свои на огромное расстояние и облегчит взятие Камчатского редута.
2) Атаку эту произвести ныне же, не ожидая прибытия всех дружин Курского ополчения.

Генерал-лейтенант Сержпутовский.


Время деятельной осады города можно считать еще 3 месяца, т.е. до начала ноября; затем, от дурной погоды, осадные работы неприятельские должны приостановиться.
На этот период времени у нас достанет пороху и снарядов, а также, при настоящем числе войск (считая по 10-е августа все прибывшие части), достанет и для пополнения ежемесячной убыли (6 тыс. челов.) в Севастополе, а равно и для удержания неприятеля при его покушениях окружить город, оставаясь на настоящих наших оборонительных позициях.
Но по всем данным, неприятелю, для успешного окончания его осады, нужно гораздо менее 3-х-месячного срока, следовательно необходимо отдалить, сколько возможно, срок окончания осады.
Для выполнения этой цели, самое выгоднейшее было бы сражение в соседстве осадных работ неприятеля, с тем, чтобы следствием нашего успеха было занятие значительной части сказанных работ.
Место для этого сражения есть Сапун-гора и весь правый фланг осадных работ неприятеля. Для наступления нашего с этою целью возможных направлений имеется только два: 1) из Севастополя — от Корабельной стороны, и 2) от Чоргуна.

Выходя в первом направлении, сколько я могу судить, не представляется удобства развернуть такие силы, чтобы от успеха их можно было ожидать расстройства или поражения неприятельской армии, но, за то, место самого боя представляет возможность, при успехе нашем, отдалить неприятеля от города. На какой именно срок — будет зависеть от размеров самого успеха.
Для выхода во втором направлении, от Чоргуна, нужно прежде всего овладеть долиною Чоргунскою, т.е. пространством, лежащим впереди Чоргуна до Сапун-горы. Для такого предприятия нужно употребить слишком 40 тыс. пехоты и от 6 до 7 тыс. кавалерии, ибо сначала нужно занять горы, по левую сторону реки Черной лежащие (Гасфорта и Уральские); по трудности их атаки и вероятно весьма упорной обороны неприятеля, нужно предполагать, что успех наш будет нам стоить значительной потери.
Непосредственным результатом этого боя будет отнятие у неприятеля течения Черной речки и дер. Комары. Но для совершенного овладения долиною, необходимою для нас, в случае нашего приступа на Сапун-гору, на другой день мы принуждены будем атаковать неприятеля на позиции, составленной хребтом высот, где были прежние его редуты, а потом наши.
С помощью значительной нашей кавалерии, наибольший результат сего нового сражения может быть расстройство сардинского корпуса, турецких и частью французских войск, и удержание за нами долины Чоргунской. После чего можно будет судить о возможности атаки с остальными войсками Сапун-горы, которая, по трудности подступов и сильных укреплений, потребует значительнейшего числа войск, нежели какое может оставаться в нашем распоряжении после двукратного наступательного действия. Оставаясь уже в оборонительном положении на вновь занятых позициях, для удержания их потребуется до 20-ти тыс. пехоты и от 4-х до 20-ти тыс. кавалерии постоянно.
Таковые успешные действия с нашей стороны на р. Черной, оттеснив неприятеля и лишив его многих удобств лагерного расположения, заставят его возвратиться в свои укрепленные позиции на Сапун-гору. Насколько же они могут отдалить окончание осады Севастополя — заключить трудно.
Что касается вопроса, в какое время следует начать наступательные действия, если бы таковые были решены, то полагаю его удобнейшим с прибытием первых дружин ополчения.

Генерал-лейтенант Липранди.
29-го июля 1855 г.
Позиция на горе Мекензиевой.


По правилам военного искусства, которые поныне на этот предмет еще не опровергались, ни одна крепость не может устоять против правильной осады, когда при том исполняются все правила. Особые лишь обстоятельства могут изменить продолжительность оной. Оборона Севастополя доказывает, как долго может держаться крепость, которой оставлено свободное сообщение для получения подвоза всех необходимых предметов. Не менее того, осаждающий приближается постоянно, хотя медленно, и тем достигает возможности с большими силами предпринять внезапное нападение. Это обстоятельство заставляет иметь на оборонительной линии постоянно в готовности значительное число войск, коего ежедневная убыль, в общей сложности времени защиты города, делается слишком великою.
При таких обстоятельствах, надобно иметь в виду еще следующее соображение:
1) С наступлением ненастной погоды подвозы к крепости сделаются более затруднительными.
2) Хотя и строится мост для постоянного сообщения чрез бухту, но с наступлением осенних сильных бурь и он подвергнется повреждению, или должен быть разведен.
3) Что осаждающий, сблизив фланги своих наступательных работ, хотя с трудом, но достигнет цели — обстреливать бухту, и тогда, конечно, лишит нас части наших перевозочных средств. Тогда Южная часть Севастополя, по недостатку в огромном количестве требуемых для обороны средств, придет почти в состояние совершенно обложенной крепости, а лишившись средств обороны, должна пасть, с остатком храброго гарнизона, после даже отчаянной и упорной защиты города частями.
Представляя себе такой исход дела нашего, при продолжении нынешнего образа действий, и имея в виду, что в настоящее время общая числительность обеих армий почти равна, я решительно убеждаюсь в мысли, что нынешнему порядку действий наших надобно предпочесть наступательное действие в поле, дабы стеснить неприятеля в такое положение, чтобы позиция полевых войск наших, примыкая к крепости, была в сношении с гарнизоном по южную сторону бухты. Таким порядком достиглось бы соединение сил нашей армии для решительного удара до времени, к которому союзные войска ожидают подкрепление.
На предложенные мне два вопроса имею честь изложить следующее мнение мое:
На вопрос — «какое действие предпринять»:
1) Атаковать неприятельскую позицию за Черною речкою, и не останавливаясь на оной, перейти к занятию высот Сапун-горы; для сего должна содействовать часть гарнизона от Корнилова кургана. Исполнение полагаю следующим порядком:
2) Продолжая обыкновенный огонь обороны крепости, за короткое время перед наступательным действием от Черной речки, огонь с крепостных верков усилить, дабы обратить внимание неприятеля, делая даже другие демонстрации.
3) Наступательное действие со стороны Черной речки предпринять двумя отрядами: правым, сильнейшим, — на Федюхины горы, и левым, менее значительным, — на правую оконечность неприятельской позиции.
Сему левому отряду нашей боевой линии начать наступательное действие одновременно с демонстрациею крепости и не слишком стремительно.
Правому же отряду, назначенному атаковать Федюхины горы, когда признается удобным, атаку вести так стремительно, как только местные обстоятельства сие дозволят. При начатии атаки правого отряда, и левому наступать быстрее, дабы не остаться слишком разъединенным.
4) Овладевши Федюхиными горами, не останавливаясь, идти вперед, вправо, по удобнейшей на то местности, для овладения высотами Сапун-горы.
Как только начнется дело занятия высот, всему отряду гарнизона Корабельной части города сделать стремительную вылазку до редута Виктории, как точки, на которую и правый отряд с Черной речки должен направить действие своего правого фланга.
По соединении сих двух отрядов, составить общую линию позиции, примыкая правым флангом к Корнилову кургану, а левым — к удобнейшей точке на местности, т.е. около хутора бывшего Соколовского.
5) Левому отряду Черной речки, во время сих действий, имея перед собою слабые и неохотно принимающие участие в войне войска сардинцев, а также турок, сильно на них напирать, и, тесня их к с. Кадыкиой, не допускать к соединению с французами и англичанами, которые, нашим движением на Сапун-гору, конечно, примут общую позицию с французами, тылом на Камышевой бухте.
6) Стремительным натиском нашей кавалерии между отрядами с Черной речки, при действии на Сапун-гору, содействовать быстрейшему отступлению сардинцев и препятствовать англичанам отступать на Балаклаву, ежели бы они стали отдаляться от французов. Это полагаю нужным для того, чтобы, отделив их от своего продовольствия, обратить на французские запасы, отчего, конечно, произойдут недостаток и беспорядки.
Отделив сардинцев и турок от прочих войск, надобно думать, что они одни не предпримут никаких наступательных действий и, под наблюдением незначительного отряда, запрутся в укреплениях Кадыкиой и Балаклавы.
При исполнении сего плана, ежели надобность укажет остановиться на некоторое время для совокупности общего хода дела, не надобно приказывать укрепляться земляными работами; лишь по достижении последне-назначенной линии от Корнилова кургана до хутора Соколовского, и по тому уважению, что от убыли в войсках может произойти некоторое расстройство, на слабых пунктах, которые по общей связи необходимо занять войсками, можно допустить устройство легких полевых укреплений.
По достижении сей цели, смотря по состоянию войск неприятеля, при значительном расстройстве оных, надобно, не давая им оправиться, продолжать поражение, чему может тогда содействовал и городская часть Севастопольского гарнизона. Ежели же расстройство обеих сторон равномерно и нельзя рассчитывать на верный успех от безостановочного дальнейшего преследования, то довольствуясь приобретенным успехом, — что союзным войскам отрезана часть их союзников, что затруднено им сообщение с Балаклавою, что атака на Севастополь будет иметь половину объема, что атакующего сильными вылазками и боковыми- нападениями наших войск, можно отбросить в его дальние подступы, и наконец, что сообщение Южной части города во всякое время года и погоды будет обеспечено и безостановочно — можно допустить работы сильного укрепления позиции, а по новому же соображению всех обстоятельств — назначить дальнейший ход действий.
На второй вопрос — «в какое время предпринять действие», я полагаю исполнить это тотчас по окончании всех нужных на оное соображений и приготовлений, которые начать безотлагательно.

Генерал-лейтенант Бухмейер.
Севастополь, 29 июня 1855 г.


Во исполнение повеления вашего сиятельства, честь имею представить мнение мое относительно предложенных вопросов на обсуждение некоторых из гг. генералов вверенных вашему сиятельству войск.
На первый из сих вопросов, — а именно: «продолжать ли пассивную защиту Севастополя, стараясь только выигрывать время и не видя впереди никакого определенного исхода, или же, немедленно по прибытии войск 2-го пехотного корпуса и Курского ополчения, перейти в решительное наступление» — мне кажется, не может быть двух мнений.
Ясно, что ограничиваться пассивною обороною осажденного города, не до известного какого-либо срока, ни до какого-либо ожидаемого или предвидимого события, а, напротив, не имея в виду никакого определенного исхода и только для выигрывания времени, при той степени развития, которой достигли уже осадные работы неприятеля, значило бы, в сущности, не выигрывать, а терять время, и обрекая гарнизон на ежедневные большие или меньшие потери, истощая притом его силы физические и — что еще важнее — нравственные, почти наверное приготовить падение Севастополя.
С падением же сего города, не только Россия лишится важнейшего из своих приморских пунктов, огромных запасов и проч., но еще неприятель, заняв и укрепления Северной стороны, которые мы не в состоянии будем удержать за собою, приобретет, если не возможность к дальнейшим действиям на полуострове (для коих недостаток в сене может дослужить ему препятствием), то, во всяком случае, все возможные удобства для расквартирования своих войск на зиму и для зимовки флота, который, без сомнения, тогда будет введен в бухту, по очищении входа в оную от затопленных нами кораблей.
Таким образом, решение участи уже не Севастополя, а крымского полуострова, соделается предметом будущей кампании, и перевес, как в нравственном, так и в материальном отношении, будет на стороне неприятеля. Положение его в Крыму во время зимы будет выгоднее, чем наше.
Вот, по моему разумению, неизбежные плоды бездействия нашего в поле, если оно будет продолжено на неопределенное время.
В моем понятии, действительнейшее средство спасти Севастополь должно состоять в том, чтобы, сблизившись к неприятелю со стороны р. Черной, развлечь его силы и поставить себя в такое положение, чтобы мы имели возможность атаковать его с доля, когда он дойдет на приступ города.
Для этого нам необходимо стать твердою ногою на левом берегу Черной, ныне занимаемом неприятелем, и, следовательно, атаковать и сбить его.
Остается рассмотреть — когда и как это предпринять.
По имеющимся сведениям от перебежчиков и по другим источникам, союзных войск под Севастополем ныне приблизительно от 60 до 70 тыс. французов, от 20 до 25тые. англичан, до 10 тыс. пиемонтцев и от 6 до 8 тыс. турок, всего же от 100 до 115 тыс. челов.
Войска эти расположены на протяжении более 20 верст от Камышовой пристани до Чоргуна, и часть оных (преимущественно кавалерия) находится еще верст 10 далее, в Байдарской долине.
Положение их по необходимости растянуто, ибо они должны с одной стороны иметь сильную часть войск для непосредственного прикрытия осады; часть же, также значительную, должны держать в долине Черной, для водопоя, коего на Севастопольском плато было бы недостаточно.
Примерно можно полагать перед Севастополем, т.е. между Камышовою пристанью и Сапун-горою, до 60 или 65 тыс., в долине Черной — до 30 тыс., в Байдарской долине и прилегающих к оной частях до 10 тыс., может быть несколько более или менее, ибо показаний перебежчиков, различествующих между собою, нельзя принимать за положительные данные.
Если оставить Севастопольский гарнизон в теперешнем его составе, за исключением 7-й пехотной дивизии, мы можем употребить для атаки от стороны Черной, с демонстрациею от Инкермана, до 98 батальонов, 74 эскадрона, 40 сотен и 300 орудий, что составит пехоты от 35 до 40 тыс., около 7 тыс. кавалерии, до 3 тыс. казаков, т.е. от 45 до 50 тыс. челов. при 300 орудиях, — силы хотя не огромные, но не маловажные. Но так как мы ожидаем к 5-му августа пять дружин ополчения, к 8-му августа, с предыдущими, восемь дружин, а к 11-му августа, — всего двенадцать дружин, то мне кажется следовало бы подождать прибытия сих дружин, по крайней мере первых пяти, а если можно, то и всех, ибо иметь 8 тыс. челов. более или менее в день атаки — много значит.
Во всяком случае, мы не можем атаковать прежде 2-го августа: следовательно подождать нужно было бы только 9 дней. В продолжение этого времени, судя но средней сложности обыкновенных дневных потерь Севастопольского гарнизона, из оного убыло бы до 1,800 челов., а пришло бы до 8 тыс.; следовательно, чистой при-были все-таки осталось бы 6 тыс. челов., не включая в этот раз-счет выздоравливающих.
Но отсрочка атаки до прибытия дружин должна быть допущена пли нет, смотря по обстоятельствам, и во всяком случае мы должны поставить себя в возможность предпринять атаку и 2-го августа, если неприятель предпримет что-либо в этот день (что довольно вероятно), как канун имянин Наполеона. Если же в сей день ничего не будет предпринято, то равномерно начать атаку и без дружин, коль скоро будет замечено прибытие новых войск морем, или что неприятель усиливает укрепления против Черной?
Вот мое мнение относительно времени атаки.
Что касается способа исполнения оной, представляется два рода действий, известные вашему сиятельству.
Первый из них представляет ту выгоду, что, раз оттеснив французов от Федюхиных гор, расположенные у подошвы Гасфортовой горы сардинцы и далее, по направлению к Алсую, турки вероятно дрогнули бы и не выдержали нападения. Сверх того, вся линия неприятельская была бы разрезана надвое. Но здесь довольно важное препятствие встречается в переходе, под огнем неприятеля, водопроводного канала, хотя, как мне кажется, превосходство наше в артиллерии должно служить ручательством в успехе этого предприятия.
При втором роде действий, войска наши не встретят водопроводного канала, и будут иметь дело лишь с сардинцами и турками, а потому, может быть, успех будет стоить менее пожертвований, по, за то, местность закрытее, движения будут производиться по теснинам и крутым подъемам, хотя впрочем, по свидетельству лиц, заслуживающих полного доверия, места сии доступны для всех родов оружия и войска наши уже проходили там.
Если тем или другим способом нам удастся овладеть Гасфортовою и Федюхиными высотами, то надлежит там сильно укрепиться, оставив на последних целую дивизию, а на Гасфортовой горе — несколько батальонов и сильную артиллерию. С прочими затем войсками отойти на Мекензиеву позицию и в Чоргун, где оставаться во всегдашней готовности принять атаку неприятеля, если 6ы он захотел вновь овладеть Федюхиными высотами, или самим атаковать Сапун-гору, если бы он двинулся на приступ Севастополя.
Во время атаки нашей со стороны Черной, вылазку из Севастополя произвести только в таком случае, если бы неприятель со всеми своими силами устремился с Сапун-горы на подкрепление войск, расположенных в долине Черной. Но и в сем случае отнюдь не идти далее Камчатского редута, стараясь по возможности разорить неприятельские работы, ближайшие к городу.
Всякое другое действие из города, в обширнейшем размере, без артиллерии и кавалерии, сквозь несколько линий неприятельских траншей, я считаю делом весьма опасным и могущим повлечь за собою самые пагубные последствия.

Генерал-лейтенант Бутурлин.
Лагерь при Инкермане, 29-го июля 1855 г.

Вследствие словесного приказания вашего сиятельства, имею честь изложить мнение мое относительно предстоящих действий под Севастополем:
1) Продолжить пассивную оборону города до 1-го ноября было бы для нас выгодно: во-первых, потому, что тогда мы получим в подкрепление от 40 до 50 тыс. челов. государственного ополчения, а, между тем, в начале сентября, прибывают сюда до 4,500 рекрут, и, во-вторых, в октябре и в ноябре, наступает такое время года, которое менее благоприятно для осаждающих, нежели для нас.
2) Если сена теперь достаточно до 15-го октября, то две и даже три недели не сделают большой разницы, при усиленных распоряжениях генерал-интенданта и с принятием других к тому мер.
3) Но пассивная оборона может быть нарушена со стороны неприятеля сильною бомбардировкою и даже новым штурмом. На эти два случая надобно быть готовым заблаговременно, и тогда, ни мало не медля, атаковать неприятеля в поле.
4) Если, по каким бы то ни было причинам, продолжительная пассивная оборона Севастополя невозможна, то выгодно было бы для нас удержать ее хотя до половины августа, т.е. до прибытия сюда 12-ти дружин Курского ополчения, составляющих; до 10 тыс. человек.
При решительном наступлении с нашей стороны, кажется, выгоднее было бы направить главную атаку для овладения Чоргуном, поддержав эту атаку другою, с Мекензиевой позиции, для завладения Уральскими горами; но для развлечения неприятеля необходимо в то же время сделать из города две вылазки: одну, — если возможно сильную, — от Корниловского бастиона, а другую, фальшивую, — из центра или правого фланга оборонительной линии.

Дежурный генерал
генерал-лейтенант Ушаков.
29-го июля, 1855 г.

Англо-французская армия, обложившая Севастополь, несмотря на упорные свои усилия в течение 10-ти месяцев, до сего дня не успела овладеть на-скоро укрепленным городом.
С самого начала неприятель устроил громадные батареи свои в первой параллели, в 700 саж. от наших верков, и продолжительным бомбардированием хотел, как должно полагать, принудить гарнизон к очищению города; это было тщетное усилие, напрасное кровопролитие.
Затем французские инженеры, с отличным искусством, подвели свои апроши на 40 саж. к исходящему углу 4-го бастиона и вознамерились минами подойти под самое укрепление. Трудность почвы не дозволяла этому предприятию осуществиться в столь скорое время. Зима застала осаждающего, а искусство наших минер преградило неприятелю путь к подземному наступлению.
Зима протекла без всякого решительного действия с обеих сторон.
Второе и даже третье бомбардирование были также дела артиллерийские, не имевшие никаких последствий; неприятель не атаковал.
Только с совершенным наступлением весны, когда погода позволила осаждающему с большею деятельностью приняться за работы, начались настоящие осадные действия. Перед редутами за Килен-балкою и Камчатским люнетом, неприятель роет траншеи, ведет апроши, устраивает плацдармы. Он явно готовится к атаке Корабельной стороны. Внезапное нападение на передние наши укрепления удается: неприятель овладевает Селенгинским, Волынским и Камчатским редутами. Увлеченный первым успехом, французский главнокомандующий решается на атаку главных укреплений. Штурмующие колонны, собранные в отдаленных траншеях, после продолжительного бомбардирования, устремляются на приступ, но, встреченные ружейным и картечным огнем наших батарей, вынуждены к отступлению, с огромною бесполезною потерею. В одном только пункте неприятель успевает прорваться в черту укреплений, но за этот временный успех он платит многочисленными жертвами.
После кровавой неудачи, союзники снова обращаются к правильной осаде; инженеры и войска их усугубляют деятельность. Перед № 3, Малаховым курганом, № 2, № 5, закладываются новые параллели, ведутся апроши, устраиваются демонтир-батареи, несмотря на беспрерывный огонь наших орудий, морских и полевых, денно и нощно поражающих неприятельских рабочих. Пространство между рвами наших укреплений и осадными работами видимо сокращается. Настает роковая минута по-настоящему недавно начатой осады.
Близость неприятельских батарей к атакованным бастионам, превосходство калибров союзной артиллерии, огромные массы больших мортир, дают осаждающему перевес над нашими оборонительными средствами. Нанесши нашим батареям существенные повреждения, неприятель скрытно сосредоточит войска на определенных пунктах и стремительно атакует город на нескольких точках. Поддержав вовремя ту колонну, которая будет иметь успех, генерал Пелисье может овладеть одним каким-нибудь бастионом; трудно будет выбивать его оттуда, если замолкший огонь наших батарей не будет препятствовать движению неприятельских резервов, а второй линии обороны нет, и местность не дозволяет устроить таковой.
После второй неудачи, неприятель, не тревожимый нашими войсками, может оправиться и повторить то же усилие; Севастополь ему необходим: союзная армия не может вернуться в Европу иначе, как разбитая наголову или овладев городом и рейдом.
Между тем непрерывный огонь, как прицельный, так и навесный, производимый с неприятельских батарей, почти повсюду командующих нами занимаемою местностью, ежедневно наносит нам значительный урон. Жизнь под постоянным огнем тяжка, и зрелище ежедневной убыли товарищей не может не иметь вредного влияния на моральное состояние войск: при трудах, изнуряющих телесные силы, дух мало-помалу утрачивается, является равнодушие.
Потеря наша в настоящее время простирается до 200 челов. в день, что в течение месяца составит страшный итог 6.000 выбывших из строя. До зимы, т.е. в три месяца без усиленного бомбардирования, мы лишимся по этому расчету 18,000 челов. Предположив, что в продолжение этого срока неприятель сделает одно усиленное трехдневное бомбардирование, мы должны еще потерять до 5,000 челов., ибо на 3-м бастионе в один день мы лишились 350 челов. ранеными и убитыми. Следовательно, вся потеря будет состоять из 23,000, что равняется более чем числительности двух пехотных дивизий такого состава, в каком они вряд ли ныне могут быть.
Это шаткое положение Севастополя, которого гарнизон составляет целая армия, с ее начальниками, знаменами и многочисленною артиллериею, заставляет думать о необходимости наступательных действий, для отдаления неприятельских работ и снятия, если можно, осады.
Вследствие изустного приказания вашего сиятельства, я еще раз сообразил все известные мне обстоятельства здесь, и ныне честь имею представить краткий очерк моего мнения на милостивое ваше благоусмотрение.
Имея в виду, что наступление должно иметь целью оттеснить неприятеля от Севастопольских укреплений, в такой степени, чтобы он не мог предпринять штурма в тех выгодных условиях, при которых он ныне может на то решиться, мне кажется, что занятие Федюхиных высот решительно не принесет желаемого результата, потому что сильная позиция на Сапун-горе, обороняемая хотя бы, например, теми же войсками, которые теперь на Федюхах, достаточно обеспечивает осаждающий корпус от наступления нашего ему в тыл, но крайней мере на время приступа, и не мешает ни бомбардированию, ни решительному наступлению на наши укрепления. Не говоря уже о войсках, находящихся в Балаклаве, которые не будут стоять в это время в одном наблюдательном положении.
Занятие Чоргуна близ Комаров не воспретит неприятелю входа в Байдарскую долину, а на участь осажденного города не будет иметь ровно никакого влияния, кроме, может быть, незначительного уменьшения благосостояния войск в союзном лагере.
Занятие Камчатского редута и 24-х-орудийной английской батареи, конечно, отложит на значительное время минуту приступа против укреплений левой половины оборонительной линии, но не спасет Корабельной стороны от ужасов бомбардирования.
Между тем неприятель, оттесненный от Корнилова, 2-го и 3-го бастионов, может обратить все свои усилия против правой половины нашей оборонительной линии; 1-е и 2-е отделения, при всей многочисленности их артиллерии, при всей числительности гарнизонов каждого отдельного укрепления, представляют гораздо менее выгод для обороняющегося в минуту приступа. На Корабельной стороне бастионы расположены по кривой выгнутой линии; за ними свободное, более ровное пространство, по которому могут беспрепятственно двигаться войска даже колоннами; резервы, расположенные в центре, могут быть направляемы, по воле одного начальства, куда надобность укажет; начальник, находясь у острога, или у бывших Белостокских казарм, видит всю линию, вверенную его попечению, и может следить за всем ходом дела.
На правой же стороне, укрепления расположены на одной почти прямой линии; местность за ними пересеченная: вслед за небольшою площадкою начинается глубокая артиллерийская балка, усеянная многочисленными полуразрушенными зданиями; улицы неправильны, подъемы круты и каменисты; каждый бастион должен иметь особый резерв; войска, находящиеся в центральном резерве, вряд ли поспеют на угрожаемый пункт вовремя; главный начальник не может лично руководить всем делом; на каждом пункте необходим особый самостоятельный начальник, который имел бы средства и право распоряжаться.
Итак, отразив нападение неприятеля на Корабельную часть го-рода, мы его по неволе заставим обратиться на ту часть, где, без сомнения, он встретит более выгодные для атаки обстоятельства. Следовательно, это будет не только полумера, но даже пагубное для Севастополя предприятие.
Для отвращения вредных последствий, могущих произойти от подобного рода движения, даже при успехе, остается одно лишь средство: не ослабляя гарнизона правой половины, напротив, усилить его, и, одновременно с вылазкою с Корабельной части, предпринять наступление и здесь, с целью овладеть высотами перед кладбищем и вправо от него лежащими, и утвердившись на них, на местах, где было дело с 10-го на 11-е мая, отбросить и здесь все осадные работы неприятеля. Подобная мера потребует еще много-численных жертв, подвержена большому сомнению в успехе, а в случае удачи — значительно увеличит линию обороны, и без того весьма пространную.
Взвесив все вышесказанные обстоятельства и вполне оценивая крайность, в которой находится Севастополь, мнение мое состоит в том, что дальнейшей медлительности допускаемо быть не может, что следует принять энергические и решительные меры, без которых могут ежечасно произойти самые пагубные последствия, как от искусного и настойчивого действия неприятельских полководцев, так и от какой-либо частной оплошности с нашей стороны, за которую, при настоящем натянутом положении гарнизона, никак ручаться невозможно, и которую, может быть, не удастся исправить в самую критическую минуту. Меры эти должны привести нас к настоящему результату и дать видимое, существенное преимущество над неприятелем; иначе это будет напрасная трата людей, которые могут быть еще полезны России и Царю.
Поэтому, предлагаю одно из двух: или, сохраняя Севастополь, решительным наступлением овладеть Камчатским редутом, 24-х-орудийною батареею, Зеленою горою, и наконец — Викториею, вытеснить неприятеля с его позиции на оконечности Сапун-горы за Килен-балкою и утвердиться на пространстве между Каменоломным оврагом и Делагардиевою балкою. Успех этого предприятия доставит нам ту выгоду, что все осадные работы неприятеля и его батареи левой половины будут в наших руках; что усилия его против правой части оборонительной линии будут парализованы, траншеи будут продольно обстреливаться с Зеленой горы, и союзники не дерзнут штурмовать 4-го и 5-го бастионов, имея во фланге значительный отряд наших войск. Федюхины высоты, Чоргун очищаются сами собою. Дороги, спускающиеся с Сапун-горы, самая Саперная дорога и Инкерманский мост — свободны. Неприятель, если он не успеет в первый же день выбить нас со вновь занятой нами позиции, будет принужден сосредоточиться в Балаклаве и Камышевой бухте, не имея между этими двумя пунктами свободного сообщения, ибо наша кавалерия, владея всходами на плоскость Сапун-горы, будет в состоянии воспрепятствовать всякому движению неприятельских войск.
Приведение этой меры в исполнение не терпит отлагательства; не далеко то время, когда, по причине порчи дорог, все доставки сделаются затруднительными, а продовольствие лошадей будет невозможно.
Полный комплект патронов на 65-тысячную армию равняется 6,500,000 патронов. Для совершенного обеспечения действующего отряда нужно по крайней мере 13 миллионов патронов, чтобы не подвергнуть войска наши опасности быть безнаказанно расстрелянными неприятелем. Имея подобный запас, мы можем действовать смело, ибо союзники вряд ли могут быть готовы к отражению подобного предприятия.
Если же это предположение сочтется неудобоисполнимым, то остается еще не менее решительная мера, которую я даже считаю более действительною и вернее ведущею к главной цели, т.е. изгнанию союзников из Крыма.
Укрепив Северный берег бухты по возможности большим числом батарей, вооруженных орудиями большего калибра, вывести гарнизон из города и Корабельной слободки и взорвать покинутые нами укрепления. Слава русского оружия, 10 месяцев защищавшего город против постоянно превосходного неприятеля, отбившего решительный штурм, произведенный лучшими войсками французской ни английской армий, не одним огнем, но и штыками, ни мало не страдает от произвольного очищения города, где все почти разрушено, где технических заведений Адмиралтейства уже нет, где запасы,. существовавшие для ремонта флота, уже давно истощены для оборонительных работ.
Рейд с оставлением города не делается доступным для союзного флота, а батареи, построенные на возвышенности Северной стороны, командуя самым городом, возбранят неприятелю прочное в нем водворение, где он, впрочем, не может найти никакого убежища.
Корабли, находящиеся в настоящее время на рейде, ежечасно могут быть взорваны или потоплены, а с наступлением холодной зимы, поневоле, будут разобраны на дрова для многочисленных потребностей гарнизона.
Следовательно, обороняя ныне Севастополь, мы в сущности защищаем лишь призрак — имя без настоящего значения.
Оставив Севастополь, ваше сиятельство собираете в одно целое 90-тысячную армию, свободную для действий во всех пунктах Крыма и не подвергаемую более многочисленным и бесполезным потерям, какие мы несем ныне от бомбардирования.
Вы приобретаете 40 тыс. воинов, испытанных всеми ужасами осады и свыкшихся со всеми опасностями, солдат, каких, конечно, не бывало в России и нет ни в одной современной армии.
Неприятель, овладев покинутою грудою развалин, не приобретает ничего: бухта всё-таки не есть его собственность, он по-прежнему заключен в тесном пространстве между Черною речкою и Херсонесом, а Крымская армия, не прикованная к одной безусловной точке, конечно, может возбранить союзникам вход в Байдарскую долину и оттеснить их от Черной речки на возвышенность Сапун-горы и к Балаклаве.
Девяносто-тысячная армия, каковую вы будете иметь тогда, может, конечно, с успехом предпринять то, на что 40 тыс. вспомогательного войска не могут решиться.
Вашему сиятельству предстоит завидная участь повести войска в славный бой и заслужить блестящею победою имя героя, или, подобно Кутузову, оставив город, приобрести еще более лестную славу спасителя русской армии, которой суждено под вашим начальством совершить громкий подвиг избавления Крыма и России.

Генерал-лейтенант Хрулев.
28-го июля 1855 г.


В записках, представленных мною вашему сиятельству, 25-го, 26-го и 28-го июля, изложено два предположения: одно состоит в том, чтобы наступать из города 65-ю тысячами, причем штурм Чоргуна и Федюхиных высот бесполезен, а другое — в очищении города, для сосредоточения армии в одно целое, не с другим каким-либо намерением, а собственно для того, чтобы вернейшим, по моему мнению, способом спасти Севастополь от неминуемой гибели.
Как то, так и другое предприятие должно совершиться по возможности в скорейшем времени, а вслед за оставлением города, никак не позже двух дней после оного, следует перейти в решительное наступление.
Соображая средства к переводу войск с Южной на Северную сторону бухты, рождается мысль, что мост, ныне строящийся, необходим для перевоза гарнизона Городской части, с тем, чтобы все перевозочные средства употребить собственно для Корабельной части и совершить все движение в одну ночь. Но мост сей не может поспеть к назначенному сроку и задержит исполнение этого проекта до начатия предстоящего бомбардирования. Поэтому я полагаю, что будет удобнее, оставив правую половину оборонительной линии, перевести гарнизон Городской части на Корабельную и присоединить его к собранным там для наступления войскам, что составит отряд в 75 тыс., оставив на Инкермане 15 тыс. пехоты и всю кавалерию, для прикрытия Северной стороны.
С этими войсками можно наверно овладеть командующими Корабельною стороною высотами, как сказано в записках 2б-го и 28-го июля, имея перед собою открытое поле — утвердиться на пространстве от Делагардиевой балки к старому редуту, до спуска южно-бережского шоссе к Сапун-горе. Таким образом сохраняется рейд, весь флот на нем стоящий, который может быть введен во внутрь бухты, приобретаются три пути сообщения: с Чоргуном, Инкерманом и Северною стороною, и возможность сосредоточить всю армию в одно целое, для свободного действия, не теряя Севастополя.
Владея ключом неприятельской позиции, т.е. Сапун-горою, нам легко будет окончательно оттеснить союзников к морю. 25 тыс. войска достаточно для занятия новой линии, втрое меньшей нынешней; остальная часть армии может быть употребляема, по усмотрению вашего сиятельства, где бы ни встретилась надобность в наших войсках, тогда как теперь малейшая диверсия со стороны неприятеля ставит нас в крайне затруднительное положение.
Эта мера всё-таки требует скорого на нее решения и не менее поспешного приведения в исполнение, даже не дожидаясь прибытия дружин.
Атака же Сапун-горы с 50 тыс. со стороны Черной речки, по недоступности местности и укреплениям на ней находящимся, не будет иметь никакого успеха, обессилит город и повлечет за собою лишь одну потерю. Одновременная же с этим вылазка с 20-ю тыс. с левой половины на Камчатский редут совершенно погубит и город, и армию.

Генерал-лейтенант Хрулев.
30-го июля.
Эта записка представлена г. главнокомандующему после окончания военного совета.


На вопросы, вашим сиятельством вчерашнего числа предложенные, имею честь, но долгу верноподданного и крайнему разумению, изложить мое мнение:
Оставаться в Севастополе в пассивном состоянии на продолжительное время, по многоразличным причинам, как в военном, так и в административном отношении, мы не можем.
Неприятель уже приблизился на многих пунктах на весьма близкое расстояние к нашим веркам, так что после усиленной и продолжительной бомбардировки какой-либо части, атака его может быть даже успешною, несмотря на то самоотвержение и храбрость, с которыми войска будут защищать.
Результат успешной атаки может повлечь за собою потерю Севастополя и большей части гарнизона.
Для перехода в наступательное положение представляются два способа:
1) атаковать неприятеля из Севастополя;
2) атаковать со стороны Черной речки.
Е приведению в исполнение первого, необходимо в той части города, из которой будет назначена атака, сосредоточить значительные массы войск и не менее 50-ти тысяч.
Скрыть переправу и размещение такой массы войск от неприятеля мы не имеем возможности; следовательно, он уже приготовится.
Затем, для вывода войск к бою из-за наших оборонительных укреплений мы не имеем удобных выходов; выдвигать же частями, чрез амбразуры и другие незначущие ходы, почти поодиночке, и устраивать в виду неприятеля, — потребует много времени, тогда как он будет зорко следить за каждым нашим шагом, и, открыв начало наступления, подвергнет неустроенные еще части сильному артиллерийскому и ружейному огню, следовательно — вначале расстройству, а вместе и все предприятие может не удаться.
Допустив, что, несмотря на все затруднения и неминуемую значительную потерю, успех будет на нашей стороне и мы займем какой-либо важный пункт, который, чтобы удержать, необходимо укрепить, а до того иметь постоянно массы войск совершенно открытыми действию артиллерии, что, с потерею, затруднит и работы. Неприятель, высмотрев наше положение, через сутки или более, сосредоточит свои силы в большей числительности, употребит все усилия сбить нас и, при возможной удаче, вместе с нами ворвется в укрепления.
Наконец, ежели нам вполне удастся удержать за собою занятый: пункт и на оном укрепиться, то мы не выходим из пассивного положения, ибо союзники перенесут свою атаку на другую половину города, так как их подступы на обеих половинах одинаково близки.
А посему мы из пассивного состояния не выходим, а неминуемо понесем весьма значительную потерю в войсках, и без того в числительности ослабленных, но зато не упавших духом.

Второе предложение.

Атака со стороны Черной речки может принести временную только пользу. Она озаботит неприятеля, принудит стянуть растянутые части снова в Балаклавский лагерь и на Сапун-гору, в свои укрепления.
Севастополь же останется в одинаково невыгодном положении, и даже несколько худшем.
Ежели ограничиться занятием и укреплением Чоргунской позиции и иметь там не более 1 ½ дивизии пехоты и части кавалерии, а остальные войска сколь возможно поспешнее приблизить к Севастополю, то и тут положение наше ни мало не изменится.
При сем долгом считаю присовокупить, что несколько-дневное отсутствие войск из Севастополя и его ослабление подвергнут город величайшей опасности. Союзники, одновременно с делом на Черной речке, могут атаковать и даже взять его, ибо все значительные силы неприятеля так близки, что он на несколько часов их сосредоточит, тогда как наши, будучи в отдалении, не будут и видеть происходящего, а тем более подать какую-либо помощь.
А посему, для облегчения только временно Севастополя, а вместе и стеснения неприятеля в его позиции, я полагал бы произвести атаку на Чоргун, но отнюдь не всеми войсками, а только большею частью, примерно пятью дивизиями, оставя большие резервы в Севастополе и на Северной стороне.
На второй вопрос — «в какое время».
Как из сведений, имеемых от перебежчиков, следует заключить, что 3-го (15) августа, есть намерение произвести атаку, то полагаю, что овладение Чоргунскою позициею накануне этого времени удержит его от штурма, хотя, быть может, на некоторое время. По разъяснении же наших намерений, он еще с большими усилиями будет действовать против Севастополя.

Генерал-лейтенант Семякин.
Г. Севастополь.
29-го июля 1855 г.


В записке, поданной сего числа, на вопросы вашего сиятельства я ограничился только рассмотрением возможности выдти из пассивного положения нашего, не оставляя Севастополя, и пришел к тому убеждению, что переходом в наступательное положение мы не достигнем положительно полезных результатов: Севастополь останется по прежнему в пассивном положении, и только лишь на некоторое время отсрочится катастрофа.
Итак, если оборона Севастополя на прежнем основании признается невозможною, а наступления из города и от Черной речки не обещают полезного исхода, то, по моему убеждению, — рассматривая вопрос, не вдаваясь в политические соображения, которые мне вовсе неизвестны, — необходимы: совершенное оставление Севастополя и перевод войск и всех годных орудий и снарядов на Северную сторону, уничтожив остальное взрывами. Укрепить высоты Бухты и Черной, заняв Чоргунскою позицию достаточным отрядом, представляет большие выгоды в смысле стратегическом, а именно:
1) Армия будет сосредоточена на недоступной позиции, не подвергаясь неприятельскому огню и по своей числительности неодолимая.
2) Неприятель, приобретя развалины Севастополя, будет сам поставлен в пассивное положение, ибо из определенной местности не может, двинуться. Ежели же пожелает перенести театр войны, переводом войск на судах, на другой пункт Крыма, то ему всегда может быть противупоставлена значительная армия оставя при Севастополе сколько надобность укажет. Наконец,
3) Занимая позицию на высотах Северной стороны и владея высотами Чоргуна, никогда не будет поздно, воспользовавшись обстоятельствами, которые могут представиться, нанести неприятелю решительный удар наступлением на правый его фланг.

Генерал-лейтенант Семякин.
Г. Севастополь
29-го июля 1855 г.
Эта записка представлена г. главнокомандующему после окончания военного совета.

Поздний приход сильных подкреплений, назначенных для действий в Крыму, и количество сена, могущее прокормить лошадей в нынешнем их составе только до 15-го октября, показывают ясно, что нам нельзя до того времени оставаться в бездействии. Хотя пороху в настоящее время у нас и достаточно, но снарядов, в особенности разрывных, — мало, и доставляется их менее нежели расходуется, даже при теперешней слабой стрельбе. Мастеровые и материальные средства от порта, необходимые для обороны Севастополя, с каждым днем уменьшаются и в настоящее время уже ничтожны. Убыль морской прислуги у орудий, за неимением матросов, пополняется солдатами, и лучшие наши комендоры перебиты. Потеря гарнизона от ежедневной, хотя и не сильной бомбардировки — очень ощутительна. Отплытие вдруг значительного числа неприятельских пароходов показывает, что в скором времени должно ожидать прибытия свежих их войск. Все эти обстоятельства приводят к тому заключению, что мы должны ускорить наши наступательные действия.
Весьма было бы выгодно до начатия наступательных действий дождаться прибытия Курских дружин и построения моста через бухту; но как числительность Курского ополчения незначительна, а мост может быть окончен не ранее 15-го августа, и притом, рассчитывая почти наверное, что неприятель прежде этого срока откроет снова общую усиленную бомбардировку, которая будет губительнее всех прежних, (потому что батареи и подступы его на всех пунктах теперь гораздо ближе к нам), и которая, истребив значительно гарнизон, расстроит наши планы, — а потому на предложенные вопросы имею честь отвечать следующее:
По мнению моему, не ожидая окончания постройки моста и прибытия Курских дружин, следует приступить немедленно к наступательным действиям, не теряя нисколько времени.

Вице-адмирал Новосильский.
Севастополь,
29-го июля 1855 г.

 (10) «Je marche a l'ennemi parceque si je ne le fesait point, Sevastopol serait tout de meme perdu dans un tems tres court. L'ennemi procede avec "lenteur et circonspection; il a reuni une masse de projectiles fabuleuse dans ses batteries; cela se voit a l'oeil nu. Ses appro-ches nous resserent de plus en plus, et il n'y a presque plus d'en-droit a Sevastopol qui ne soit battu; des balles sifflent sur la place de St. Nicolas. II n'y a pas a s'abuser; j'aborde l'ennemi dans des conditions detestables. Sa position est tres forte: sur sa droite la mon-tagne de Hasfort presqu'a pic et tres fortifiee; sur sa gauche les montagnes de Федюхины, devant lesquelles court un canal profond, encaisse, rempli d'eau et qu'on ne pourra franchir que sur des ponts qu'il faudra jeter sous le feu a boat portant de l'ennemi. J'ai 43 m. hommes de pied; si l'ennemi a du bon sens, il m'en opposera 60 m.
Si—ce que j'espere peu—la fortune me favorise, je verrai a tirer parti de mon succes. Dans le cas contraire, il faudra se resigner a la volonte de Dieu. Je me replierai sur le Mekenzie et verrai a evacuer Sevastopol avec le moins de perte possible. J'espere que le pont sur la baye sera pret a tems et que cela me facilitera la besogne.
Veuillez Vous souvenir de la promesse que Vous m'avez faite de me.justifier en tems et lieu. Si les choses tournent mal, iln'y en a pas de ma faute. J'ai fait le possible. Mais la donnee etait trop difficile depuis le moment de ma venue en Сгіmeе».
(Письмо князя Горчакова военному министру, от 3 (15) августа 1855 г.).

 (11) Тотлебен.
 (12) Из записок очевидца (А. Э. Ц.).
 (13) Состав сардинской армии, под начальством генерала Ламармора.

Дивизия генерала Дурандо.

бригада Фанти 3-й, 4-й, 5-й и 6-й линейные 5 батал. 3,100 челов.
2-й берсальерский с 6-ю оруд.
бригада Чиальдини 7-й, 8-й, 13-й и 14-й линейные 5 батал.
3-й берсальерский  с 6-ю оруд.
Дивизия генерала Тротти.
бригада Монтескио 9-й, 10-й, 15-й и 16-й лин. 5 батал. 3,480 челов.
4-й берсальерский с 6-ю оруд.
бригада Моллара 11-й, 12-й, 17-й и 18-й линейн. 5 батал.
5-й берсальерский с 6-ю оруд.
резервная бригада Джустиниани 1-й и 2-й гренадерские,
1-й и 2-й линейные
5 батал. 1,700 челов.
1-й берсальерский с 6-ю оруд.
Кавалерия Савоару 4 эскадр. с 6-ю оруд. 320 челов.
Крепостная артиллерия 1 батал. 500 челов.
Итого 26 батал. и 4 эскадр. при 36-ти орудиях, в числе 9,100 человек.

 (14) Состав французских войск, под начальством генерала Гербильона (Herbillon).

    Офиц. Нижн. чин.

2-го корпуса.

2-я пехотная дивизия, генерала Каму.

1-я бригада генерала Вимпфена 3-й зуавск. полк 35 1,617
50-й линейный 42 1,360
Алжирские стрелки 64 1,406
2-я бригада генер. Верже 6-й линейн. полк 39 1,494
82-й линейн. полк 36 1,394
артиллерия 3-я батар. 12-го полка 2 140
4-я батар. 13-го полка 3 200
Всего в дивизии 221 офицер и 7,611 нижн. чин. с 12-ю орудиями.

3-я пехотная дивизия, генерала Фошё.

1-я бригада генерала Манека 19-й стрелковый батал. 4 479
2-й зуавский полк 27 1,491
2-я бригада генер. де-Фальи 95-й линейн. полк 35 743
97-й линейн. полк 37 748
артиллерия 6-я батарея 7-го полка 3 140
6-я батарея 13-го полка 3 182
Всего в дивизии 109 офиц. и 3,783 нижних чинов с 12-ю орудиями.

Резервного корпуса:

1-я пехотная дивизия генерала Гербильона.

1-я бригада генерала Сенсье 14-й стрелк. батал. 22 875
47-й линейн. полк 48 977
52-й линейн. полк 43 1,094
2-я бригада генерала Клера 62-й линейн. полк 52 1,149
73-й линейн. полк 52 775
артиллерия 3-я батарея 10-го п. 4 190
3-я батарея 12-го п. 4 187
Всего в дивизии 225 офицеров и 5,247 нижн. чин. с 12-ю орудиями.
Вообще же во всех трех дивизиях 17,196 челов. с 36-ю орудиями, а вместе с пятью батареями резерва до 18,000 челов. с 66-ю орудиями.

 (15) Состав кавалерии генерала Морриса.

    Офиц. Нижн. чины
1-я бригада генерала Кассаньоля 1-й полк Африканск. конн. егерей 30 717
3-й полк Африканск. конн. егерей 29 597
2-я бригада 2-й полк Африканск. конн. егерей 30 468
4-й полк Африканск. конн. егерей 25 641
  Итого 114 2,423

 (16) Кавалерия генерала Скерлета состояла из 30-ти эскадронов, в числе до 3,000 человек.
 (17) Турецкие войска, Османа-паши, находились в составе 17-ти батальонов и одного эскадрона, числом 9,950 человек с 36-ю
орудиями.
 (18) Состав кавалерии генерала д’Алонвиля.

    Офиц. Нижн. чины
1-я бригада генер. Вальсин Эстергази 1-й гусарский полк 26 462
4-й гусарский полк 37 578
2-я бригада генер. де-Шемперона 6-й драгунский полк 30 548
7-й драгунский полк 31 422
  Итого 124 2,010

 (19) Число Союзных войск на р. Черной.
Сардинские войска — 9,100 челов. с 36-ю орудиями.
Пехота Гербильона — 18,000 челов. с 66-ю орудиями.
Кавалерия Морриса — 2,600 челов.
Турецкие войска — 9,950 челов. с 36-ю оруд.
Всего же 39,650 челов. с 138-ю оруд.
(Эти цифры заимствованы из сочинений Ниеля и Тотлебена).
 (20) Тотлебен.
 (21) Guerin. Histoire de la guerre de Russie (1853-1856). II. 341.
 (22) Состав русских войск, назначенных для атаки неприятеля на реке Черной.

Правое крыло, под начальством генерал-адъютанта Реада.
7-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Ушакова.
Смоленский пехотный полк 3 бат. 1,564 челов.
Могилевский 3 бат. 1,387 челов.
Витебский егерский 3 бат. 1,603 челов.
Полоцкий 3 бат. 1,718 челов.

При ней, 8-й артиллерийской бригады:

Батарейная батарея № 3 12 орудий.
Легкая батарея № 3 6 орудий.
Легкая батарея № 4 8 орудий.
Легкая батарея № 5 8 орудий.
12-й пехотной дивизии генерал-майора Мартинау:
Азовский пехотный полк 4 бат. 2,080 чел.
Украинский егерский 4 бат. 1,990 чел.
Одесский 4 бат. 1,960 чел.

При ней, 14-й артиллерийской бригады:

Батарейная батарея № 3 12 орудий.
Легкая батарея № 3 6 орудий.
Легкая батарея № 4 6 орудий.
2-й стрелковый баталион 619 чел.
Рота 2-го саперного батальона 120 чел.
Уланский Велик. Княгини Екатерины Михайловны полк 8 эск. 943 чел.
При нем конно-легкой батареи № 26 4 орудия.
Донской казачий № 37 полк 6 сот. 849 челов.
Итого 14,833 человека с 62-мя орудиями.

Левое крыло, под начальством генерал-лейтенанта Липранди.

6-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Бельгарда:

Низовский егерский полк 4 бат. 2,353 чел.
Симбирский 4 бат. 2,346 чел.

12-й пехотной дивизии:

Днепровский пехотный полк 4 бат. 2,010 чел.

При них, 6-й артиллерийской бригады:

Батарейная батарея № 4 12 орудий.
Легкая батарея № 6 8 орудий.
Легкая батарея № 8 8 орудий.
Взвод горной артиллерии 2 орудия.

17-я пехотная дивизия, генерал-майора Веселитского.

Московский пехотный полк 4 бат. 1,753 чел.
Бутырский 4 бат. 1,696 чел.
Лейб-егерский Бородинский Его Величества полк 4 бат. 1,855 чел.
Тарутинский егерск. 4 бат. 1,858 чел.
При ней, 16-й артиллерийск. бриг. Батарейн. батарея № 1. 12 орудий.
Легкая батарея №2 8 орудий.
17-й артилл. бригады Батарейная батарея № 3 8 орудий.
7-й артиллерийск. бригады Батарейная батарея № 1 12 орудий.
3-й стрелковый баталион 650 чел.
Три роты 6-го стрелк. батальона. 300 чел.
Рота 3-го саперного батальона 152 чел.
Греческий легион Императора Николая I 500 чел.
Две сотни донского казачьего № 9-го Фомина полка 276 чел.
Итого 15,889 челов. с 70-ю орудиями

Главный пехотный резерв, под начальством генерал-лейтенанта Шепелева.

4-я пехотная дивизия.

Белозерский пехотный полк 4 бат. 2,773 чел.
Олонецкий 4 бат. 2,480 чел.
Шлиссельбургский егерский 2 бат. 1,091 чел.
Ладожский 4 бат. 2,281 чел.
При ней, 4-й артиллерийск. бригады Батарейн. батар. № 2 8 орудий.
5-я пехотная дивизия генер.-майора Вранкена.
Архангелогородский Великого Князя Владимира Александровича пехотный полк 4 бат. 2,566 чел.
Вологодский пехотн. полк 4 бат. 2,556 чел.
Костромской егерск. 4 бат. 2,450 чел.
Галицкий 4 бат. 2,531 чел.
При ней, 5-й артилл. бригады: Батарейная батарея № 3 12 орудий.
Легкая батарея № 4 8 орудий.
Легкая батарея № 5 8 орудий.
Две роты 2-го саперного батальона 240 чел.

Итого 18,968 человек с 36-ю орудиями

Артиллерийский резерв, под начальством полковника князя Челокаева.

9-й артиллерийской бригады:

Батарейная батарея № 4 12 орудий.
Легкая батарея №6 8 орудий.
Легкая батарея №7 8 орудий.
Легкая батарея №8 8 орудий.

10-й артиллерийской бригады:

Батарейная батарея № 1 12 орудий.
Батарейная батарея № 2 12 орудий.
Конно-батарейн. батарея № 24 8 орудий.
Донская Конно-батарейная батарея № 3 8 орудий.
Итого 76 орудий.

Главный кавалерийский резерв, под начальством генерала-от-кавалерии Шабельского.

1-я бригада 1-й драгунской дивизии:

Лейб-драгунский Его Величества (Московский) полк 10 эск. 1,425 ч.
Драгунский Великого Князя Константина Николаевича (Каргопольский) полк 10 эск. 1,452 ч.

1-я бригада 2-й драгунской дивизии:

Драгунский принца Эмилия Гессенского (Казанский) полк 10 эскадр. 1,476 ч.
Рижский драгунский полк 10 эскадр. 1,375 ч.
Пикинерный дивизион финляндского драгунского полка 2 эскадр. 279 ч.
Новомиргородский уланский полк 8 эскадр. 996 ч.
Донского казачьего № 61-го полка 3 сотни 400  ч.
Уральский казачий № 1-го полк 6 сотен 792 ч.
Конно-батарейн. батарея № 21-го 8 орудий
Конно-легкие батареи №№ 22-го и 23-го 16 орудий
Конно-легкой батареи № 26-го 4 орудия

Итого 8,195 человек с 28-ю орудиями

 (23) Описание сражения на р. Черной, при отношении князя Горчакова военному министру, от 6-го (18-го) августа 1855 года.
 (24) Состав лево-флангового отряда, генерал-майора Миттона.

Нижегородский пехотный полк 4 батал. 1,267 чел.
Шлиссельбургского егерск. полка 2 батал. 1,091 чел.
Финляндского драгунского полка 8 эскадр. 1,118 чел.
Донской каз. № 22-го Валуева полк 6 сотен 804 чел.
Донского каз. № 9-го Фомина полка 4 сотни 553 чел.
6-й артилл. бригады легкая батарея № 7-го 8 оруд.
Конно-легкой батареи № 25-го 4 оруд.
Команда сапер
Итого 4,833 челов. с 12-ю орудиями.

 (25) Состав тыльного отряда, генерал-майора Халецкого.

Гусарский Князя Николая Максимилиановича (Киевский) полк 8 эскадр. 1,041 ч.
Донской каз. № 56-го Золотарева полк 6 сот. 796
Конно-легкой батареи № 25-го 4 орудия.
Итого 1,837 чел. с 4-мя орудиями.

 (26) Состав Инкерманского отряда, генерал-майора Попова.

2-я бригада 7-й резервной пехотной дивизии:
Витебский резервн. егерск. полк 3 бат. 1,490 ч.
Шлоцкий 3 бат. 1,513 ч.
Рота 6-го стрелкового батальона 105 ч.
11-й арт. бригады бат. батарея № 3-го 12 оруд.
7-й арт. бригады легкой батареи № 1-го 4 оруд.
Донского каз. № 57-го Тацына полка 3 сотни 385 ч.
Итого 3,493 человека с 16-ю орудиями.

 (27) Диспозиция для вылазки с Корабельной стороны, за подписью генерал-майора князя Васильчикова.
 (28) Общая диспозиция для наступления Крымской армии, с 3-го на 4-е августа.
 (29) Тотлебен.
 (30) Niel. Siege de Sevastopol. 365-366. — Correspondance du «Times»: «Depuis quelques jours les indices d'une attaque imminente etaient de-venus de plus en plus frequens. Des mouvemens de troupes dans les environs de Sevastopol, les assertions uniformes des deserteurs et enfin les renseignemens fournis par les Tartares, qui apportaient continue!-lenient des nouvelles des lignes russes, tout nous avertissait que les Busses, ayant recu une partie des renforts qu'ils attendaient, se pro-posaient de courir encore une fois la chance d'un mouvement agressif.
Quoique la ligne de la Tchernaia semblait etre le point le plus menace, toutefois de grands rassemblemens de troupes dans les ouvra-ges russes avaient fait concevoir la crainte que les assieges ne ten-tassent quelque coup de main contre les positions des Allies devant Sevastopol, et c'est par consequent de ce coteda que se porta Fatten-tion des chefs des armees alliees.
De nouveaux deserteurs arrives dans la journee d'hier avaient annonce avec assurance une attaque prochaine contre les lignes de la Tchernaia. Mais comme la meme chose s'etait repetee plus d'une fois dans le courant de la derniere quinzaine, il ne fut donne aucun ordre special, sinon eelui de se tenir pret a tout evenement».
 (31) Берг. Записки об осаде Севастополя.
 (32) Тотлебен.
 (33) Кузьмин. Описание участия 5-й пехотной дивизии в деле при р. Черной. 9-10.
 (34) «Des ce moment je vis que l'affaire etait gatee».
(Из письма князя Горчакова военному министру, от 5-го (17-го) августа 1855 г.).
 (35) Bazancourt. Expedition de Crimee. L’armee. II. 390.
 (36) Bazancourt. П. 390-391. — Guerin. II. 346-350.
 (37) Рапорт главнокомандующему генерал-лейтенанта Липранди, от 17-го (29-го) августа 1855 г.
 (38) Записка генерал-лейтенанта Ушакова об участии 7-й пехотной дивизии в сражении 4-го августа при р. Черной.
 (39) Niel. 368.
 (40) Кузьмин. 13-20.
 (41) Тотлебен.
 (42) Из записок очевидца.
 (43) Описание сражения 4-го августа 1855 года, при р. Черной, доставленное военному министру, при отношении князя Горчакова, от 6-го (18-го) августа 1855 г.
 (44) Тотлебен.
 (45) Guerin. II. 359.
 (46) «Apropos de sorties, j'ai oublie de Vous expliquer hier laraison pour laquelle je n'ai pas voulu que la garnison de Sevastopol sortit de son «nceinte pendant que nous nous battions sur la Tchernaia. Les paralleles de l'ennemi sont tres profondes et la garde de tranchee qui s'y trouve est toujours tres nombreuse. On ne peut pas deboucher contre elles sans s'expo-ser a un feu de mousqueterie extremement meurtrier et sans tomber sous la mitraille des nombreuses batteries qui les garnissent. Les troupes sorties n'auraient pu enlever la parallele la plus rapprochee de nous qu'apres avoir eprouve une perte enorme de maniere qu'il leur eut ete a peu pres impossible d'enlever la parallele suivante. Une pareille sortie m'aurait coute enormement de monde sans aucun resultat, car I'ennemi etait assez fort pour nous faire face des deux c6tes. J'ai done prefere conserver ma garnison intacte et ne pas l'exposer a un combat tres meurtrier qui, dans le cas ou la chance eut tres mal tourne, aurait pu avoir pour resultat d'amener I'ennemi dans la place meme avec les troupes repoussees de la sortie».
 (47) Описание сражения на р. Черной и проч. Кроме убитых генералов: Реада, Вревского и Веймарна, и раненых: Вранкена, Проскурякова, Тулубьева и Гриббе, показаны князем Горчаковым в числе контуженных: начальник 3-й артиллерийской дивизии, генерал-майор Гагеман — в голову тяжело; командир 2-й бригады 12-й пехотной дивизии, генерал-майор Левуцкий; обер-квартирмейстер 3-го пехотного корпуса, генерал-майор Гротенфельд и командир 1-й бригады 12-й пехотной дивизии, генерал-майор Огарев.
 (48) Донесение генерала Пелисье. — Niel. 369.
 (49) Шесть месяцев в Севастополе (Военн. Сборн. 1861 г. № 1).
 (50) Там же.
 (51) Из письма Государю Императору князя Горчакова, от 5-го августа 1855 года..
 (52) Из письма Государя Императора князю Горчакову, от 11-го августа 1855 года.

 

Приложения к главе XXXIV.

 (1) Guerin. Histoire de la derniere guerre de Russie (1853-56). II. 379.
 (2) Алабин. Походные записки в войну 1853, 1854, 1855 и 1856 годов. П. 296. — Берг. Записки об осаде Севастополя. I. 93.
 (3) Алабин П. 298 и 302-303.
 (4) Журнал военных действий в Крыму.
 (5) Тотлебен.
 (6) Журнал военных действий.
 (7) Алабин. II. 305-306.
 (8) Алабин. II. 312.
 (9) Собственно-ручная приписка князя Горчакова (8-го августа) к письму от августа 1855 года.
 (10) Тотлебен. — Приказ графа Остен-Сакена, от 23 июля 1855 года.
 (11) Севастопольские воспоминания артиллерийского офицера. 238-239.
 (12) Тотлебен.
 (13) Берг. II. 4-5.
 (14) Севастопольские воспоминания. 217-218.
 (15) Тотлебен.
 (16) Тотлебен.
 (17) Журнал военных действии в Крыму. — Niel. Siege de Sevastopol. 408-409.
 (18) Тотлебен. — Записки очевидца.
 (19) Тотлебен.
 (20) Журн. военн. действий.
 (21) Алабин. II. 329. — Тотлебен.
 (22) Тотлебен.
 (23) Из письма князя Горчакова военному министру, 12-го августа 1855 г.
 (24) Тотлебен.
 (25) Из письма Государю Императору князя Горчакова, от 14-го августа 1855 г.
 (26) Собственноручная приписка князя Горчакова к письму от 14-го августа 1855 г.
 (27) Из письма князя Горчакова военному министру, от 20-го августа 1855 г.
 (28) Bazancourt. L’expedition de Crimee. L’armee fràncàise. II. 400-401.
 (29) Вейгельт. Перев. Безака. Осада Севастополя 1854 — 1856 г.
 (30) Bazancourt II 401-403. — Guerin. II. 379-381. — Рапорт генерала Ниеля, от 14-го сентября н. ст. 1855 г.
 (31) Вейгельт.
 (32) Число орудий на передовой линии Севастопольских укреплений:
На 1-м отделении капитана 1-го ранга Зорина — 310
На 2-м отделении капитана 1-го ранга Микрюкова — 193
На 3-м отделении капитана 1-го ранга Перелешина 1-го — 230
На 4-м отделении капитан-лейтенанта Карпова — 113
На 5-м отделении капитан-лейтенанта Ильинского — 80
Полевых орудий (без лошадей) на всей оборонительной линии — 56
Всего — 982 оруд.

 (33) С 5-го (17-го) по 23-е августа (4-е сентября) на оборонительной линии подбито более ста орудий, которые, большею частию, не были заменены другими.
 (34) Вейгельт.
 (35) Тотлебен.
 (36) Тотлебен. — Вейгельт.
 (37) Алабин. II. 344-345. — Берг. II. 10-11.
 (38) Тотлебен.
 (39) Журнал военн. действий. — Тотлебен.
 (40) Тотлебен.
 (41) Журнал военн. действий. — Тотлебен.
 (42) Алабин. II. 348-349. — Тотлебен.
 (43) Берг. II. 16-17. — Севастопольские воспоминания артиллерийского офицера. 266.
 (44) Берг. П. 19-20. — Севастоп. воспоминания. 266-267. — Тотлебен.
 (45) Тотлебен. — Niel.
 (46) 27-е и 28-е августа в Севастополе (рукопись неизвестного автора).

 

Приложения к главе XXXV.

 (1) Bazancourt. L’expedition de Crimee. L’armee fràncàise. II. 411-412. — Вейгельт (перев. с нем. Безака). Осада Севастополя. 1854-1856.
 (2) Niel. Siege de Sevastopol. Journal des operations du genie. 427-429. — Вейгельт.
 (3) Guerin. Histoire de la derniere guerre de Russie (1853-56). II. 387.
 (4) Niel . 425.
 (5) Du Casse. Precis historique des operations militàires en Orient. 350-351.
 (6) Вейгельт.
 (7) Niel. 425.
 (8) На береговых батареях: Александровской и № 8 — резервный батальон Виленского полка (400 челов.); № 10 — резервный батальон Литовского полка (400 челов.).
 (9) На I-м отделении: батарея Шемякина (Полынковая) и 6-й бастион — Волынский полк (2 батальона, 800 челов.) и сводный резервный батальон Брестского полка (400 челов.); Ростиславский редут и люнет Бутакова — Углицкий полк (2 батал. 800 челов.), треть полка находилась на работах в минах 5-го бастиона и люнета Шварца; люнет Белкина и 5-й бастион — Подольский полк (2 батал. 800 чел.) и сводный резервный батальон Белостокского полка (400 чел.); люнет Шварца и Чесменский редут — Житомирский полк (2 батал. 1,000 челов.); позади Чесменского редута и в траншее между Чесменским и Ростиславским редутами, в ближайшем резерве 1-го отделения — Минский полк (2 батал. 800 челов.).
 (10) На 2-м отделении: батареи Забудского и Петрова, в Городском овраге — Екатеринбургский полк (2 батал. 1,400 чел.); в траншее 2-й линии, в Городском овраге — Колыванский полк (2 батал. 1,400 челов.); 4-й бастион и батарея Костомарова — Томский полк (4 батальона, 1,600 чел.); Бульварные батареи и Язоновский редут — Тобольский полк (4 батальона, 1,600 челов.).
 (11) В главном резерве Городской стороны: на Городской высоте и на Морской улице — полки Архангелогородский (4 бат. 1,800 чел.) и Вологодский (4 бат. 1,400 чел.), под начальством генерал-майора Дельвига; на площади близ Николаевской батареи и на Екатерининской улице — полки Костромской (4 батал. 1,500 челов.) и Галицкий (4 батал. 1,500 челов.) и 16 орудий легких батарей № 2-го 10-й и № 3-го 11-й артиллерийских бригад.
 (12) На 3-м отделении: на Пересыпи — Охотский полк (2 батал. 1,500 ч.); на батареях вправо от 3-го бастиона (Никонова и проч.) — Камчатский полк (2 батал. 1,100 чел.) и 6-й сводный резервный баталион Волынского и Минского полков (350 чел.); на 3-м бастионе — Владимирский полк (2 батал. 750 челов.): на батареях влево от 3-го бастиона (Яновского и Будищева) — Суздальский полк (2 батал. 800 чел.), Якутский (2 батал. 1,200 чел.) и 47-я дружина курского ополчения, 600 челов. Позади 3-го бастиона, на 2-й оборонительной линии — Селенгинский полк (2 батал. 1,200 челов.).
 (13) На 4-м отделении: на батарее Жерве — Вел. Князя Михаила Николаевича (Казанский) полк (2 батал. 900 челов.); на Малаховом кургане: по переднему фасу — Модлинский рез. полк (1 бат. 400 чел.); по правому фасу и у горжи — Замостский рез. полк (1 бат. 500 чел.); по левому фасу и на ретраншаменте — Прагский рез. полк (2 батал. 500 чел.). На минных работах — Люблинский рез. полк (1 бат. 500 чел.). На батарее Никифорова — Муромский полк (2 бат. 760 челов.).
 (14) В непосредственном резерве 4-го отделения в Корабельной слободке — под начальством генерал-майора Носова, полки: Елецкий (2 батал. 900 чел.) и Севский (2 батал. 800 чел.); под начальством генерал-майора Юферова, полки: князя Горчакова (Брянский, 2 батал. 700 челов.) и князя Варшавского (Орловский, 2 батал. 500 челов.) и 49-я дружина курского ополчения, 600 челов.
 (15) На 5-м отделении на куртине между батареей Никифорова и 2-м бастионом и на 2-м бастионе — по 2 батальона Олонецкого полка (всего по 665 чел.); на куртине между 2-м и 1-м бастионами — Белозерский полк (3 бат. 1,200 челов.); Черниговский, графа Дибича-Забалканского полк (2 батал. 480 челов.); на 1-м бастионе и по линии до Килен-балочной бухты — три роты Алексопольского полка (330 челов.) и 48-я дружина курского ополчения, 600 челов.
 (16) В непосредственном резерве 5-го отделения, на склонах Ушаковой балки и в ближайших улицах Корабельной слободки — пять рот Алексопольского полка (450 челов.); полки: Полтавский (2 батал. 550 челов.) и Кременчугский (2 батал. 450 челов.).
 (17) В главном резерве Корабельной стороны: в Корабельной слободке и в Аполлоновой балке — полки Шлиссельбургский (4 батал. 1,400 чел.) и Ладожский (4 батал. 1,400 челов.); у Александровских казарм — т тревоге должен был собраться батальон патронщиков и кашеваров (700 чел.); на площади у Доковой стены — 28 орудий легких батарей № 5-го 11-й и №№ 7, 8 и 9-го 12-й артиллерийских бригад.
 (18) Bazancourt. II. 412 et 414-415.
 (19) Niel. 431. — Тотлебен.
 (20) Bazancourt. II. 416.
 (21) Берг. Записки об осаде Севастополя. II 37. — Тотлебен.
 (22) Берг. II. 38-41. Тотлебен.
 (23) Guerin. II. 399 — Берг. II. 66-67.
 (24) Донесение князя М.Д. Горчакова. — О. Константинов. Штурм Малахова кургана. Русск. Стар. 1875. — Берг. II. 42-43.
 (25) Тотлебен. — Некоторые сведения о Севастопольской защите (подполк. Алексеева). Севастоп. Сборн. Т. I.
 (26) Тотлебен. — Guerin. II. 403.
 (27) Guerin. II. 403.
 (28) №е1. 434.
 (29) Берг. П. 56 — 57.
 (30) Из артиллерийских заметок на Севастопольском рейде.
 (31) Guerin. II. 417-418.
 (32) Guerin. II. 418-419. — Niel. 434.
 (33) Guerin. II. 421-425. — Niel. 435.
 (34) Тотлебен.
 (35) Guerin. II. 433. — Niel. 435. — Тотлебен.
 (36) На 2-м бастионе и куртине между бастионами Корнилова и 2-м были введены в дело полки:
Олонецкий — 4 батальона — 1,330 человек.
Белозерский — 3 батальона — 1,200 человек.
Черниговский — 2 батальона — 480 человек.
Полтавский — 2 батальона —  550 человек.
Кременчугский — 2 батальона — 450 человек.
Муромский — 2 батальона — 760 человек.
Севский — 2 батальона — 800 человек.
Шлиссельбургский — 4 батальона — 1,400 человек.
Итого 21 баталион 6,970 человек.

 (37) Берг. II. 43-45. — О. Константинов. Русск. Стар. 1875. — Тотлебен. — Guerin. II. 403-409. — Niel. 432. — Rustow. Der Krieg gegen Russland. I. 596-599.
 (38) Niel. 425. — Тотлебен.
 (39) Берг. II. 64-65. — Тотлебен. — Guerin. 426-428. — Niel. 432-433.
 (40) Тотлебен.
 (41) Guerin. II. 428-429.
 (43) Guerin. II. 431-432.
 (43) Берг. П. 56-60. — Тотлебен. — Guerin. II. 415-416.
 (44) Тотлебен. — Guerin. II. 417.
 (45) Тотлебен.
 (46) Севастопольские воспоминания артиллерийского офицера. 278-279.
 (47) Алабин. Походные записки в войну 1853, 1854, 1855 и 1856 годов. II. 372. — Тотлебен.
 (48) Bazancourt. II. 447. — Niel. 437-438. — Тотлебен.
 (49) Тотлебен.
 (50) Guerin. II. 413-414.
 (51) Guerin. II. 436-437. — Niel. 438.
 (52) Донесение генерала Пелисье.
 (53) Guerin. II. 437-438.
 (54) Из записок офицера, участвовавшего в обороне Севастополя.
 (55) Алабин. П. 373-374. — Тотлебен.
 (56) Гюббенет. Очерк медицинской и госпитальной части русских войск в Крыму, в 1854-56 годах. 152-153. — Кн. С. С. Урусов. Русск. Арх. 1875. № 6. — Guerin. II.. 439 et 441. (Должно заметить однако же, что показания Гереня крайне преувеличены).
 (57) Тотлебен. — Показания очевидцев.
 (58) Из заметок Плат. Вас. Воеводского.
 (59) Показания очевидцев.
 (60) Донесение генерала Пелисье.
 (61) Guerin. II. 438-439.
 (62) Слышано от Плат. Вас. Воеводского.
 (63) Письмо графа Д. Е. Сакена в Ив. Ив. Красовскому. Русск. Арх. 1875. № 6. — Служебная деятельность генерала Хрущова. Севаст. Сбор. Т. I.
 (64) Тотлебен.
 (65) Берг. II. 71-73.
 (66) Корабли: Великий Князь Константин, Париж, Храбрый, Чесма, Ягудиил, Императрица Мария; фрегат Кулевчи, корвет Калипсо, бриги: Аргонавт, Эндимион, Язон, Эней и Тезей.
 (67) Берг. II. 72. — Тотлебен.
 (63) Тотлебен.
 (69) Взрыв Павловской батареи, на основании нескольких уважаемых сочинений, последовал 28-го августа (9-го сентября), пополудни; но я счел наиболее вероятным показание того, кто сам взорвал батарею. (Письмо к издателю Московских Ведомостей капитана 1-го ранга Ильинского. Моск. Ведом. 1876. № 1).
 (70) Пароходы: Владимир, Громоносец, Бессарабия, Крым, Одесса, Херсонес, Эльборус, Дунай, Грозный, Турок и транспорт Гагра.
 (71) Алабин. II. 381. — Берг. П. 77.
 (72) Всего убито: 2,972 человека. В числе их: генерал-майоры Буссау и Юферов.
 (73) Всего ранено: 6,762 человека. В числе их: генерал-лейтенанты Хрулев и Мартинау и генерал-майоры Лысенко и Зуров. Контужен генерал-майор Носов.
 (74) В общем числе выбывших из строя с нашей стороны находилось на Корабельной стороне 11,334 челов., а на Городской 1,579 челов.
 (75) Всего убито 1,634 человека. В числе их генералы: Сен-Поль, Маролль, Понтеве, Бретон и Ривё.
 (76) Всего раненых 4,507 человек. В числе их генералы: Боске, Меллине, Бурбаки и Трошю.
 (77) Всего убито 385 человек.
 (78) Всего ранено 1,879 челов. В числе их генералы: фон-Страубензее, Варрен и Ширлей.
 (79) Rustow. Der Krieg gegen Russland. I. 608. — Guerin. II. 440-441.
 (80) Niel. 528.
 (81) Niel. 522.
 (82) Вейгельт.
 (83) Гюббенет. 156-159. В этом числе не помещен урон на прочих пунктах Крымского полуострова.
 (84) Niel. 444-445. — Тотлебен.
 (85) Тотлебен.
 (86) Тотлебен.
 (87) Собственноручная записка Государя Императора, от 3-го сентября 1855 года.

 

Приложения к главе XXXVI.

 (1) Отзыв князя Горчакова к военному министру, в феврале 1855 г.
 (2) В курской губернии, с доставкою в Суджу и Белгород: сухарей 75 тыс. четв., круп 9 тыс. четв., овса»и ячменя 75 тыс. четв.; в воронежской губернии, с доставкою в Валуйки и Бирюч, такое же количество припасов; в харьковской губернии, с доставкою в Валки и селения Тарановку, Новые-водолаги и Мерефу: круп 8 тыс. четв., овса и ячменя 55 тыс. четв.; в екатеринославской губернии: муки и сухарей по 28,538 четв., круп 10,186 четв., овса и ячменя 6,304 четв. От дворянства екатеринославской губернии сухарей 50 тыс. четвертей.
 (3) Из неизданных записок генерала Затлера.
 (4) Там же.
 (5) Генер. Затлер. Записки о продовольствии войск в военное время. I. 251.
 (6) Из неизданных записок генерала Затлера.
 (7) Затлер. I. 252. — Показания лиц, участвовавших в обороне Севастополя.
 (8) Затлер. I. 253-254.
 (9) Затлер. I. 256-259. — Из неизданных записок его же, о Крымской войне.
 (10) 14-го августа 1855 г.
 (11) Из неизданных записок генерала Затлера, о Крымской войне. — Ф. Стулли. Из эпохи Крымской войны. Вестн. Европы. 1876. № 8.
 (12) Из неизд. записок генерала Затлера, о Крымской войне.
 (13) Из бумаг интендантской части.
 (14) Подробные сведения об уничтожении наших складов на северном берегу Азовского моря можно найти в главе ХХХ-й.
 (15) Показания участвовавших в войне 1853-1856 годов.
 (16) Ф. Стулли. Из эпохи Крымской войны.
 (17) Ведомость о сметной сумме для Южной армии и войск, в Крыму действовавших, на 1855 г.
На штатные расходы — 394,206 р. 62½ к.
На провиант — 15.030,260 р.
На фураж — 20.387,554 р. 36 к.
На мясные и винные порции, уксус и перец. — 15.268,646 р. 41 к.
На соль — 231,145 р.
На натуральные рационы — 4.544,853 р. 27½ к.
На подвижной провиантский магазин — 5.193,360 р.
На экстраординарные расходы — 1.500,000 р.
На приварок отпускным нижним чинам. — 61,500р. 88 к.
На покупку луку, хрену, чесноку и редьки — 20,250 р.
Итого — 62.631,776 р. 55 к.

Из этой суммы было уплачено за все заготовления, сделанные военным министерством, князем Меншиковым и генералом Анненковым.
(Извлечено из неизданных записок генерала Затлера, о Крымской войне).
 (18) Из неизданных записок генерала Затлера.
 (19) В апреле 1855 г. уже были открыты следующие госпитали:

1. Севастопольский военно-сухопутный на 2,130 больн.
2. Севастопольский временной на 2,240 »
3. Бахчисарайский 610 »
4. Симферопольский военный 8,750 »
5. Симферопольский временной № 14 3,300 »
6. Симферопольский временной № 21 2,700 »
7. Баяучский, потом переведен в Симферополь 2,010 »
8. Карасубазарский 1,210 »
9. Феодосийский 410 »
10. Перекопский 4,150 »
11. Морской 1,800 »
Подвижные госпитали №№ 1, 3, 4 и 6.

(Гюббенет. Очерк медицинской и госпитальной частей русских войск в Крыму, в 1854-1856 годах).
 (20) Гюббенет. 105-106.
 (21) Гюббенет. 64-65.
 (22) Гюббенет. 78-82 и 85.
 (23) Гюббенет. 86.
 (24) Гюббенет. 88-90 и 91-93.
 (25) Приказ, отданный князем Горчаковым.
 (26) Гюббенет. 99.
 (27) Гюббенет. 120 и 126.
 (28) Гюббенет. 121.
 (29) Гюббенет. 126-127 и 140-141.
 (30) Гюббенет. 147-148.
 (31) Ведомость убыли войск при обороне Севастополя.
 (32) Гюббенет. 150.
 (33) Показания очевидцев.

 

Приложения к главе XXXVП.

 (1) Guerin. Histoire de la derniere guerre de Russie (1853-56). II. 453. — Rustow. Der Krieg gegen Russland. II. 5.
 (2) Из приказа до Южной армии и военно-сухопутным и морским силам в Крыму, ох 31-го августа 1855 г.
Далее было сказано:
«Храбрые воины сухопутных и морских сил! Именем Государя Императора благодарю вас за ваше беспримерное мужество, за вашу твердость и постоянство во время осады Севастополя.
«Долгом считаю принести в особенности мою благодарность доблестным вашим начальникам:
Гг. генерал-адъютанту графу Остен-Сакену, начальствовавшему гарнизоном в продолжение девяти месяцев; генерал-лейтенантам: Шепелеву, Хрулеву, Павлову, Семякину; вице-адмиралам: Новосильскому и Панфилову, генерал-майорам: Мартинау, Пихельштейну, Лысенко 1-му, генерал-адъютанту князю Урусову, Шульцу, Хрущову, Голеву, Сабашинскому, Шейдеману, Свиты Его Величества: князю Васильчикову и Тотлебену; полковникам: Козлянинову 2-му, Геннериху, Гарднеру; капитанам 1-го ранга: Зорину, Микрюкову, Перелешину 1-му, Перелешину 2-му; подполковнику Циммерману; капитан-лейтенантам: Ильинскому и Чебышеву, и всем гг. штаб- и обер-офицерам, участвовавшим в осаде.
Объем приказа не дозволяет мне внести в него имена многих других генералов, штаб и обер-офицеров, которым в большей или меньшей степени принадлежит честь содействия в великом подвиге обороны Севастополя; но каждый из них имеет право на признательность Монарха и Отечества.
Между сими сотрудниками я назову только главных деятелей из числа лиц, ненаходившихся в составе гарнизона, начальников и чинов главного штаба вверенных мне войск: генерал-адъютанта Коцебу; генерал-лейтенантов: Сержпутовского, Бухмейера, Ушакова, Бутурлина и генерал-майора Крыжановского. Из них инженер-генерал-лейтенант Бухмейер оказал важную заслугу устройством превосходного плотового моста через бухту, обеспечившего отступление войск.
Воздавая заслуженную благодарность оставшимся в живых достойным начальникам вашим, почтим, товарищи, память тех из них, кои пали с честью за Веру и отечество на валах Севастополя. Вспомним в особенности незабвенные имена: Нахимова, Корнилова, Истомина, и вознесем мольбы наши к Всевышнему, да ниспошлет Он мир и успокоение их праху и увековечит память о них в пример грядущим поколениям Русских».
 (3) Журнал военных действий в Крыму.
 (4) Из записки генерал-адъютанта князя Горчакова, от 8-го сентября 1855 г., о положении дел в Крыму.
 (5) По свидетельству Герена: 1-й французский корпус, генерала де-Салль, в числе 31-й тыс. челов. пехоты и 2-х тыс. кавалерии, с 54-мя орудиями, был расположен в Байдарской долине; 2-й франц. корпус, генерала Каму, в числе 35-ти тыс., челов. пехоты и 2-х тыс. кавалерии, с 66-ю орудиями, находился по левую сторону р. Черной и на высотах к югу от Инкермана; резерв, под начальством генер. Мак-Магона, в числе 21-й тыс. челов. пехоты и 300 кирасир, с 48 орудиями, во второй линии, а резервная артиллерия — 54 орудия, впереди Балаклавы. — По показанию же Ниеля, французская армия, 8-го сентября н. ст., состояла в числе 126,705, а англо-сардинская — 63,715 челов.
 (6) Журнал военных действий в Крыму.
 (7) Состав отряда генерал-майора Миттона: Смоленский резервн. полк — 3 батальона; Кременчугский егерск. полк — 2 батальона; Финляндского драг. полка — 4 эскадрона; донской каз. № 56 подполк. Золотарева полк; 6 легких пеших и 2 конно-легких орудия.
 (8) Журнал действий в Крыму. — Niel. 449-450. — Guerin. II. 454-455.
 (9) Состав отряда д’Алонвиля; 6-й и 7-й драгунские и 4-й гусарский полки; 3-я батарея 15-го конно-артиллерийского полка.
 (10) ) Bazancourt. L’expedition de Crimee. L’armee fràncàise. II. 482-484. — Guerin. II. 460-461. — Журнал действий в Крыму.
 (11) Журнал действий в Крыму. — Guerin. II. 461.
 (12) Письмо князя Горчакова от 20-го сентября.
 (13) Журнал действий в Крыму.
 (14) Журнал действий в Крыму.
 (15) Guerin. II. 471-473.
 (16) Guerin. II. 473. — По свидетельству Рюстова, число десантных войск простиралось до 11-ти тыс. человек (II. 18).
 (17) Военно-исторический журнал Очаковского отряда. — Глиноецкий. Очерк военных действий на берегах Днепровско-Бугского лимана, осенью и зимою 1855 г.
 (18) Глиноецкий. Очерк военных действий и проз. — Guerin. II. 475-480. — Тотлебен.
 (19) Из письма князя Горчакова, от 13-го октября 1855 г.
 (20) Глиноецкий. — Guerin. II. 480-482.
 (21) Из письма от 21-го октября 1855 г.
 (22) Алабин. Походные записки в войну 1853, 1854, 1855 и 1856 годов. П. 387-391.
 (23) Журнал действий в Крыму. — Guerin. II. 520-521.
 (24) Журнал действий в Крыму.
 (25) В конце августа н. ст., отправлены на Восток полки 76-й и 84-й; в сентябре — дивизия Рипперта, а в половине октября — дивизия Шасселу-Лоба. Rustow. II. 4-5.
 (26) Baudens. La guerre de Crimee. 63, 65 et 68.
 (27) Baudens. 62.
 (28) Guerin. II. 527-529.
 (29) L’armee anglaise et miss Nightingal, par Shrimpton, ex-chirurgien, major. — Guerin. II. 527.
 (30) У Скрива (Relation medico-chirurgicale de la campagne d’Orient) число больных, поступивших в госпитали в феврале, показано 13,985; а у Бодена (La guerre de Crimee) 19,648.
 (31) Guerin. II. 530-531. — Baudens. 259-260.
 (32) Shrimpton.
 (33) Из письма от 21-го ноября 1855 г.
 (34) Высочайший Приказ 27-го декабря 1855 г.
 (35) Из письма князя Горчакова, от 30-го декабря 1855 г.
 (36) Журнал действий в Крыму.
 (37) Тотлебен.
 (38) Затлер. О госпиталях в военное время. 227-229.
По его показанию, из курских дружин №№ 38-54, прибыло в Крым, в августе 1855 года: генералов, штаб и обер-офицеров 268; нижних чинов: строевых 15,855, нестроевых 781; а оставалось в начале марта 1856 года: штаб и обер-офицеров 200; нижних чинов: строевых 7,681, нестроевых 449.
В ноябре 1855 года, прибыли дружины: орловской губернии №№ 56-62 и 65-69, в которых было на лицо: штаб- и обер-офицеров 193; нижних чинов: строевых 10,319, нестроевых 316; калужской губернии №№ 70, 73, 75, 76, 78 и 79, в которых было на лицо: штаб - и обер-офицеров 97, нижних чинов: строевых 5,189, нестроевых 175, и тульской губернии №№ 80 и 82-90, в коих было на лицо: генералов, штаб и обер-офицеров 150; нижних чинов: строевых 9,367, нестроевых 325.
В начале марта 1856 года, в этих дружинах оставалось на лицо: в курских, штаб и обер-офицеров 200, нижних чинов: строевых 7,681, нестроевых 449; в орловских, штаб и обер-офицеров 117, нижних чинов: строевых 5,258, нестроевых 304; в калужских, штаб и обер-офицеров 67, нижних чинов: строевых 2,532, нестроевых 162; в тульских, штаб- и обер-офицеров 168, нижних чинов: строевых 5,876, нестроевых 312.
 (39) Затлер. О госпиталях в военное время. 229-230.
 (40) Показание штаб-доктора Шрейбера. Военно-медиц. журнал.1857. IX. — Baudens. 402.
 (41) Боден пишет, что английские солдаты, состоявшие на полной порции, получали:
На завтрак, в 8 часов утра:
192 грамма (около ½ русск. фунта) бел. хлеба, 4 грамма (около 1 золотника) чая и 24 грамма (5 ½ золотников) сахару.
На обед, в полдень:
500 грамм (около 1 ¼ фунта) супа, 384 грамма (90 золотник.) мяса, 128 грамм (30 золотник.) хлеба и 500 грамм (около 1 ¼ фунта) картофеля, либо других овощей.
На ужин, в 6 часов пополудни:
то же, что и на завтрак.
Кроме того, пиво, вино, либо ром, по назначению медика.

 (42) Донесения штаб-доктору Шрейберу окружного доктора полевых госпиталей Быстрова и дежурному генералу Южной армии Ушакову генерал-майора Червинского.
 (43) Донесение ротмистра Мавроса, командированного для осмотра транспортов с больными.
 (44) Записка, под заглавием: Некоторые сведения о крымских госпиталях, извлеченные из письма Пирогова к военному министру от 11 ноября 1855 года.
 (45) Н. Соловьев. Скорбные листы крымской кампании (Русск. Вестн. 1872. IX.).
 (46) Журнал действий в Крыму.
 (47) Журнал действий в Крыму. — И. Краснов. Оборона Таганрога и берегов Азовского моря. — Guerin. II. 483-488.

Список сестрам милосердия Крестовоздвиженской общины.
1-е Отделение.
(В Симферополе, с декабря 1854).

1. Стахович (начальница о6щины).
2. Шперлинг.
3. Аленина.
4. Ждановская.
5. Эрберг.
6. Лоде.
7. Василенко.
8. Лашкова.
9. Степанова.
10. Васильева.
11. Гордынская.
12. Антипова.
13. Балашова.
14. Борисова.
15. Глебова.
16. Хольмберг.
17. Гродницкая.
18. Дарсонвиль.
19. Домбровская.
20. Дружинина.
21. Сельстрем.
22. Иллер.
23. Лебедева.
24. Павлова.
25. Барщевская.
26. Смирнова 1-я.
27. Смирнова 2-я.
28. Тидеман.
29. Никитина.
30. Долголенкова.
31. Аникина.
32. Саватьева.
33. Сапрановская.
34. Инокиня Ушакова.

Из этого отделения сестры: Лоде, Василенко, Лашкова, Степанова и Васильева переехали в конце декабря в Бахчисарай; а остальные, в конце февраля, — в Севастополь, где составили 4-е отделение. К ним в апреле 1855 года присоединились вновь — прибывшие сестры:

1. Ремизова.
2. Николаева.
3. Пожидаева.
2-е Отделение.
(В Севастополе).

1. Старшая сестра Меркурова.
2. Богданова 1-я.
3. Вигилянская.
4. Назимова.
5. Шимкевяч.
6. Линская.
7. Залебедская.
8. Крупская.
9. Синявская.
10. Григорьева.
11. Кузнецова.
12. Протопопова.
13. Голубцова.

В июле 1855 года, к этому отделению, на Бельбек, прибыли сестры:

1. Алферова.
2. Волкова.
3. Матковская.
4. Попова 1-я.
5. Попова 2-я.
6. Стратопуло.
7. Аксенова.
8. Дунда.
9. Анисимова.
10. Астафьева 1-я.
11. Астафьева 2-я.
12. Вахрамеева.
13. Жигарева.
14. .Никитина.
15. Филимонова.
16. Шульц.
17. Красильникова.

3-е Отделение.

1. Старшая сестра Бакунина.
2. Богданова 2-я
3. Травина.
4. Зихель.

5. Куткина.
6. Никитина.
7. Грибоедова

5-е Отделение.

1. Старшая сестра Будберг.
2. Бабикова.
3. Башмакова.
4. Бышева.
5. Благовещенская.
6. Блюмер.
7. Вагнер.
8. Гинцельмав.
9. Грабарич.
10. Леонова.
11. Липпе.
12. Медведева.
13. Мятельская.
14. Мегцерская.
15. Надежина.
16. Петрова.
17. Селиванова.
18. Старченко.
19. Чупати.
20. Краузе.

В конце июля прибыли в Перекоп сестры:

1. Старшая сестра Романовская. 2. Боделова. 3. Медвецкая. 4. Матковская.
В Херсоне и Николаеве находились:

1. Старшая сестра Щедрина.
2. Курбатова.
3. Дмитриянова.
4. Никсичь.
5. Пустозерова.
6. Аверкиева.
7. Пономарева.
8. Наставина.
9. Данилевская.
10. Набокова.
11. Богданова 3-я.
12. Николенкова.
13. Предилина.
14. Тимошенко.
15. Якушева.
16. Малеева.
17. Вальтер.
18. Булгарова.
19. Носенкова.
20. Мильшина.
21. Ковалева.
22. Кирова.
23. Главач.
24. Белоускова.
25. Яроцкая.
26. Измайлова 2-я.
27. Фокина.
28. Ермолаева.
29. Логинова. 30. Гусева.
31. Рудовская.
32. Короткова.
33. Штина.
34. Дозорова.
35. Виноградова.

В конце сентября прибыли в Симферополь:

1. Старшая сестра Карцева.
2. Малышева.
3. Непение.
4. Пржевалинская.

 

Приложения к главе XXXVIII.

 (1) Rustow. Der Krieg gegen Russland. I. 467. — Bazancourt. L’expedition de Crimee. La marine fràncàise. II. 330-331.
 (2) Донесение генерал-адъютанта Берга.
 (3) Письмо военного министра, князя Долгорукова к адмиралу Дундасу, от 16-го (28-го) июня 1855 года. — Письмо адмирала Дундаса князю Долгорукову, от 30-го июня н. ст. — Ответ князя Долгорукова адмиралу Дундасу, от 18-го (30-го) июня 1855 г.
 (4) Донесение морскому министру контр-адмирала Пено, от 11-го июня н. ст. 1855 г.
 (5) Донесение контр-адмирала Пено, от 25-го июня н. ст. 1855 г.
 (6) Донесение контр-адмирала Пено, от 11-го июля н. ст. 1855 г.
 (7) С.-Петерб. Ведомости. 1855. № 145.
 (8) Русск. Инвалид. 1855. № 146. — Rustow. I. 475.
 (9) Русск. Инвалид. 1855. № 153.
 (10) Генерал-фельдмаршал граф Е. Е. Берг. Краткая биография, изданная в Варшаве, 1872 г.
 (11) Состав Союзного флота.
Английская эскадра: винтовые суда: Герцог Веллингтон 131 оруд., Эксмоут 91 оруд., Пембруг, Корнваллис, Гастингс и Эдинбург, по 60-ти орудий; Эвриал 51 оруд. Аррогант 47 орудий. Амфион 34 оруд. и Козак 20 орудий; колесные пароходы: Круйзер 17 оруд., Мажисиенн 16 оруд., Вультур, Драгон и Гейзер, по 6-ти орудий; Мерлин 4 оруд., Локуст и Лийтнинг (Lightning), по 3 орудия; Принцесса Алиса и Вулкан; парусные суда: госпитальный корабль Бель-иль и транспорт Эол; бомбарды: Rocket, Surly, Pickle, Blazer, Mastiff, Manly, Drake, Porpoise, Prompt, Sindbad, Carron, Beacon, Redbreast, Grappler, Havock, и Growler; канонерские лодки: Starling, Lark, Fhistle, Redwing, Magpie, Badger, Peller, Snapp, Dapper, Weazel, stork, Pincher, Gleaner, Biter, Skylark и Snapper.
Французская эскадра: винтовые суда: Аустерлиц 100 оруд., Турвиль и Дюкен по 90 орудий; корвет д’Асса; легкие суда: Орел, Пеликан и Гром; винтовые канонерские лодки: l’Aigrette, l’Avalanche, La Dragonne и la Fulminante — по два орудия; la Tempete, la Tourmente, la Poudre и la Redoute по одному орудию, 50-ти-фунт. калибра; парусные бомбарды: le Tocsin, la Fournaise, la Trombe, la Torche и la Bombe — по две мортиры, 0,32 метр. калибра; четыре транспортных судна.
Морск. Сборник. 1855. № 9. —Bazancourt. La marine fràncàise. II. 359.
 (12) Донесение контр-адмирала Дундаса, от 13-го августа н.ст. 1855 г.
 (13) Из подробного описания бомбардирования Свеаборга, представленного генерал-адъютантом Бергом.
 (14) Из подробного описания бомбардирования Свеаборга.
 (15) Rustow. I. 484.
 (16) Из донесения контр-адмирала Пено, от 20-го августа 1855 г.
 (17) Из подробного описания бомбардирования Свеаборга. — Rustow. I. 485.
 (18) Из подробного описания бомбардирования Свеаборга.
 (19) Список раненым и контуженным, при бомбардировании Свеаборга, 9, 10 и 11-го августа, приложенный к донесению контр-адмирала Дундаса, от 13-го августа. — Рапорт морскому министру контр-адмирала Пено, от 20-го августа.
 (20) Rustow. I. 486 und 489.
 (21) Высочайший Рескрипт 7-го августа 1855 г.
 (22) Морск. Сборник. 1855 г. №16 11 и 12.
 (23) Морск. Сборник. 1855 г. № 9.
 (24) Морск. Сборник. 1855 г. № 10.

 

Приложения к главе XXXIX.

 (1) Записки генерала Бриммера. — Словесные показания бывших кавказцев.
 (2) Сын Шамиля, Джемал-Эдин получил воспитание в кадетском корпусе и служил в уланском Его Имп. Высоч. Вел. Князя Михаила Николаевича (Владимирском) полку поручиком.
 (3) Записки одного из участников похода 1855 г. в Азиятской Турции.
 (4) Из записок полковника де Саже.
 (5) Газ. Кавказ 1855 г. № 18.
 (6) Из записок генер. Бриммера.
 (7) Состав Александропольского отряда.

Пехота.

Кавказск гренад. бригада, под нач. ген-майора Майделя Лейб-карабинерн. Эриванского, Его Императорского Величества полка 4 батал.
Грузинского гренадерского Е.И. Выс., Вел. Князя Константина Николаевича полка батал.
Кавказский стрелковый батальон 1 батал.
Кавказский саперный батальон 1 батал.
18-й пехотн. дивизии, под нач. генер.-лейтен. князя Гагарина Ряжский пехотный полк 4 батал.
Белевский егерский 4 батал.
Тульский 4 батал.

Итого . . 21½ батал.

Кавалерия.

Сводная бригада под нач. ген.-м. графа Нирода. Тверской драгунский Е. И. Выс. Вел. Князя Николая Николаевича полк 10 эскадр.
Новороссийский драгунск. князя Варшавского полк 10 эскадр.
Нижегородского драгунского принца Виртембергского полка 8 эскадр.

Итого . . 28 эскадр.

Иррегулярная кавалерия.

Донского казачьего № 4 полка 5 сотен.
Донского казачьего № 20 полка 3 сотни
Сборный линейн. каз. № 1 полк 6 сотен.
Сборный линейн. каз. № 2 полк 6 сотен.
Конвой главнокомандующего 1 сотня.

Итого... 21 сотня.

Кроме того, присоединились к действующему корпусу:

Донской казачий № 35-го полк 6 сотен.
Грузинская дворянская дружина 2 »
Горской кавк. конной милиции 2 »
Конно-мусульманских №№ 1-го и 2-го полков 8 »
Охотников полк. Лорис-Меликова 3 »
Карапапахской конной милиции 2 »
Куртинский № 2-го полк 5 »
Итого . . 28 сотен.

Артиллерия.

Пешая:

Кавказской гренад. артиллер. бригады:
Батарейная №1-го батарея 8 орудий.
Батарейная №2-го батарея 8 »
Легкая № 1-го батарея 8 »
13-й арт. бригады батарейная № 2-го батарея 8 »
18-й артиллер. бригады батарейная № 4-го батарея 8 »
Легкой № 7-го батареи 4 »
Легкой № 8-го батареи 8 »

Конная.

Донская № 6-го батарея 8 орудий.
Донская № 7-го батарея 8 »
Линейная каз. № 13-го батарея 8 »

Итого: 76 орудий

Всего же:
Пехоты

около

16,000 челов.
Кавалерии » 7,500 »
Артиллер. прислуги » 1,000 »

 (8) Состав Ахалцыхского отряда.

Пехота.

13-й пех. дивизии Белостокский пехотный полк 4 батал.
Виленский егерский полк 4 батал.
18-й пех. див., Рязанский пехотный полк 4 батал.
  Карталинской пешей милиции 1 дружина

Итого 12 бат. и 1 дружина

Кавалерия.

  Донских казаков 7 сотен
  Конно-мусульманский № 3-го полк 5 »
  Осетинской конной милиции 1 »
  Ахалкалакской конной милиции 2 »

Итого . . 15 сотен.

Артиллерия.

  Две батареи 16 орудий
Всего же: Пехоты 9,000 челов.
Кавалерии 1,200 »
Артиллер. прислуги 300 »

 (9) Состав Эриванского отряда.

Пехота.

Ширванского кн. Варшавского полка 2 батал.
Апшеронского пехотн. полка 1 »
Мингрельского егерского полка 1 »

Итого 4 батал.

Кавалерия.

Донского казачьего № 23-го полка 4 сотни
Эриванской бекской конн. дружины 2 »
Эриванский конно-мусульм. № 4-го полк 5 »
Куртинский № 1-го полк 5 »

Итого 16 сотен.

Артиллерия.

21-й артилл. бриг. легкая № 7-го батарея 8

орудий.

 (10) «Кавказ». 1855. № 39-й.
 (11) Начальником штаба действующего корпуса оставлен генерал-майор Неверовский; назначены: обер-квартирмейстером, вместо полковника Колодеева, полковник Рудановский; дежурным штаб-офицером — подполковник Кауфман 2-й; командиром гренадерской бригады — генерал-майор Майдель; начальником иррегулярной кавалерии — генерал-майор Бакланов; начальником артиллерии — полковник Москалев; исправляющим должность генерал-интенданта — полковник Колосовский; командиром Куринского князя Воронцова полка — полковник Мищенко.
 (12) Приказы по Отдельному Кавказскому корпусу, от 17-го мая 1855 г. за №№ 103, 104 и 105.
 (13) На смотру 21-го.мая было: 26?2 батальонов, 28 эскадронов, 72 орудия, три полка казачьих, 2 сотни местной и 2 сотни Карапапахской милиции и осадный парк.
 (14) Генер. Черкесов. Блокада Карса в 1855 г.
 (15) Записки генер. Бриммера (рукоп.). — Записки полковн. де Саже (рукоп.).
 (16) Записки генер. Бриммера. — Черкесов. Блокада Карса.
 (17) Записки генер. Бриммера. — Черкесов. Блокада Карса.
 (18) «Кавказ». 1855. № 42. — -Записки полковника де Саже.
 (19) H. Sandwith. A. Narrative of the siege of Kars. 229.
 (20) H. Sandwith. 230-232. — Черкесов. Блокада Карса.
 (21) Записки одного из участников похода, и проч. — Черкесов. Блокада Карса.
 (22) Черкесов. — Блокада Карса.
 (23) Записки одного из участников похода и проч.
 (24) Черкесов. — Блокада Карса.
 (25) Записки одного из участников похода и проч.
 (26) Состав колонны графа Нирода: 10 батальонов гренадерской бригады; 20 эскадронов сводной драгунской бригады; 8 сотен казаков и конной милиции; 24 пеших и 16 конных орудий.
 (27) Состав колонны князя Гагарина: 14 батальонов 18-й пехотной дивизии, одна рота Кавказского саперного баталиона, 8 эскадронов Нижегородского драгунского полка; 11 казачьих сотен; 28 пеших и 8 конных орудий.
 (28) Состав отряда Ковалевского, направленного к Ардагану: 10 батальонов Рязанского и Виленского полков; 5 казачьих сотен; 4 орудия резервной батарейн. батареи 19-й артилл. бригады и 8 орудий 6-й легкой батареи 18-й артилл. бригады.
 (29) Журнал военных действий в Азиятской Турции, 1855 г.
 (30) Журнал военн. действий. — Кавказ. 1855. №№ 44 и 46. — Донесение генерала Муравьева, от 5-го июня 1855 г.
 (31) Записки де Саже.
 (З2) Черкесов. Блокада Карса. — H. Sandwith. 252-253.
 (33) Донесение генерала Муравьева, от 8-го июня 1855 г. — Записки де Саже.
 (34) Донесение генерала Муравьева, от 13-го июня 1855 г. — Записки де Саже.
 (35) Журнал военн. действий. — Черкесов. Блокада Карса. — Записки де Саже.
 (36) Записки де Саже.
 (37) Письмо князя Долгорукова, от 10-го мая 1855 г.
(38) Состав Эриванского (Баязетского) отряда: 1-й и 2-й батальоны Ширванского пехотного полка; 1-й и 5-й батальоны Мингрельского егерского полка; 5-й батальон Тифлисского егерского полка; 8 орудий легкой № 7-го батареи 21-й артиллер. бригады; Донской казачий № 23-го полк. Всего же до 5,000 человек.
 (39) Лихутин. Русские в Азиятск. Турции в 1854-1855 годах. 277.
 (40) Лихутин. 279-280.
 (41) Лихутин. 281-284.
 (42) Донесение генерала Муравьева, от 26-го июня. — Лихутин. 284-289.
 (43) Донесение генерала Муравьева, от 26-го июня. — Лихутин. 294-295 и 300-301. — Записки де Саже.
 (44) Записки де Саже. — Записки одного из участников в походе и проч.
 (45) Состав отряда генерал-лейтен. князя Гагарина: 4 батальона Лейб-карабинерного Его Величества полка; 10 батальонов 2-й бригады 18-й дивизии: по одной роте стрелков и сапер; 10 эскадронов Тверского драгунского полка; сводный лин. казачий № 2-го полк; одна сотня Карапапахской милиции; 36 орудий.
 (46) Состав отряда генерала Бриммера: Грузинский гренадерский Его Имп. Высочества Велик. Князя Константина Николаевича полк; 1-я бригада 18-й пехотной дивизии; по три роты сапер и стрелков; Новороссийский и Нижегородский драгунские полки; Донской № 4-го, Сборный лин. № 1-го, Конно-мусульманский № 1-го и Куртинский № 2-го полки; 2 сотни охотников Лорис-Меликова и 2 сотни горской милиции; три батареи гренадерской артилл. бригады, конные батареи №Л? 7-го и 13-го и две конно-ракетные команды.
 (47) Донесение генерала Муравьева, от 26-го июня 1855 г. — Записки де Саже.
 (48) Лихутин. 309-310.
 (49) Донесение генерала Муравьева, от 29-го июня 1855 г.
 (50) H. Sandwith. 259.
 (51) Донесение генерала Муравьева, от 29-го июня 1855 г.
 (52) Журнал военных действий. — Записки одного из участников похода и проч.
 (53) Состав отряда генер.-майора Бакланова: Новороссийский драгунский полк; пикинерный дивизион Нижегородского драгунского полка; по три сотни полков: Сборного линейн. № 1-го, Конно-мусульманского № 1-го и Куртинского № 2-го, две сотни горской милиции и полсотни охотников Лорис-Меликова; конная № 13-го батарея и ракетная команда.
 (54) Донесение генерала Муравьева, от 11-го июля 1855 г.
 (55) Состав отряда барона Унгернштернберга: 7 сотен Донских казаков и 4 сотни милиции.
 (56) Донесение генерала Муравьева, от 18-го июля 1855 г.
 (57) Там же.
 (58) Записки полковника де Саже.
 (59) Записки де Саже. — Записки одного из участников похода, и проч.
 (60) Черкесов. Блокада Барса.
 (61) Записки одного из участников похода, и проч.
 (62) Кавалерия, оставленная при главной колонне: сотня Грузинской дворянской дружины; три сотни Донского казачьего № 4 полка; три сотни Конно-мусульманского №° 1 полка и сотня охотников Лорис-Меликова.
 (63) Записки одного из участников похода, и проч.
 (64) Лихутин. 327-328. — 19-го (31-го) июля, в 4 часа пополудни, князь Дондуков-Корсаков послал генералу Суслову записку следующего содержания:
«Вчерашнего числа прибыл в Тазанлы с авангардным отрядом кавалерии. Сего числа, в 4 часа пополудни, выступаю чрез хребет Саганлуг, пойду всю ночь и, сделав только на рассвете привал, 20-го числа к вечеру надеюсь быть в Зевине, в 25-ти верстах от Вели-паши, отделившись на 2 или на 3 перехода от главных сил.
Сегодня главная колонна приходит на ночлег на место настоящего моего лагеря, а завтра следует далее. По приказанию Г. Главнокомандующего, сообщая Вашему Превосходительству о настоящем моем движении, имею честь присовокупить, что так как вверенный Вам отряд 20-го числа имеет уже ночевать за перевалом из Топрах-кале, и почти в равном расстоянии от неприятеля с моею кавалериею, то Г. Главнокомандующий полагает, что движение двух отрядов может быть произведено совокупно с двух сторон, как единственное средство застигнуть, ежели не все силы Вели-наши, то, по крайней мере, отрезать хоть часть его арриергарда, тяжестей, а может быть и орудий. — Потому в ночь с 20-го на 21-е число Вашему Превосходительству предлагает двинуться налегке, по направлению к Керпи-кёву, большою дорогою; тяжестям отряда следовать по той же дороге, при прикрытии, по усмотрению Вашему. Одновременно с этим движением я выступаю из Зевина по главной дороге; не доходя 10 — 12 верст до Керпи-кёва, поверну на-право по обходной на Гассан-кале, через Дали-Чермук, во фланг и тыл неприятелю.
В случае намерения Вели-паши держаться в настоящем его лагере, при значительном превосходстве сил (что допустить трудно), — Ваше Превосходительство имеете, не переходя Аракс, избрать позицию в виду неприятеля и ожидать главных сил, покуда мой отряд будет отвлекать внимание Турок с другой стороны; обоим отрядам бдительно следить за неприятелем и, при первом его шаге к отступлению, двигаться и преследовать по указанным направлениям. Передавая Вашему Превосходительству волю Г. Главнокомандующего, с своей стороны полагаю, что Вели-паша не дождется нашего приближения, но быстрота движения и неожиданность такого скорого появления наших войск пред ним могут дать нам, с помощию Божией, возможность застигнуть хоть часть его войск. — Посланный с этим письмом нарочный имеет немедленно возвратиться с ответом через Хорисан в Зевин, где я буду находиться. С похода буду иметь честь послать к Вам новое уведомление, а к рассвету 21-го числа отряды, полагаю, будут в виду друг друга, Прилагаю при сем карту окрестности и укрепления Керпи-кёва. По соединении с Вами, поступаю под начальство Ваше до прибытия главных сил, ибо далее Гассан-кале двигаться не предписано. От всей души желая Вам успеха, с своей стороны буду содействовать оному, согласно изложенным выше приказаниям, и Бог поможет нам, надеюсь, исполнить волю Г. Главнокомандующего. Поручаю себя Вашему постоянному ко мне расположению и прошу располагать вполне мною; я счастлив буду содействовать хоть чем-нибудь общему делу, столь важному для нас. Итак, до 21-го числа, и с Богом вперед».
 (65) Лихутин. 337-342 и 345-357. — Черкесов. Блокада Карса.
 (66) Донесение генерала Муравьева, от 24-го июля. — Черкесов. Блокада Карса.
 (67) Журнал военных действий. — Записки де Саже.
 (68) Донесение генерала Муравьева, от 4-го августа 1855 г.
 (69) Донесение генерала Муравьева, от 4-го августа 1855 г. — Записки де Саже.
 (70) Записки одного из участников похода 1855 г.

 

Приложения к главе XL.

 (1) Черкесов. Блокада Карса. — Rustow. Der Krieg gegen Russland. II. 71-72.
 (2) Записки одного из участников похода 1855 года в Азиятской Турции.
 (3) Войска, состоявшие в нижнем лагере: Лейб-карабинерного Эриванского Его Величества полка 1 батальон; 18-й дивизии Белевский и Тульский полки 10 батальонов; Виленского егерского полка 3 и Мингрельского егерского 2 батальона; 13-й артиллер. Бригады батарейная № 2-го батарея; 18-й артиллер. бригады: батарейная № 4-го и легкие №№ 7-го и 8-го батареи.
 (4) Войска, состоявшие в верхнем лагере: Лейб-карабинерного Его Величества полка 4 батальона; Грузинского гренадерского Его Высоч. Константина Николаевича полка 4 батальона; 18-й дивизии Рязанский и Ряжский полки — 10 батальонов; Кавказской гренад. артилл. бригады: батарейная № 1-го и легкая № 1-го батареи; 18-й артилл. бригады легкая № 6-го батарея и Линейная казачья № 13-го батарея.
 (5) Записки одного из участников похода и проч. — Записки полковника де Саже.
 (6) Черкесов. Блокада Карса.
 (7) Русский Инвалид. 1855. № 198.
 (8) Высланы для пресечения пути Туркам: из отряда Унгернштернберга: одна сотня донцов № 2-го полка; 4 сотни Конно-мусульманского № 3-го полка и одна сотня Осетинской милиции; из отряда князя Дондукова-Корсакова: одна сотня донцов № 4-го полка и одна сотня Конно-мусульманского № 1-го полка.
 (9) Черкесов. Блокада Карса. — Записки де Саже.
 (10) Русский Инвалид. 1855. № 213. — Записки де Саже.
 (11) Записки одного из участников похода и проч. — Записки де Саже. — Записки генерала Романовского.
 (12) – В оригинальном издании это примечание отсутствует. (Прим. Адъютанта)
 (13) Записки де Саже. — Писарский. Под Карсом.
 (14) Писарский. — Черкесов. Блокада Карса.
 (15) Записки де Саже: — Записки Романовского.
 (16) Черкесов. Блокада Карса.
 (17) Записки одного из участников похода и проч.
 (18) Записки генерала Бриммера. — Записки Романовского.
 (19) Rustow. II. 72.
 (20) Вооружение укреплений на Шорахских высотах:
В ретраншаменте левого крыла: пять гаубиц и пушек, 12-ти-фунтового и 6-ти-фунтового калибра.
В редуте Тахмас-табии: два крепостных орудия, 24-х-фунтовые и четыре полевые, 12-ти-фунтового и 6-ти-фунтового калибра.
В люнете Ярыман-ай: две 12-ти-фунтовые пушки.
В редуте Юксек-табии: одна 15-ти-фунтовая гаубица и три 12-ти-фунтовые пушки.
В люнете Гюрджи-табии: две 15-ти-фунтовые гаубицы и две 12-ти-фунтовые пушки.
В Реннисонских линиях две полевые пушки.
В резерве, на Тахмасском плато, пять полевых орудий.
 (21) Вооружение укреплений на Чахмахских высотах:
В Чим-табии: крепостные пушки: одна 24-х-фунтовая и две 18-ти-фунтовые; одна 15-ти-фунт. гаубица и три 12-ти-фунт. пушки.
В редуте Вели-наша-табии (форт Лек): крепостные гаубицы: одна 32-х-фунтовая, одна 24-х-фунтовая и три 18-ти-фунтовых, одна 2-х-пудовая мортира и два полевые 12-ти-фунтовые орудия.
Люнет Чорчиля, правее форта Лек, был занят двумя 6-ти-фунт. орудиями.
В английских линиях: в Зораб-табии: одно 18-ти-фунтовое и одно 12-ти-фунтовое крепостные орудия и два полевые 6-ти-фунтовые; в Томсон-табии одна крепостная 12-ти-фунтовая пушка, в Тисдель-табии крепостные: две 18-ти-фунтовые гаубицы и одна 12-ти-фунтовая пушка.
 (22) Донесение генерала Муравьева о штурме Карса.
 (23) Диспозиция для штурма Карса. — Записки де Саже.
 (24) Воспоминание о штурме Карса. Военный Сборник. 1861. № 3.
 (25) Воспоминание о штурме Карса.
 (26) Черкесов. Блокада Карса. — Записки де Саже. — Записки одного из участников похода и проч.
 (27) Донесение генерала Муравьева. — Записки де Саже.
 (28) Донесение генерала Муравьева. — Записки Романовского.
 (29) Записки одного из участников похода и проч. — Записки Романовского.
 (30) Донесение генерала Муравьева. — Записки одного из участников похода.
 (31) Записки одного из участников похода.
 (32) Записки де Саже.
 (33) Донесение генерала Муравьева. — Записки генерала Бриммера.
 (34) Записки одного из участников похода.
 (35) За этот подвиг, подполковник Мих. Петров. Кауфман удостоен, по решению кавалерственной думы, орденом Св. Георгия 4-й степ., а 1-му батальону Рязанского полка Высочайше пожаловано георгиевское знамя. Майору фон-дер-Бригену пожалован орден Св. Владимира 4-й степ. с мечами. В числе особенно при сем отличившихся показаны: генерального штаба капитан Клугин; ротные командиры: Малиновский и Попевский и поручик Малахов; адъютант генерала Базина поручик Гаврилов; Тульского полка поручик Ласовский и Лейб-гренадерского Эриванского подпоручик Макеев.
 (36) Донесение генерала Муравьева.
 (37) Записки одного из участников похода.
 (38) Записки генерала Бриммера. — Записки Романовского.
 (39) Записки генерала Бриммера.
 (40) Черкесов. Блокада Карса. — Записки Романовского.

 

Приложения к главе XLI.

 (1) Черкесов. Блокада Карса. — Записки одного из участников похода 1855 года в Азиятской Турции.
 (2) Услар. Записки о военных действиях Гурийского отряда под начальством генерала князя Багратиона-Мухранского.
 (3) Черкесов.
 (4) Черкесов. — Услар. — К. Бороздин. Омер-паша в Мингрелии (рассказ очевидца).
 (5) Состав Гурийского отряда.

13-йпехотн. дивизии Брестского пехотного полка 4 батал.
Литовского егерского полка 4 »
20-й пех. дивизии, егерского кн. Воронцова (Куринского) полка 2 »
линейные батальоны Грузинский № 1-го 1 »
Черноморские: №№ 9, 10, 11, 12, 14 и 16 »
  5-го резервного саперн. батальона ½ »
  Военно-рабочие роты №№ 20, 36 и 39 ¾ »

Итого . . 17¾ батал.

  Донских каз. полков №№ 2 и 11 9 сотен.
  Сборных каз. линейн. команд 2 »

Итого . . 11 сотен.

13-й артилл. бригады Батарейная № 1-го батарея 8 орудий.
Легкая № 1-го батарея 8 »
Кавказской гренадерской артиллерийской бригады горная № 1-го батарея 8 »
Сухум-калеского артиллерийского гарниз. легких 4 »

Итого . . 28 орудий.

 (6) Местные ополчения Гурийского отряда.
Имеретинское.
Конных дружин 6 — 24 сотни.
Пеших стрелковых — 3 сотни.
Гурийское.
Пеших дружин 7 — 27 сотен.
Стрелковая пешая — 1 сотня.
Мингрельское.
Конных дружин 4 — 16 сотен.
Пеших дружин 2 — 7 сотен.
Самурзаханское.
Конных — 2 сотни.
Пеших — 2 сотни.
Итого 82 сотни.

 (7) Услар. — Бороздин.
 (8) Записки одного из участников похода и проч.
 (9) Услар.
 (10) Состав войск, оборонявших переправы на Ингуре:
Литовского егерского полка. — 4 батал.
Куринского — 2 батал.
Грузинский линейн. № 1-го батальон — 1 батал.
Черноморский линейн. № 11-го батальон — 1 батал.
Черноморского лин. № 16-го батальона одна рота — ¼ батал.
3-го резервного саперного батальона две роты — ½ батал.
Итого 8 ¾ батальонов, в числе до 5,000 человек.
Донской № 11-го полк . — 6 сотен.
Донского № 2-го полка — 3 сотни.
Линейных казаков — 2 сотни.
Итого 11 сотен, в числе 700 всадников.
Конных Имеретинск. дружин — 4 сотни.
Конных Мингрельск. дружин — 4 сотни.
Несколько пеших мингрельских сотен.
Всего милиции от 3-х до 4-х тыс. человек.
Артиллерия.
Легкой № 1-го батареи — 4 орудия.
Горной № 1-го батареи — 4 орудия.
Горных-Сухум-калеского артиллерийского гарнизона — 4 орудия.
Итого 12 орудий.
Вообще же с милициями до 9,000 челов. при 12-ти орудиях.

 (11) Бороздин.
 (12) Записки одного из участников похода и проч.- — Услар.
 (13) Записки одного пз участников похода и проч.
 (14) Rustow. Der Krieg gegen Russland. II. 100.
 (15) Бороздин.
 (16) Услар.
 (17) Записки одного из участников похода и проч.
 (18) Там же.
 (19) Черкесов. — Услар.
 (20) Услар.
 (21) Русский Инвалид. 1855. № 266-й.
 (22) Записки одного из участников похода и проч.
 (23) Услар.
 (24) Русский Инвалид. 1855. № 283-й.
 (25) Прокламация генерала Муравьева, от 18-го ноября 1855 г.
«За отсутствием моим из Тифлиса и по поручению моему, генерал-лейтенант князь Бебутов обратился к дворянству с словами чести и правды.
Настает теперь минута, когда вы должны доказать перед лицом всей земли, что вы потомки тех предков, которые доблестно боролись в течении веков с врагами за Святую Веру и за священные узы домашнего быта; когда вы должны доказать, что не напрасно лилась и льется за вас чистая кровь России, и что вы достойны той высокой и священной любви, которую питает к вам сердце Русского Монарха, как к единоверным сынам своим.
Я вполне убежден, что слову князя Бебутова последуют все, под благословением преосвященных архипастырей и священнослужителей, денно и нощно молящихся за вас; я убежден, что примеру доблестного дворянства последуют все сословия Имеретии, Гурии и Мингрелии — и граждане, и свободные поселяне, и владельческие люди.
Дело ваше открыто перед Богом, и весь мир смотрит теперь на вас.
Ополчитесь, братья, все и сокрушите, именем Божием, злобные покушения исконного врага вашего.
С крестом в сердце и с железом в руке!» как сказал незабвенный Император Николай.
С нами Бог! Кого убоимся».
 (26) Записки одного из участников похода и проч. — Услар.
 (27) Записки одного из участников похода и проч.
 (28) Русский Инвалид. 1856. № 7-й.
 (29) Записки одного из участников похода и проч.
 (30) Состав корпуса Вели-паши: пехоты более 6,000 человек регулярной кавалерии 1,500 и иррегулярной 1,200 человек.
 (31) Лихутин. Русские в Азиятской Турции. 414-420 и 433-434. — Записки одного из участников похода и проч.

 

Приложения к главе XLII.

 (1) Записки одного из участников похода 1855 г. в Азиятской Турции.
 (2) А. Корсаков. Воспоминания о Карсе. — Слышано от ген.-ад. Лорис-Меликова.
 (3) Записки одного из участников похода и проч.
 (4) Генер. Черкесов. Блокада Карса.
 (5) А. Корсаков.
 (6) Записки одного из участников похода и проч.
 (7) А. Корсаков.
 (8) Записки одного из участников похода и проч.
 (9) А. Корсаков.
 (10) А. Корсаков.
 (11) Генер. Черкесов.
 (12) А. Корсаков.
 (13) Записки одного из участников похода и проч.
 (14) Подлинный акт предварительных условий сдачи Карса подписан генералом Виллиамсом и директором походной канцелярии действующего корпуса, полковником Кауфманом, в лагере при Чифтликае, 13-го (25-го) ноября 1855 г.
 (15) А. Корсаков.
 (16) Записки одного из участников похода и проч. — А. Корсаков.
 (17) Там же.
 (18) А. Корсаков.
 (19) А. Корсаков.
 (20) В составе отряда полковника де Саже было по два батальона Рязанского, Ряжского и Тульского полков.
 (21) Записки одного из участников похода и проч.
 (22) Там же.
 (23) Карсская область, при введении в ней русского управления, была разделена на 8 уездов: собственно карсский, гельский, ардаганский, зариматский, баш-шурагельский, кагизманский, гечеванский и ольтинский. Но город Ольта, по отдаленности и разобщению высокими горами от Карса, не был занят русскими войсками.
 (24) Rustow. Der Krieg gegen Russland. II.
 (25) Записки одного из участников и проч..
 (26) Приказ главнокомандующего отдельным Кавказским корпусом, от 21-го января 1856 г.
 (27) Слышано от участвовавших в управлении карсскою областью.
 (28) Русск. Инвал. 1856 г. № 55.
 (29) Дело о представлении военному министру ведомостей об убыли войск.
 (30) П.Н. Обручев. Военно-Статистический Сборник. — Тарасенко-Отрешков. Посещение в Крыму армии Союзников и проч.
 (31) Состав гвардейского пехотного корпуса: 1-я дивизия, 12 баталионов, и Л.-Гв. саперный батальон, в царстве польском, виленской, гродненской и ковенской губерниях; 2-я дивизия, 12 баталионов, и гвардейский экипаж, в царстве польском, гродненской и ковенской губерниях; 3-я дивизия, 12 батальонов, и Л.-Гв. Финский стрелковый батальон в эстляндской губернии.
 (32) Состав гвардейского резервного кавалерийского корпуса: гвардейская кирасирская и 1-я легкая гвард. кавалерийская дивизии, по 24 эскадрона, в ковенской и гродненской губерниях; 2-я легкая гвард. кавалерийская дивизия: Л.-Гв. драг. и уланск. Его Величества иголки, 12 эскадронов в лифляндской губернии; Л.-Гв. Гродненск. гусарск. 6 эскадронов в новгородской губернии; Л.-Гв. конно-пионерный дивизион, Лейб-Атаманского полка два дивизиона и Лейб-Уральский казач. дивизион, в Петербурге.
 (33) Состав гвардейской артиллерии: 1-я и 2-я гвардейские артиллерийские бригады, 4 батарейные и 4 легкие батареи, в царстве польском и гродненской губернии; 3-я гвардейская и гренадерская бригада, 2 батарейные и 2 легкие батареи, в эстляндской губернии; Л.-Гв. конная артиллерия и Л.-Гв. конно-артиллерийский резерв, одна батарейная и 4 легкие батареи, в гродненской и лифляндской губерниях.
 (34) Состав войск, в Финляндии расположенных: 1-я гренадерская дивизия, 12 батальонов; 22-я пехотная дивизия, 22 финляндских линейных батальонов (из числа их 2 батальона в Кронштадте). Три донских казачьих полка, 1-я гренадерская артиллерийская бригада, 2 батарейные и 3 легкие батареи.
 (35) Состав Балтийского корпуса: 2-я пехотная дивизия, 12 баталионов, в Курляндской и лифляндской губерниях; 2-я резервная пехотная дивизия, 12 баталионов, в лифляндской губернии; 1-я легкая кавалерийская дивизия, 32 эскадрона, 4 казачьих полка, в ковенской и курляндской губерниях; 3 батарейные, 5 легких и 2 конные батареи, в курляндской и лифляндской губерниях.
 (36) 1-я и 3-я пехотные дивизии, 32 батальона, в царстве польском; 2-я и 3-я бригады 1-ии артиллерийской дивизии, 4 батарейные и 6 легких батарей, в царстве польском.
 (37) Состав Средней армии: 2-й пехотный корпус (4-я, 5-я и 6-я дивизии, 2-й стрелковый и 2-й саперный батальоны), 50 батальонов, в подольской губернии; 2-я легкая кавалерийская дивизия, 32 эскадрона, в царстве польском; 12 казачьих полков; 6 батарейных, 9 легких и 2 конных батареи, в волынской и подольской губерниях.
 (38) Состав войск, в Крыму расположенных: 3-й пехотный корпус (7-я, 8-я и 9-я дивизии, 3-й стрелковый и 3-й саперный баталионы), 46 батальонов, в окрестностях Севастополя; 7-я резервная пехотная дивизия, 12 батальонов, в восточной части Крыма; 4-й пехотный корпус (10-я, 11-я и 12-я дивизии, 4-й стрелковый и 4-й
саперный баталионы), 50 батальонов; 2-я гренадерская дивизия 16 батальонов, в окрестностях Севастополя; 6-й саперный баталион в Алуште; 6-я легкая кавалерийская дивизия, 32 эскадрона; три полка 1-й драгунской дивизии, 30 эскадронов; 14 казачьих полков; 15 батарейных, 20 легких и 4 конных батареи.
 (39) Состав войск Южной армии: 3-я гренадерская дивизия, 16 батальонов, сперва в окрестностях Карасубазара, а потом в северной части таврической губернии; 5-го пехотного корпуса: 14-я дивизия, 16 батальонов, в окрестностях Бендер; 15-я дивизия, 16 батальонов, в Одессе; 6-го пехотного корпуса: 16-я дивизия, 16 баталионов, в окрестностях Одессы; 17-я дивизия, 16 батальонов, у Николаева; 14-я резервная пех. дивизия, 16 батальонов, в Бессарабии; 15-я резервная пех. дивизия, 16 батальонов, в окрестностях
Одессы; 3-я и 4-я легкие кавалерийские дивизии, по 32 эскадрона, в херсонской и екатеринославской губерниях; 5-я и 7-я легкие кавалерийские дивизии, 64 эскадрона, в Бессарабии; три полка 2-й драгунской дивизии, 5-й стрелковый и 5-й саперный батальоны в Одессе 6-й стрелковый батальон близ Николаева; 6 казачьих полков; 11 батарейных, 17 легких и 9 конных батарей.
 (40) Состав войск Отдельного Кавказского корпуса: Кавказская гренадерская бригада, 8 батальонов; 19-я пехотная дивизия, 20 баталионов; 20-я пехотная дивизия, 20 батальонов; 21-я пехотная дивизия, 20 батальонов; 13-я пехотная дивизия, 16 батальонов; 18-я пехотная дивизия, 16 батальонов; Кавказский стрелковый, Кавказский и 3-й резервный саперные батальоны; 18 грузинских линейных батальонов; 13 кавказских линейн. батальонов; 16 черноморских линейн. батальонов. Три драгунские и 45 казачьих полков (из числа коих 30 донских); 9 батарейных, 13 легких, 4 горных и 11 конных батарей.

 

Приложения к главе XLIII.

 (1) Из письма от 11-го (23) декабря 1854 г.
 (2) Из письма князю Мих. Дмитр. Горчакову, от 17-го (29) декабря 1854 г.
 (3) .... «un ami eprouve au moment ou il asperait lui donner des preuves de sa gratitude et d’un retour sincere aux anciennes voies».
 (4) Из депеши графа Нессельрода, от 10-го марта 1855 г.
 (5) Депеша барона Мантейфеля, от 1б-го марта 1855 г.
 (6) Протокол совещаний в Вене № 10, от 17-го апреля н.ст. 1855 г.
 (7) Приложения к протоколу № 11, под лит. А. и В.
 (8) Приложение к протоколу № 12, под лит. А.
 (9) Прилож. к протоколу № 13.
 (10) Прилож. к протоколу № 14.
 (11) Статья 2-я приложения к протоколу Ш 14.
 (12) Протокол № 14, от 4-го июня н. ст. 1855 г.
 (13) Приказ по войскам, от 24-го июня н. ст. 1855 г.
 (14) Постановление германского сейма, 2б-го июля н. ст. 1855 г.
 (15) Трактат 21-го ноября н. ст. 1855 г.
 (16) Отзыв графа Буля графу Эстергази, 1б-го декабря н. ст. 1855 г. с приложением проекта предварительных условий.
 (17) Journal de St.-Petersbourg. 1856. 20 janvier.
 (18) Протокол конференции в Вене, от 20-го января (1-го февраля) 1856 г.
 (19) Протокол Парижского конгресса № 2-й, 28-го февраля н.ст. 1856г.•
 (20) Протокол № 11, 18-го марта н.ст. 1856 г.
 (21) Протокол № 1-й, 25-го февраля н.ст. 1856 г.
 (22) Протокол № 2-й, 28-го февраля н. ст. 1856 г.
 (23) Депеша графа Нессельрода к барону Бруннову, от 1-го июня н. ст. 1853 г.
 (24) Протоколы №№ 13-й и 14-й Парижского конгресса, от 24-го и 25-го марта и. ст. 1856 г.
 (25) Протоколы №№ 10-й и 14-й, от 18-го и 25-го марта н. ст. 1856 г.
 (26) Протоколы: № 2-й, от 28-го февраля; № 5-й, от 6-го марта, и прилож. к протоколу № 10-й, от 18-го марта н. ст. 1856 г.
 (27) Протоколы №№ 6-й и 7-й, от 8-го и 10-го марта н. ст. 1856 г.
 (28) Протокол № 4-й, от 4-го марта н. ст. 1856 г.
 (29) Протокол № 5-й, от 6-го марта н. ст. 1856 г.
 (30) Протокол № 3-й, от 1-го марта н. ст. 1856 г.

 

Трактат, заключенный в Париже, 18-го (30) марта 1856 г.

Ст. I. Со дня размена Ратификаций настоящего Трактата, быть на вечные времена миру и дружеству между Его Величеством Императором Всероссийским с одной, и Его Величеством Императором Французов, ее Величеством Королевою Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии, Его Величеством Королем Сардинским и Его Императорским Величеством Султаном — с другой стороны, между Их Наследниками и Преемниками, Государствами и подданными.
Ст. II. Вследствие счастливого восстановления мира между Их Величествами, земли во время войны завоеванные и занятые Их войсками будут ими очищены.
О порядке выступления войск, которое должно быть учинено в скорейшее по возможности время, постановлены будут особые условия.
Ст. III. Его Величество Император Всероссийский обязуется возвратить Его Величеству Султану город Карс с цитаделью оного, а равно и прочие части Оттоманских владений, занимаемые Российскими войсками.
Ст. IV. Их Величества Император Французов, Королева Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии, Король Сардинский и Султан обязуются возвратить Его Величеству Императору Всероссийскому города и порты: Севастополь, Балаклаву, Камыш, Евпаторию, Керчь-Еникале, Кинбурн, а равно и все прочие места, занимаемые союзными войсками.
Ст. V. Их Величества Император Всероссийский, Император Французов, Королева Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии, Король Сардинский и Султан даруют полное прощение тем из Их подданных, которые оказались виновными в каком либо в продолжение военных действий соучастии с неприятелем.
При сем постановляется именно, что сие общее прощение будет распространено и на тех подданных каждой из воевавших Держав, которые во время войны оставались в службе другой из воевавших Держав.
Ст. VI. Военнопленные будут немедленно возвращены с той и другой стороны.
Ст. VII. Его Величество Император Всероссийский, Его Величество Император Австрийский, Его Величество Император Французов, ее Величество Королева Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии, Его Величество Король Прусский и Его Величество Король Сардинский объявляют, что Блистательная Порта признается участвующею в выгодах общего права и союза Держав Европейских. Их Величества обязуются каждый с своей стороны уважать независимость и целость Империи Оттоманской, обеспечивают совокупным своим ручательством точное соблюдение сего обязательства и вследствие того будут почитать всякое в нарушение оного действие вопросом касающимся общих прав и пользы.
Ст. VIII. Если между Блистательною Портою и одною или несколькими из других заключивших сей Трактат Держав возникнет какое-либо несогласие, могущее угрожать сохранению дружественных между ними сношений, то и Блистательная Порта, и каждая из сих Держав, не прибегая к употреблению силы, имеют доставить другим договаривающимся сторонам возможность предупредить всякое дальнейшее столкновение, чрез свое посредничество.
Ст. IX. Его Императорское Величество Султан, в постоянном попечении о благе своих подданных, даровав фирман, коим улучшается участь их без различия по вероисповеданиям или племенам, и утверждаются великодушные намерения Его касательно Христианского народонаселения Его Империи, и желая дать новое доказательство Своих в сем отношении чувств, решился сообщить договаривающимся Державам означенный, изданный по собственному Его побуждению, фирман.
Договаривающиеся Державы признают высокую важность сего сообщения, разумея яри том, что оно ни в каком случае не дает сим Державам права вмешиваться, совокупно или отдельно, в отношения Его Величества Султана к Его подданным и во внутреннее управление Империи Его.
Ст. X. Конвенция 13 июля 1841 года, коею постановлено соблюдение древнего правила Оттоманской Империи относительно закрытия входа в Босфор и Дарданеллы, подвергнута новому с общего согласия рассмотрению.
Заключенный Высокими договаривающимися сторонами сообразный с вышеозначенным правилом акт прилагается к настоящему Трактату, и будет иметь такую же силу и действие, как если б он составлял неотдельную оного часть.
Ст. XI. Черное море объявляется нейтральным; открытый для торгового мореплавания всех народов вход в порты и воды оного формально и навсегда воспрещается военным судам, как прибрежным, так и всех прочих Держав, с теми токмо исключениями, о коих постановляется в статьях XIV и XIX настоящего договора.
Ст. XII. Свободная от всяких препятствий торговля в портах и на водах Черного моря будет подчинена одним лишь карантинным, таможенным, полицейским постановлениям, составленным в духе, благоприятствующем развитию сношений торговых.
Дабы пользам торговли и мореплавания всех народов даровать все желаемое обеспечение, Россия и Блистательная Порта будут допускать Консулов в порты свои на берегах Черного моря, согласно с правилами международного права.
Ст. XIII. Вследствие объявления Черного моря нейтральным, на основании статьи XI, не может быть нужно содержание или учреждение военноморских на берегах оного арсеналов, как не имеющих уже цели, а посему Его Величество Император Всероссийский и Его Императорское Величество Султан обязуются не заводить и не оставлять на сих берегах никакого военноморского арсенала.
Ст. XIV. Их Величествами Императором Всероссийским и Султаном заключена особая Конвенция, определяющая число и силу легких судов, которые они предоставляют себе содержать в Черном море, для нужных по прибрежию распоряжений. Сия Конвенция прилагается к настоящему Трактату и будет иметь такую же силу и действие, как если В она составляла неотдельную его часть. Она не может быть ни уничтожена, ни изменена без согласия Держав, заключивших настоящий Трактат.
Ст. XV. Договаривающиеся стороны, с взаимного согласия, постановляют, что правила, определенные Актом Конгреса Венского, для судоходства по рекам, разделяющим разные владения или протекающим чрез оные, будут впредь применяемы вполне к Дунаю и устьям его. они объявляют, что сие постановление отныне признается принадлежащим к общему народному Европейскому праву и утверждается Их взаимным ручательством.
Судоходство по Дунаю не будет подлежать никаким затруднениям и пошлинам, кроме тех, которые именно определяются ниже-следующими статьями. Вследствие сего не будет взимаемо никакой платы собственно за самое судоходство по реке и никакой пошлины с товаров, составляющих груз судов. Правила полицейские и карантинные, нужные для безопасности Государств, прибрежных сей реке, должны быть составлены таким образом, чтоб оные сколь можно более благоприятствовали движению судов. Кроме сих правил, свободному судоходству не будет поставляемо никакого рода препятствий.
Ст. XVI. Для приведения в действие постановлений предыдущей статьи, учредится Коммиссия, в коей Россия, Австрия, Франция, Великобритания, Пруссия, Сардиния и Турция будут иметь каждая своего депутата. Сей Коммиссии будет поручено предназначить и привести в исполнение работы, нужные для очистки Дунайских гирл, начиная от Исакчи, и прилегающих к оным частей моря, от песка и других заграждающих оные препятствий, дабы сия часть реки и упомянутые части моря сделались вполне удобными для судоходства.
Для покрытия расходов, нужных как для сих работ, так и на заведения, имеющие целию облегчить и обеспечить судоходство по Дунайским гирлам, будут постановлены постоянные с судов соразмерные с надобностию пошлины, которые должны быть определены Коммиссиею по большинству голосов, и с непременным условием, что в сем отношении и во всех других соблюдаемо будет совершенное равенство относительно флагов всех наций.
Ст. ХVII. Будет также учреждена Коммиссия из членов со стороны Австрии, Баварии, Блистательной Порты и Виртемберга (по одному от каждой из сих держав); к ним будут присоединены и коммиссары трех При-Дунайских княжеств, назначенные с утверждения Порты. Сия Коммиссия, которая должна быть постоянною, имеет: 1, составить правила для речного судоходства и речной полиции; 2, устранить все какого-либо рода препятствия, которые встречает еще применение постановлений Венского Трактата к Дунаю; 3, предположить и привести в исполнение нужные по всему течению Дуная работы; 4, по упразднении общей предназначаемой статьею XVI Европейской Коммиссии, наблюдать за содержанием в надлежащем для судоходства состоянии Дунайских гирл и частей моря, к ним прилегающих.
Ст. ХVIII. Общая Европейская Коммисcия должна исполнить все ей поручаемое, а Коммиссия прибрежная привести к окончанию все работы, означенные в предшедшей статье под №№ 1 и 2, в течении двух лет. По получении о том известия, Державы, заключившие сей трактат, постановят определение об упразднении общей Европейской Коммиссии, и с сего времени постоянной прибрежной Коммиссии передана будет власть, которою дотоле имеет быть облечена общая Европейская.
Ст. XIX. Дабы обеспечить исполнение правил, кои с общего согласия будут постановлены на основании изложенных выше сего начал, каждая из договаривающихся Держав будет иметь право содержать во всякое время по два легких морских судна у Дунайских устьев.
Ст. XX. В замен городов, портов и земель, означенных в статье IV настоящего трактата, и для вящего обеспечения свободы судоходства по Дунаю, Его Величество Император Всероссийский соглашается на проведение новой граничной черты в Бессарабии.
Началом сей граничной черты постановляется пункт на берегу Черного моря в расстоянии на один километр к востоку от соленого озера Бурнаса; она примкнет перпендикулярно к Аккерманской дороге, по коей будет следовать до Траянова вала, пойдет южнее Болграда, и потом вверх по реке Ялпуху до высоты Сарацика и до Катамори на Пруте. От сего пункта вверх по реке прежняя между обеими Империями граница остается без изменения.
Новая граничная черта должна быть означена подробно нарочными коммиссарами договаривающихся Держав.
Ст. XXИ. Пространство земли, уступленное Россиею, будет присоединено к Княжеству Молдавскому под Верховною властию Блистательной Порты.
Живущие на сем пространстве земли будут пользоваться правами и преимуществами, присвоенными Княжествам, и в течении трех лет им дозволено будет переселяться в другие места и свободно распорядиться своею собственностию.
Ст. XXII. Княжества Валахское и Молдавское будут под Верховною Властию Порты и, при ручательстве договаривающихся Держав, пользоваться преимуществами и льготами, коими пользуются ныне. Ни которой из ручающихся Держав не предоставляется исключительного над оными покровительства. Не допускается никакое особое право вмешательства во внутренние дела их.
Ст. XXIII. Блистательная Порта обязуется оставить в сих Княжествах независимое и национальное управление, а равно и полную свободу вероисповедания, законодательства, торговли и судоходства.
Действующие ныне в оных законы и уставы будут пересмотрены. Для полного соглашения касательно сего пересмотра, назначена будет особая Коммиссия, о составе коей Высокие договаривающиеся Державы имеют условиться. Сия Коммиссия должна без отлагательства собраться в Бухаресте; при оной будет находиться Коммиссар Блистательной Порты.
Сия Коммиссия имеет исследовать настоящее положение Княжеств и предложить основания их будущего устройства.
Ст. XXIV. Его Величество Султан обещает немедленно созвать в каждой из двух областей нарочный для того Диван, который должен быть составлен таким образом, чтобы он мог служить верным представителем польз всех сословий общества. Сим Диванам будет поручено выразить желания народонаселения касательно окончательного устройства Княжеств.
Отношения Коммиссии к сим Диванам определятся особою от Конгреса инструкциею.
Ст. XXV. Приняв мнение, которое будет представлено обоими Диванами, в надлежащее соображение, Коммиссия немедленно сообщит в настоящее место заседания конференций результаты своего собственного труда.
Окончательное соглашение с Верховною над Княжествами Державою должно быть утверждено Конвенциею, которая будет заключена Высокими договаривающимися сторонами в Париже, и Хатти-Шерифом, согласным с постановлениями Конвенции, дано будет окончательное устройство сим областям при общем ручательстве всех подписавшихся Держав.
Ст. XXVI. В Княжествах будет национальная вооруженная сила, для охранения внутренней безопасности и обеспечения безопасности границ. Никакие препятствия не будут допускаемы в случае чрезвычайных мер обороны, которые, с согласия Блистательной Порты, могут быть приняты в Княжествах для отражения нашествия извне.
Ст. XXVII. Если внутреннее спокойствие Княжеств подвергнется опасности или будет нарушено, то Блистательная Порта войдет в соглашение с прочими договаривающимися Державами о мерах, нужных для сохранения или восстановления законного порядка. Без предварительного соглашения между сими Державами не может быть никакого вооруженного вмешательства.
Ст. XXVIII. Княжество Сербское остается как прежде под Верховною властию Блистательной Порты, согласно с Императорскими Хатти-Шерифами, утверждающими и определяющими права и преимущества оного при общем совокупном ручательстве договаривающихся Держав.
Вследствие сего, означенное Княжество сохранит свое независимое и национальное управление и полную свободу вероисповедания, законодательства, торговли и судоходства.
Ст. XXIX. Блистательная Порта сохраняет определенное прежними постановлениями право содержания гарнизона. Без предварительного соглашения между Высокими договаривающимися Державами не может быть допущено никакое вооруженное в Сербии вмешательство.
Ст. XXX. Его Величество Император Всероссийский и Его Величество Султан сохраняют в целости владения свои в Азии, в том составе, в коем они законно находились до разрыва.
Во избежание всяких местных споров, линии границы будут поверены и в случае надобности исправлены, но таким образом, чтоб от сего не могло произойти никакого в поземельном владении ущерба, ни для той, ни для другой стороны.
На сей конец, немедленно по восстановлении дипломатических сношений между Российским Двором и Блистательною Портою, послана будет на место составленная из двух Коммиссаров Российских, двух Коммиссаров Оттоманских, одного Коммиссара Французского и одного Коммиссара Английского, Коммиссия. Она должна исполнить возлагаемое на нее дело в продолжение восьми месяцев, считая со дня размена ратификаций настоящего Трактата.
Ст. XXXI. Земли, занятые во время войны войсками Их Величеств Императора Австрийского, Императора Французов, Королевы Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии и Короля Сардинского, на основании Конвенций, подписанных в Константинополе 12 марта 1854 года между Франциею, Великобританиею и Блистательною Портою, 14 июня того же года между Блистательною Портою и Австриею, и 15 марта 1855 года между Сардиниею и Блистательною Портою, будут очищены после размена ратификаций настоящего Трактата в скорейшее но возможности время. Для определения сроков и средств исполнения сего, имеет последовать соглашение между Блистательною Портою и Державами, коих войска занимали земли ее владений.
Ст. XXXII. Доколе Трактаты или Конвенции, существовавшие до войны между воевавшими Державами, не будут возобновлены или заменены новыми Актами, взаимная торговля, как привозная, так и отвозная, должна производиться на основании постановлений, имевших силу и действие до войны, и с подданными сих Держав, во всех других отношениях, поступаемо будет наравне с нациями, наиболее благоприятствуемыми.
Ст. XXXIII. Конвенция, заключенная сего числа между Его Величеством Императором Всероссийским с одной и Их Величествами Императором Французов и Королевою Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии с другой стороны, относительно островов Аландских, прилагается и остается приложенною к настоящему трактату и будет иметь такую же силу и действие, как если б оная составляла неотдельную часть его.
Ст. XXXIV. Настоящий Трактат будет ратификован и Ратификации оного будут разменены в Париже в течении четырех недель, а если можно и прежде.

Статья дополнительная и временная.

Постановления подписанной сего числа Конвенции о проливах не будут применяемы в военным судам, кои воевавшими Державами употреблены будут для вывода морским путем войск их из земель, ими занимаемых. Сии постановления войдут в полную силу, как только сей вывод войск будет приведен к окончанию.
В Париже, в 30-день Марта 1856 года.

Конвенция касательно проливов Дарданелл и Босфора.

Ст. I. Его Величество Султан, с одной стороны, объявляет, что Он имеет твердое намерение соблюдать на будущее время постановления, неизменно принимавшиеся как древнее правило Его Империи, в силу коего всегда было воспрещаемо военным судам Держав иностранных входить в проливы Дарданелл и Босфора, и что доколе Порта будет находиться в мире, Его Величество не допустит никакого иностранного военного судна в означенные проливы.
А Их Величества Император Всероссийский, Император Австрийский, Император Французов, Королева Соединенных Королевств Великобритании и Ирландии, Король Прусский и Король Сардинский, с другой стороны, обязуются уважать сие решение Султана и сообразоваться с вышеизъясненным правилом.
Ст. II. Султан предоставляет себе, как и прежде, выдавать Фирманы для прохода легких под военным флагом судов, которые будут употребляемы, по существующему обыкновению, при миссиях дружественных с Портою Держав.
Ст. III. То же самое изъятие допускается в отношении к легким под военным флагом судам, которые каждая из договаривающихся Держав имеет право содержать при устьях Дуная, для обеспечения исполнения постановлений о свободе судоходства по сей реке, и коих число не должно превышать двух для каждой Державы.
Ст. IV. Настоящая Конвенция, приложенная к общему Трактату, подписанному сего числа в Париже, будет ратификована и ратификации оной будут разменены в течении четырех недель, а если можно и прежде.

Конвенция о русских и турецких военных судах в Черном море.

Ст. I. Высокие договаривающиеся стороны взаимно обязуются не иметь в Черном море иных военных судов, кроме тех, коих число, сила и размеры определены, как ниже следует.
Ст. II. Высокие договаривающиеся стороны предоставляют Себе содержать каждая по шести в означенном море паровых судов в 50 метров длины по ватерлинии, вместительностию не свыше 800 тонн; и по четыре легких паровых или парусных судна, коих вместительность не должна превышать 200 тонн в каждом.
Ст. III. Настоящая Конвенция, приложенная к общему Трактату, подписанному сего числа в Париже, будет ратификована, и ратификации оной будут разменены в течении четырех недель, а если можно и прежде.

Конвенция об Аландских островах.

Ст. I. Его Величество Император Всероссийский, согласно с желанием, изъявленным Ему Их Величествами Императором Французов и Королевою Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии, объявляет, что Аландские острова не будут укрепляемы ни что на оных не будет содержимо, ни вновь сооружено никакого военного или морского заведения.
Ст. II. Настоящая Конвенция, приложенная к общему Трактату, подписанному сего числа в Париже, будет ратификована, и ратификации оной будут разменены в течении четырех недель, а если можно и прежде.



Кругом марш!

Содержание
© 2003 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Смотрите balkonpk.kiev.ua обшивка балконов цена.  

Площадка предоставлена компанией СЦПС Рейтинг@Mail.ru